Из истории мыловаренного ремесла в Азербайджане


Ариф Мустафаев

Традиционное мыловаренное ремесло в свое время занимало важное место среди ремесленных производств средневекового Азербайджана. Вплоть до возникновения промышленного производства в конце XIX – начала XX века мелкотоварное мыловаренное ремесло было распространено достаточно широко.

Мыловарни действовали главным образом в городах и крупных селениях, причем в них работали в основном мужчины. Кроме того, в некоторых населенных пунктах женщины варили мыло в отдельных домашних хозяйствах для нужд семьи. Они иногда продавали излишки мыла на рынке.

Отметим, что культура опрятности, мытья и купания существует в Азербайджане с глубокой древности, а с распространением ислама она претерпела дальнейшее развитие, широкое распространение получили домашние и общественные бани, появились специальные банные принадлежности и банные профессии, вошел в обиход обычай омовения перед едой и молитвой.

Известно, что в соответствии с нормами шариата покойника надлежит омыть перед похоронами. Есть все основания предполагать, что именно с распространением ислама и введением в повседневный обиход норм шариата связано распространение в Азербайджане мыловаренного ремесла.

Впрочем, еще в доисламский период в Азербайджане были известны растения, содержащие щелочные вещества и в силу этого пригодные для изготовления моющих составов. Вплоть до самого недавнего прошлого было достаточно распространено использование в экстремальных случаях некоторых щелочесодержащих солянок в качестве моющих средств.

Так, в тяжелые годы второй мировой войны, в условиях острого дефицита предметов первой необходимости, включая и мыло, преимущественно в сельской местности широко использовались глина «гилабы», негашеная известь, пепельная вода, а также такие растения, как полынь, мыльнянка, солянка содоносная. Многие женщины мыли голову пепельной водой, а популярным средством стирки служила полынь. Минеральная глина «гилабы», отличающаяся сильной щелочностью, широко использовалась как для умывания, так и стирки.

В старину покупали или заказывали у медников специальные сосуды для хранения гилабы. Помимо этого, в некоторых этнографических зонах Азербайджана гилабы использовался также для покраски стен и земляных полов домов из сырцового кирпича. Такая работа проводилась, как правило, накануне праздника Новруз и служила своего рода продолжением предпраздничной уборки по дому, придавая интерьеру жилья по-праздничному нарядный вид.

Посуда и инвентарь для мыловарения: медные и чугунные котлы, бочка, печь (горн), бачонка

Известь, используемая больше в качестве строительного материала, обладает также отбеливающими, разъедающими, моющими и антибактериальными свойствами. Кроме того, дровяная пепель тоже, обладая щелочностью, имеет разъедающие свойства, и в силу этого использовалась, а местами и используется, в качестве моющего средства.

Как уже отмечалось, в прошлом в Азербайджане в качестве моющего средства, особенно для стирки, широко использовались стебли и корни полыня, солянок и мыльнянки, содержащие щелочи. Поэтому при возникновении мыловаренного производства указанные природные средства послужили основными компонентами. Для изготовления мыла перечисленные растения, в большом количестве растущие на полупустынных засоленных равнинах, в конце лета собирали, сушили, а затем складывали в неглубокие воронки и медленно жгли.

При этом в нижних слоях очага образовывалась смола, которая под влиянием горящей вверху растительной массы каменела и давала соду. Образовавшиеся округлые сгустки сырой соды (поташа), получившие название «Сальянской соды» или «солянкового камня», «Гала Дашы» везли в города и села, в которых действовали мыловаренные мастерские, и сбывали там по весу. По мнению специалистов, «солянковый камень» по химическому составу на 55% состоял из растворимых, а на 45% нерастворимых химических веществ.

В свою очередь, растворимые вещества в его составе на 38% состояли из карбоната натрия. Другим важным компонентом мыла служил жир. Мыловаренные мастерские покупали коровий, бараний и козий жир обычно у мясников, а индивидуальные мыловары – у трактирщиков, шашлычников и др., или же собирали с домашних пищевых отходов. При изготовлении мыла козий жир служил непременным компонентом, поскольку придавал конечному продукту мягкость. Обычно жир добавляли к щелочной массе в обычном или в расплавленном состоянии.

Между специализированными мыловаренными мастерскими и индивидуальными мыловарами, как правило, домохозяйками, существенных различий в технологии, орудиях труда и источниках снабжения сырьем не было. Владельцы мастерских работали при помощи учеников и подмастерьев, а домохозяйкам при изготовлении мыла отчасти помогали члены семьи. И те, и другие закупали сырье – солянковый камень, жир, негашеную известь.

Мастерские обычно помещались во флигеле или пристройке во дворе мастера, иногда под навесом. И в мастерских, и в домохозяйствах мыло варили в специальных медных или чугунных котлах, установленных на кирпичных печах, которые напоминали красильные печи. Вокруг такой печи ставили большую бочку и несколько бочонков поменьше, в которых готовился щелочной раствор, а также таган. При этом таган имел такой же диаметр, что и котел, и во время кипения мыла этим таганом собирали пену с края котла. В небольшие бочонки разливали щелочной раствор, или запас воды.

Посуда и инвентарь для мыловарения: кувшины

Помимо этого, внутри поверхности печи ставили несколько медных котелков, глиняные сосуды, куда переливали отстоявшийся в большой бочке щелочной раствор, а также кувшин, стеклянную банку, горшок и другие сосуды, использовавшиеся в качестве формы. Кроме того, здесь же ставили несколько корыт, кадок, медных мисок. В работе использовались два-три глубоких половника с длинной рукояткой. Орудия труда состояли из лопаты, кирки, топора, молотка, а также двучашных ручных весов и гирь для взвешивания сырья и готовой продукции.

В отношении технологий и орудий труда мыловаренного промысла между отдельными регионами Азербайджана имелись некоторые различия, но соотношение компонентов сырья выдерживалось одно и то же. Так, при приготовлении щелочного раствора «солянковый камень» и негашеную известь смешивали везде в соотношении два к одному.

Скажем, в мастерских Шуши на 6 пудов «солянкового камня» добавляли 3 пуда негашеной извести. Полученная смесь, которую именовали отстоем, размешивали в бочке, корыте или другом сосуде, а некоторые прямо на земле лопатой, после чего собирали в специальную бочку с сливной креной и заливали водой. В Гяндже перемешивали 5 пудов поташа и 2,5 пуда негашеной извести, а затем добавляли воды и получали щелочной раствор.

Технологически процесс изготовления мыла состоял из ряда этапов. После заготовки сырья приступали к приготовлению щелочного раствора, для чего вначале измельчали «солянковый камень» с помощью кирки, молотка или обратной стороной топора, а затем добавляли негашеную известь и поливали водой, тщательно перемешивая лопатой. Как правило, поташ и известь размешивали на участке 1-2 квадратных метрах, после чего оставляли для выщелачивания на сутки.

В Гяндже же было принято насыпать поташ и известь прямо в бочку с водой и время от времени размешивать лопатой с короткой рукояткой в течение 2-3 суток. Во избежание сохранения в щелочном растворе вредных примесей из поташа и извести на дно бочки стелили рогожу, а для слива готового щелочного раствора проделывали отверстие в нижней части бочки чуть повыше этой рогожи.

В Шеки и Шуше смесь из поташа и извести спустя сутки лопатой переносили в бочку со специальным отверстием у дна и заливали водой. После выщелачивания смеси образовывался едкий натр, необходимый для изготовления мыла. Щелочной раствор через отверстие в бочке переливали в глиняную или деревянные сосуды, а затем в медный или чугунный котел, установленный на печи, в который предварительно заливали жир. Обычно медные котлы имели емкость от 2 до 5 ведер, а чугунные – 15-20 ведер, так что в чугунном котле можно было сварить до 5 пудов мыла.

Посуда и инвентарь для мыловарения: лоток, кадка, корыто, горшок, кувшины, подойник, чаша, кочерга, лопаты, заступ, кирка, молоток, совок, мешок, топор

Небольшие медные котлы использовались в домашних хозяйствах, а большие чугунные – в мастерских. Вторым и решающим этапом технологического процесса было превращение разлитого в котел жира под воздействием щелочи в жидкое мыло.

Для этого, залив в котел жир и щелочной раствор, разводили огонь в печи под котлом. Вскипевший щелочной раствор растапливал жир, который в течение 2-3 суток, закипев, приобретал свойства жидкого мыла. В первые сутки кипения пенистый мыльный раствор снимали специальным половником. Под верхним слоем, который приобретал свойства настоящего мыла, оказывался более толстый и густой слой черного цвета, который выбирали половником и наливали на положенную горизонтально гладкую доску.

Здесь продукт, именовавшийся «лыга», остывал и превращался в мыло низшего качества, которое обычно покупали бедные люди для стирки. Оставшуюся после выборки «лыга» щелочно-жировую массу еще несколько раз кипятили до тех пор, пока она не превращалась в мыло достаточно густое, чтобы налипать на палец. После указанных операций на дне котла оставался утративший щелочные свойства осадок, который выбрасывали.

В Шеки для того, чтобы туалетное мыло получилось синего цвета, добавляли в раствор немного синьки. Хозяйственное же мыло изготовляли в своем естественном цвете.

Как правило, сгустившуюся мыльную массу заливали в сосуды с широким горлом, сужающиеся книзу – кувшины, корыта и др. Остыв и затвердев, мыло принимало форму урезанного конуса. Незадолго до полного затвердевания мыло извлекали из формы и разрезали на куски тонкой проволокой длиной в пол-аршина с прикрепленными на концах деревянными черенками.

Готовое мыло везли на рынок и продавали на вес – как правило, гривенниками, взвешивая на ручных весах. Однако люди состоятельные покупали годовой запас разом, пудами. В каждом городе были свои известные мастера-мыловары, пользовавшиеся авторитетом и уважением.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.