Из истории Дербента в XVIII веке


Т.Мустафазаде, О.Назаралиев

В XVII и первой половине XVIII века Дербент являлся султанатом. Как стратегический и политический рубеж между двумя державами – Россией и Сефевидским государством и как укрепленный город, стоявший на стыке Азербайджана и Дагестана, Дербент продолжал сохранять свое значение.

В начале XVIII века Дербент входил в состав государства Сефевидов, которое находилось на грани распада. В этот период Российская и Османская империи стремились установить своё господство в Азербайджане, т. к. он имел первостепенное стратегическое значение, находясь на Кавказском перешейке, соединяющем Европу и Азию. Через Азербайджан пролегали важнейшие военностратегические и торговые пути, здесь находились морские порты, необходимые России для выхода в восточные страны.

В начале XVIII в. Каспийское море было единственным южным морем, к которому Россия имела свободный доступ. Пётр I хотел превратить Россию в посредника в торговле между Востоком и Западом. Он стремился использовать богатства и природные ресурсы прикаспийских стран для удовлетворения всех потребностей своего государства. Пётр хотел завоевать прикаспийские провинции и по мере возможности закрепиться на Южном Кавказе и продвигаться в Иран.

Посольство Волынского (1716-1718) имело своей целью изучение юго-западного побережья Каспия и военно-политической обстановки в Прикаспии. По возвращении в Россию, описав критическое положение Сефевидского государства, Волынский предложил Петру I немедленно начать военные действия с целью овладения прикаспийским побережьем, т. к. по его мнению, сефевидская империя распадается, и Россия может малыми силами захватить часть её территории.

В 1719-1720 гг. для изучения Каспийского моря была направлена экспедиция под начальством капитан-лейтенанта Карла фон Вердена и лейтенанта Фёдора Соймонова, которые особое внимание уделили Дербенту, Баку, Ниязабаду и устью Куры. Пётр I вплотную приступил к подготовке похода, как только завершилась Северная война. Предполагалось начать военные действия летом 1723 г.

В 1721 г. был завоёван город Шемаха и в результате были убиты русские купцы, находившиеся в городе. В марте 1722 г. было получено известие о поражении шахских войск под Исфаганом от афганских повстанцев под предводительством Мирмахмуда. Пётр I, опасаясь, что Османская империя, узнав об этом, начнёт военные действия по захвату сефевидского наследства, тем самым, опередив Россию, не завершив полностью необходимых приготовлений, в середине мая 1722 г. во главе гвардии, вместе со своей супругой, отправился из Москвы и 15 июня прибыл в Астрахань.

В связи с приближением русских войск, в Дербенте образовались 2 группировки. Первая, руководимая влиятельным феодалом Арслан беком, предлагала открыть ворота города перед отрядами кайтагского уцмия и Гаджи Давуда и с их помощью организовать сопротивление русской армии. Вторая, возглавляемая Имам гули беком, наибом города, считала бессмысленным сопротивление намного превосходящим силам русских и надеялась, что российская протекция оградит город от бесчисленных нападений со стороны горских и ширванских феодалов.

По пути к Дербенту Пётр I получил письмо Имам гули бека и других жителей Дербенда, выражавших своё положительное отношение к предстоящему приходу русских в город. По указанию Петра Дербентским жителям в ответ была послана грамота, в которой им была обещана «императорская милость».

Одновременно Пётр I отправил полковника Наумова с отрядом солдат в Дербент, чтобы подготовить беспрепятственное вступление основных сил русской армии в город. С этой же целью Наумов соединился с Ф. Соймоновым, который командовал 271 солдатом, прибывшим на судах. Они вошли и расположились в Дербенте. 23 августа 1722 года Петр I торжественно въехал в Дербент, где наиб преподнес ему ключи от города. Пётр I подтвердил Имам-гули бека в должности и пожаловал ему чин генерал-майора Дербентской милиции.

Таким образом, в 1722 году в результате похода Петра I Дербент был включен в состав Российской империи. После занятия Дербента русскими войсками султанат был ликвидирован, и на его месте образовалась Дербентская провинция, управлявшаяся комендантом, назначаемым из числа русских офицеров. Первым комендантом Дербента был полковник Юнгер. Во главе же гражданских властей провинции стоял Дербентский наиб.

Русские власти сохранили прежнее административно-территориальное управление в прикаспийских провинциях, лишь передав верховную военно-политическую власть в них русским офицерам.

По мере завоевания прикаспийских провинций русское правительство приступило к укреплению существующих крепостей и строительству новых, увеличению в них воинского контингента. Было решено ускорить и сооружение крепостных стен Дербента и с этой целью отправить туда рабочую силу, набранную в России, но состоявшую в основном из представителей неславянских народов.

Стремясь превратить прикаспийские провинции в сырьевой придаток России, Пётр I уделял большое внимание экономическому освоению захваченных территорий и строил в их отношении широкие планы. Так, будучи в Дербенте, он был восхищён местными виноградными посадками и, желая улучшить здесь виноделие, приказал выписать опытного мастера из Венгрии. Чтобы наладить создание виноградных плантаций и расширить производство вина, из Венгрии специально был приглашён известный винодел – майор Туркул. Благодаря участию иностранных мастеров в Дербенте стали изготавливать улучшенные сорта белого и красного вина.

Феодальные налоги и повинности, существовавшие при сефевидах, были сохранены российскими властями.

Одновременно с военными действиями Пётр I стремился дипломатическим путём добиться от шаха признания за Россией прикаспийских провинций. Русский консул при сефевидах Аврамов встретился с Тахмасибом и предложил ему военную помощь России в обмен на прикаспийские провинции. 12 сентября 1723 г. в Петербурге был заключен договор, состоявший из 5 статей. Согласно этому договору Россия обещала сефевидскому престолу военную помощь; взамен Россия получала в «вечное владение» города Дербент и Баку со всеми прилегающими к ним землями, а также Гилян, Мазандаран и Астрабад.

Поход Петра I в Прикаспий резко обострил османо-русские противоречия в Южном Кавказе. Пётр I стремился убедить Османскую империю, что поход русских предпринимается только для наказания Гаджи Давуда. Таким образом, Россия стремилась к завоеванию прикаспийских провинций сефевидской державы, стараясь в то же время не допустить территориальных приобретений Османской империи в Южном Кавказе и Иране, т. к. она не желала иметь общих границ с Османской империей. Россия, которая только что окончила долголетнюю войну со Швецией, не хотела вступать в новую войну с таким сильным противником.

Только вывод Петром I основных сил из Прикаспия успокоил османское командование, тем самым на время снял остроту османо-русского конфликта. Турецкая сторона требовала, чтобы Россия оставила города Дербент и Баку, а также дагестанские земли, т. к. она на побережье Каспийского моря никаких прав не имеет, но Россия отказалась их выполнять.

Пётр I стремился ни в коем случае не допустить Османскую империю к берегам Каспийского моря и потому готов был ради этого начать войну. Турция, узнав о Петербургском договоре, объявила, что Тахмасиб ещё не является шахом, поэтому этот договор недействителен. 27 июня 1724 г. после долгих и трудных переговоров был, наконец, подписан русско-турецкий договор в Стамбуле, состоявший из 6 пунктов. Во вводной части говорилось, что поскольку, Мирмахмуд, взяв столицу сефевидского государства – город Исфаган, заключил в тюрьму шаха Султана Хусейна с его детьми, то Османская империя отправляет войска для занятия пограничных с ней земель, а Россия занимает Дербент и Баку. Подтверждался договор, заключённый в Петербурге.

Согласно III статье договора вся Восточная Грузия и большинство территорий Азербайджана, в том числе Ордубад, Тебриз, Гянджа, Меренд, Марага, Урмие, Чорос, Салмас, Карабах, Барда, Нахчевань, Хамадан, Гум и Кирманшах достались Османской империи. Этот договор был определённым успехом русской дипломатии. Россия, хотя и согласилась на захват Османской империей большей части Южного Кавказа, но вместе с тем, добилась признания за ней прикаспийских провинций. Тем самым она дипломатическим путём временно обезопасила юго-восточные границы от возможной турецкой экспансии и получила выход на каспийский морской торговый путь, что имело для России очень важное значение. Договор на время предотвратил опасность войны между двумя империями на территории Азербайджана.

С возрождением и укреплением государства под властью Надир шаха, оно, естественно, сделало попытку вернуть владения бывшей Сефевидской державы. В это время положение России было очень тяжёлым и поэтому русское правительство стало тяготиться прикаспийскими провинциями – военное присутствие там становилось слишком обременительным. К тому же успехи шахских войск позволяли надеяться, что в случае возвращения прикаспийских территорий Ирану, они не достались бы давнему сопернику России – Османской империи. Россия, узнав о том, что готовиться подписание османо-иранского договора и опасаясь, что Иран может объединиться с Османской империей, поспешно договорилась с шахом.

21 января 1732 г. в Реште был заключён русско-иранский договор. В течение 5 месяцев после ратификации договора Россия обязывалась передать Ирану гилянские, астаринские и другие земли южнее Куры. В отношении провинций, расположенных севернее р. Куры, была достигнута договорённость об их возврате Ирану только после того, как шах вернёт себе все бывшие владения Сефевидов занятые Османской империей. В III статье договора шах в знак благодарности разрешал русским купцам беспошлинную торговлю в Иране и Азербайджане.

Завоевание Россией прикаспийских провинций являлось лишь промежуточным звеном в его далеко идущих планах, в частности – предотвратить возможное проникновение Османской империи через Каспийское море в Поволжье, захватить весь Южный Кавказ и Западный Иран, установить торговые связи с Индией и т.п. К началу 30-х гг. некоторые из этих задач (предотвращение турецкой экспансии) были решены, выполнение же остальных для того периода представлялось нереальным.

В то время Россия не имела достаточных ресурсов и возможности для успешной борьбы и с Османской империей, и Ираном. Расходы по содержанию оккупированных провинций были в 4 раза больше чем доходы казны от этих земель.

Находившийся при Надире русский посол С. Голицын всячески подстрекал его к военным действиям против турок. Россия, стремясь побудить Иран к продолжению войны с Османской империей, уступила и остальные прикаспийские провинции, захваченные, ею после 1722 г. 10 (21) марта 1735 г. в день Новруза в лагере Надира был подписан договор между иранским правительством и находившимся здесь русским послом С. Голицыным. Согласно этому договору Россия обязывалась оставить Баку через 2 недели, а Дербент – через 2 месяца после его подписания. Было оговорено, что эти города ни в коем случае не должны попасть в руки третьей державы.

Пётр I в Дербенте

Кроме того, Россия признавала власть Ирана над дагестанскими владениями. В свою очередь Надир разрешил беспошлинную торговлю русских купцов в подвластных ему землях, открытие российских консульств в Иране и Азербайджане.

Получив Дербент, Надир восстановил здесь должность султана. Оставив в завоеванных городах Южного Кавказа своих ставленников Надир шах в 1736 г. покинул территорию Азербайджана, но сразу после его ухода здесь поднялось вооруженное восстание с участием и местных феодалов. Прежний правитель Ширвана Мурад Султан, заключив союз с Сурхай ханом, во главе большого войска подошёл к Дербенту, где в то время имел свою резиденцию назначенный Надир шахом правитель Ширвана Мехдигули хан. Сражение закончилось победой султана Мурада, который объявил себя правителем Ширвана. Спустя некоторое время восстание в Дербенте было подавлено, а Мурад Султан по приказу Надира был казнён. Наджаф султан был назначен правителем Дербента.

Безусловно, в результате непрерывных военных походов иранской армии сопровождавшихся ограблением деревень и разорением посевов, сильно пострадало сельское хозяйство Азербайджана. Во многих деревнях и округах оставались заброшенные земли, сократилась урожайность, царила дороговизна. Воцарению беспорядка в стране, значительному ослаблению позиций центральной власти на местах способствовало продолжительное отсутствие Надир шаха в столице.

Население тех мест, в которых не происходили военные столкновения, страдало не меньше, чем население, находившееся на территории военных действий из-за непосильных налогов. Вместе с тем к концу XVII – началу XVIII века в ряде стран Ближнего и Среднего Востока, и в частности в Азербайджане, усилилось крупное феодальное землевладение, что способствовало развитию центробежных стремлений феодалов, политическому дроблению персидского государства.

Сухопутные караванные дороги, пролегавшие через страны Передней Азии, к XVIII веку почти утратили своё былое значение. Упадок внутренней и международной торговли привёл к снижению коммерческих оборотов, к ослаблению связей азербайджанских городов с Ираном. В Дербенте и других городах усилились стремления к экономической и политической независимости от центральной власти. Все эти факторы, способствуя ослаблению и распаду персидского государства, создавали предпосылки для образования небольших феодальных государств-ханств в Азербайджане.

После смерти Надир шаха его государство быстро распалось. Период существования азербайджанских ханств охватывает вторую половину XVIII – первую четверть XIX века.

В середине XVIII века Дербент, как и остальные части Азербайджана, освободился от власти Ирана. Получив в 1747 году известие о смерти Надир шаха, Дербентцы изгнали Мухаммед Али хана и правителем вновь избрали сына Имам гули бека Мухаммед Хусейн хана. Дербентский султанат был преобразован в ханство. Оно граничило на севере с Кайтагом, на юге с Кубинским ханством, на западе с Табасараном, а на востоке с Каспийским морем.

Столица ханства, город Дербент, как укреплённое место, сохранял своё значение во время междоусобной войны феодалов. Он был окружён высокими стенами, на стенах с бойницами высились башни, расположенные на небольшом расстоянии друг от друга. Воины могли успешно обороняться, скрываясь в многочисленных бастионах, примыкавших к стенам, построенным из больших камней или ракушечника, хорошо обтесанных снаружи и настолько крепких, что пушечные ядра не пробивали их, а оставляли лишь свои «отпечатки». Вокруг города были расположены крепкие бастионы с наклонными отверстиями для стрельбы или метания камней и факелов на врагов.

При приближении врага по сигналу из верхней цитадели – Нарынкала все ворота запирались, и город превращался в неприступную крепость. В мирное время в каждых воротах сидели сборщики, собиравшие пошлины в пользу ханской казны. Дербент делился на четыре части: верхнюю, две средних и нижнюю. В верхней части города, называвшейся Нарынкала, был расположен ханский дворец, украшенный живописью и орнаментом. В нём находились роскошные комнаты и дворы, посреди которых находился широкий восьмиугольный бассейн.

В Нарынкале размещалось войско, оборонявшее город. Это была неприступная цитадель, построенная в виде треугольника, в которой жили члены ханской семьи, придворная феодальная знать и служилые люди. Вдоль стен её стояло 9 башен. Цитадель занимала господствующее положение над городом. В ней был устроен подземный ход. В подвалах башен хранились порох и артиллерийские материалы. Около цитадели находился источник питьевой воды Ханбулаги, а на территории самого дворца – два громадных колодца, снабжавших население водой в случае осады. Вода в город была проведена с гор с помощью подземных труб.

В средней части Дербента жила основная масса горожан – ремесленники, торговцы и другие податные слои населения. Малонаселённая нижняя часть города, называвшаяся Дубары, простиралась до самого моря.

Во главе государства стоял хан, который издавал законы, творил высшую судебную власть. Ему принадлежало верховное командование войсками, которое состояло из личной ханской гвардии, дружин феодалов, отрядов наёмников.

Как и все остальные азербайджанские ханства, Дербентское ханство образовалось в результате распада государства Надир шаха и являлось независимым феодальным государством.

В 1759 г. Дербент был присоединён к Губинскому ханству благодаря умелой политике Фатали хана, поставившего перед собой цель создания централизованного азербайджанского государства. После присоединения Дербента значение Губинского ханства в политической жизни региона значительно возросло. Город Дербент, управляемый наибом, стал одним из политических и административных центров Губинского ханства, надежной опорой объединительной политики Фатали хана.

После этого территория владений Фатали хана на севере стала непосредственно граничить с Каракайтагом. А уцмий Каракайтага Амир Хамза, хотя и оказал большую помощь губинскому хану в присоединении Дербента к своим владениям, был очень неудобным, беспокойным соседом. Фатали-хан решил с ним породниться и женился в 1766 году на его сестре Туту Бике, пообещав в свою очередь выдать за уцмия свою сестру Хадидже-бике. Однако не выполнил своего обещания и выдал её за бакинского правителя Мелик Мухаммед-хана. Это в дальнейшем привело к длительной вражде между Фатали ханом и Амир Хамзой.

В 70-е гг. XVIII в. почти половина территории Северного Азербайджана находилась под властью Фатали хана. Обеспокоенные усилением Губинского ханства противники Фатали хана образовали два феодальных блока, направленных против него. В эти блоки вошли враждебные Фатали хану азербайджанские и дагестанские правители. Они нанесли губинскому хану несколько поражений. В результате этого в середине 1774 г. Амир Хамза осадил Дербент. Эта осада длилась более 9 месяцев. Его сестра Туту Бике, являвшаяся правительницей Дербента, в течение этого времени мужественно обороняла город.

В этих условиях, ослабленный действиями антигубинских блоков, Фатали хан был вынужден попросить помощи у России. Смерть российского академика Самуила Гмелина в плену у каракайтагского уцмия Амир Хамзы послужила причиной для России вновь попытаться подчинить Дербент своему влиянию. Бесчинства уцмия в отношении членов экспедиции Российской Академии Наук давали повод для вторжения русских войск во владения уцмия, граничащие непосредственно с Дербентским ханством.

Поэтому российское правительство в марте 1775 г. отправило генерала де Медема, который разбил войско Амир Хамзы и тем самым освободил город от осады. После этого русские войска вошли в Дербент. Недовольная этим Турция потребовала у России незамедлительно вывести войска из Дербента. Екатерина II весной 1776 г. отозвала генерала де Медема из Дербента. Таким образом, экспедиция была полностью провалена.

После смерти Фатали – хана (1789), ханом стал его старший сын Ахмед. Вскоре после его смерти в 1791 г. к власти пришёл его брат Шейхали хан. Период его правления был переполнен политическими перипетиями, связанными с агрессией России, Ирана и Турции в Азербайджане.

В этот период активизировались действия Ага Мухаммед хана, который хотел овладеть Северным Азербайджаном, в особенности Дербентом и Баку. С целью осуществления своих планов он в 1795 г. выступил в поход в Северный Азербайджан. Обеспокоенная этим Россия, которая сама преследовала те же самые цели в отношении региона, отправила отряд под командованием генерала Ивана Савельева. Однако эти силы были явно недостаточны для претворения в жизнь обширных планов России по укреплению своих позиций в бассейне Каспийского моря и на всем Южном Кавказе. Поэтому российский кабинет в начале 1796 г. начал подготовку к крупному походу в Азербайджан.

Главнокомандующим войсками был назначен генерал-поручик Валериан Зубов. Общая численность русских войск достигала 21 тыс. человек. Основной целью похода являлось овладение Дербентом. Шейхали хан, узнав о походе, начал готовить город к обороне. 30 апреля 1796 г. Зубов соединился с отрядом Савельева, а 1 мая отправил своего посланника с требованием сдаться, но Шейхали хан ответил отказом.

Однако, несмотря на сопротивление, которое жители Дербента оказали русским войскам, 10 мая 1796 г. город был взят русскими. Этому также способствовало то, что Шейхали хан для того чтобы сохранить жизнь своим поданным и уберечь город от разрушения, решил сдать город русским войскам. Во избежание непредвиденных случаев со стороны населения по приказу Зубова у жителей было изъято всё их оружие (11 тыс. ружей), что доказывает, что Дербентцы были серьёзно подготовлены к оказанию отпора врагу.

Шейхали -хан был отстранён от власти, а управление ханством было поручено его сестре Периджахан ханум, которая всегда симпатизировала России. Её помощником был назначен Хыдыр бек. Зубов стремился поставить губинским ханом преданного России человека и поэтому вызвал находившегося в Илису младшего сына Фатали хана Гасан агу и 3 ноября 1796 г. назначил его Губинским ханом. Однако Гасан хан увидев преданность населения Губы своему брату переехал в Дербент.

Однако смерть Екатерины II 6 ноября 1796 г. помешала окончательному присоединению города к России, так как вступивший на престол Павел I отозвал русские войска обратно. Как только русские полки возвратились обратно, Шейхали хан восстановил свою власть в Губе. После этого он двинулся к Дербенту.

К середине мая 1797 г. его войско подошло к Дербенту, где генерал Савельев оставался с одним батальоном. Жители города в присутствии генералов Булгакова, Платонова и Савельева присягнули на верность Гасан хану и в подданстве России. 20 мая 1797 г. генерал Савельев с гарнизоном вышел из Дербента. Хотя Гасан-хан принял присягу на верность от жителей, но чувствуя, что не в силах сопротивляться Шейхали, оставил город с матерью и поехал в Тарки к шамхалу просить его защиты. Периджахан ханум, выйдя замуж за Тарковского шамхала Мехди, уехала к своему мужу, а Хыдыр бек выехал просить покровительства у Табасаранского кадия.

Таким образом, Шейхали хан восстановил свою власть, и завоевание Дербента Россией было отложено. Таким образом, в течении XVIII века город Дербент в 1722 и 1796 гг. завоёвывался Россией, с 1735 по 1747 гг. находился в составе государства Надир шаха, с 1747 по 1759 гг. существовал как независимое феодальное государство, а с 1759 года стал одним из важнейших городов Губинского ханства.

По материалам международной научно-практической конференции “Интеграция народов Кавказа и России”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.