Влияние Тебриза на формирование османской миниатюрной живописи


Д.Гасанзаде, А.Эфендиев

История османского миниатюрного искусства может рассматриваться как непрерывный творческий процесс лишь начиная с правления Сулеймана Великолепного (Сулеймана Законника, 1520-1566).

Сразу же после Чалдыранского сражения 1514 года появляются миниатюры, свидетельствующие о появлении в турецких мастерских художников из Тебриза.

Прежде всего, следует указать «Хамсе» Алишера Навои 937/1530-31 годов, иллюстрированную 16 миниатюрами, которые придерживаются иранской изобразительной традиции XV века, в них легко узнаются элементы, заимствованные у тебризской сефевидской школы. Созданный двумя годами позднее «Диван» Навои (940/1534 г.) являет свидетельство уже полностью сформировавшегося османского стиля, хотя и остающегося все еще в рамках традиционной тебризской традиции.

Миниатюры этой рукописи в точности копируют образцы, которые в то время создавались в придворных мастерских Тахмасиба. Это все те же сцены охоты с всадниками, на всем скаку разрубающими саблей надвое хищников или пускающими стрелы в газелей на фронтисписе миниатюры, точь-в-точь повторяющей диптихи в самом начале сефевидских тебризских рукописей. Большие тюрбаны–кюлахи указывают на то, что автором был или тебризский художник, или же османский, прошедший обучение у тебризских мастеров миниатюры. Последняя миниатюра этой рукописи изображает Сулеймана Великолепного, пирующего на лоне природы.

К той же группе продукции султанских мастерских можно отнести две миниатюры из рукописи поэмы Арифи «Гуй-и човган» (946/1539-40). Среди них диптих «Шахская охота», сильно отличающийся от аналогичных сюжетов из двух «Диванов» Навои, созданных 5 годами раньше. Холмистый пейзаж здесь трактован совсем иначе, совсем мелкие растения теряются на фоне золотого холма. Всадники и кони кажутся вздутыми, с утрированно изогнутыми силуэтами. Их османское происхождение подтверждают головные уборы.

Высокое техническое совершенство миниатюр говорит об авторстве одного из придворных художников Сулеймана, тебризского мастера. Об этом же свидетельствуют исключительная виртуозность рисунка и великолепие цветов. Эти миниатюры представляют собой обособленный случай в турецком искусстве того времени.

«Сулейман-наме» (965/1558, Н.1517) второй по счету исторический манускрипт времени правления Сулеймана. Первый «Селим-наме», созданный в начале этого периода, и его миниатюры все еще несут печать сильного влияния сефевидской традиции. Миниатюры «Сулейманнаме» относятся к концу этого великолепного победоносного времени. Здесь можно обнаружить и миниатюры в классическом сефевидском стиле, как сюжеты шахской охоты в духе тебризских миниатюр 1530-40-х годов.

Больше всего османская линия проявляется в костюмах, особенно в головных уборах. Эпоха Мурата III, большого любителя искусств, отличается изобилием материалов и живописных произведений, дошедших до нас в виде иллюстрированных рукописей, изготовлением которых отмечено все его двадцатилетнее правление (1574-1595). Самые ранние иллюстрированные рукописи этого периода две хроники эпохи Сулеймана, а также «Шахиншах-наме» (989/1581), поэтическое изложение на фарси истории правления Мурата III Логмана, с многочисленными миниатюрами на историческую тему.

Иллюстраторам этой рукописи удалось избежать монотонности и сухости благодаря искусству группирования. Так, они прибегают к эпицентрической композиции, в которой почти полукруглая форма привлекает взгляд зрителя и смягчает впечатление статичности, исходящее от персонажей. Этот чисто тебризский прием известен нам по «Меджлису Сам-мирзы» и «Царствию Кейумарса». То же самое мы наблюдаем в миниатюре «Казнь Адиль-Гирея» из «Шахиншах-наме».

Наряду с живописью исторической, во времена правления Мурата III наблюдался расцвет религиозной тематики в миниатюре. В этой области ведущая роль тебризской и казвинской школ неоспорима. Они стали чуть лаконичнее, но композиция осталась прежней. В качестве примера прежде всего следует назвать рукопись «Силсиле-наме» (991/1583).

Исторической тематике посвящены 77 композиций рукописи «Шуджайет-наме» Асафи-паши (994/1586). Своим выработанным уже стилем они напоминают предыдущие произведения данного жанра. Наряду с этим, здесь налицо значительные изменения, в частности более свободная трактовка фигур, что свидетельствует о неизменном влиянии Тебриза. Фигуры вырастают в пропорциях, и число их в композиции уменьшается.

Миниатюры религиозной тематики, но уже в более совершенном стиле украшают уникальную рукопись «Хадикат аль-Соада» Физули, а также «Мачтаг-е Ал-е Ресул» Лами Челеби и другие, созданные в конце правления Мурата III. Некоторые из миниатюр первой рукописи, например, «Адам и Ева, изгнанные из Рая» или «Жертвоприношение Исмаила Авраамом» обнаруживают сильнейшее сходство с сефевидской тебризской миниатюрой. Здесь заметны многочисленные элементы, свойственные классической тебризской миниатюре XVI в.

Созданные подобным образом, улавливающие момент почти на импрессионистский манер, миниатюры из рукописи «Хумаюн-наме» изображают сцены из жизни во всей их непосредственности. Нет уже более ни установленных канонов, ни стабильных форм, вместо них мимолетные ситуации, колоритные зарисовки, которые подсказывает сама жизнь. Миниатюры упомянутых рукописей запечатлевают сцены вечно изменчивого мира, постоянное движение людей.

В то же время они не лишены юмора, ибо тюркам присуща склонность к гротескно-карикатурному видению мира. Интерес представляет огромный фолиант «Фал-наме» Каландарa-паши (Н.1703, 1604-1617), украшенный 35 постраничными миниатюрами. Этот трактат создан под сильным влиянием одноименной книги шаха Тахмасиба I.

Интересна история самой рукописи. Этот труд был преподнесен султану Ахмеду I автором, визирем Каландар-пашой, который был известен как литератор, художник, меценат, большой любитель искусств.

Арифи, “Гуй-и човган”. 1539-40. Шахская охота

Ему принадлежит авторство большей части иллюстраций рукописи. За редким исключением миниатюры иллюстрируют религиозные сюжеты и исполнены в ярко выраженном сефевидском тебризском стиле.

Новый, исторический стиль миниатюрной живописи берет начало с назначения Арифи, родом из Ширвана, главным «шахнамечи» (придворный биограф) Сулеймана Законника, заказавшего ему историю османской династии. Поэт задумал «Шахнаме-и Али Осман» как пятитомное произведение, начинающееся со времени сотворения человека и завершающегося биографией его повелителя.

Первый и последний тома этого цикла историй «Энбийе-наме» и «Сулейманнаме» были созданы в 1558 г. Переплет «Сулейманнаме» является одним из лучших образцов этого вида книжного искусства, как и декоративное убранство и иллюстрации, созданные лучшими мастерами при дворе. Иллюстрации создавались тремя художниками, причем большинство из них художником–новатором.

Он изначально работал с Арифи и иллюстрировал некоторые его произведения, в том числе «Футухат-е Джемиле» («Замечательные победы», 1557/8), историю похода 1551/52 гг. в Венгрию и Трансильванию, возглавлявшегося визирами Ахмедом и Мехметом, и единственное литературное произведение Арифи «Равзат аль-Ушшак».

К середине XVI века работы на отдельных листах и альбомы становятся важнейшим направлением творчества тебризских и казвинских живописцев, определяя специфику художественного развития и оказывая влияние на другие виды живописи.

Наряду с историческими хрониками, подцвеченные рисунки столь же часто включались в альбомы. Эволюция османского стиля «саз» отчетливо проявляется в изображениях тщательно и сложно переплетающихся растений, которые окаймляют драконов и пери. Кроме того, набор декоративных элементов в книжном оформлении того времени обогащают цветущие кусты и изысканной формы листья.

Мистические и шаманистические концепции общетюркского характера, как заколдованные леса, населенные духами, прячущимися между деревьев и скал центрально-азиатского происхождения, нашли свое отражение в тебризской ильханидской живописи уже с XIV века. Они получили дальнейшие развитие в Тебризе времен государств Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу и в Герате XV века, а затем – вновь в Тебризе, но уже при Сефевидах в XVI веке, и потом уже в османских мастерских. Османы придали этому направлению особый размах, и этот стиль у них перешел и в резьбу по камню, и в художественную ткань и ковёр, и керамику.

Декоративный арсенал наккашей был необычайно богат и разнообразен. В дополнение к стилю «саз» художники использовали традиционные мотивы растительного характера, китайские облака и местного происхождения узоры чинтемани, спиральные виноградные лозы, букеты цветов и т.д.

Декоративный стиль «саз», который появился сразу же после взятия Тебриза в 1514 г., доминировал в сфере книжного переплета вплоть до конца 1550-х годов, хотя в целом существовал более века. Он бросается в глаза в миниатюрах «Сулейман-наме» 1558 г. с историческими сюжетами анонимного художника. Две маленькие изобразительные панели на страницах текста изображают беседующих ангелов либо анималистические и растительные мотивы, и представляют собой работы наккаша – декоратора рукописи. Каллиграф «Дивана» Шахсувар Селими (в честь султана), чье тебризское происхождение явствует из имени, вставлял стихи в поля, разрисованные жидким золотом. Это искусство издавна высоко ценилось на Востоке.

«Селим-наме»

Другая рукопись, в которой проявляется тебризский стиль живописи, «Гуй-и човган» Арифи (1539/40 гг., каллиграф Мехмет бин Газанфар). Его двухстраничное вступление», как и «Диване» Джами 1520-х годов, украшено вокруг центральной текстовой части широким обрамлением в стиле «саз». Здесь, как и в предыдущей рукописи, стандартными темами иллюстрации служат принцы на троне, во дворце или в саду, а также на охоте или во время игры в човган.

Процесс формирования придворного османского стиля  продолжился и совершенствовался в трех миниатюрах «Равзат аль-Ушшак» Арифи. Этот поэт, чей вклад в жанр иллюстрированных исторических хроник огромен, работал с особой группой художников, один из которых был обязан иллюстрировать лишь его литературные произведения.

Большинство османских альбомов созданных в XVI-XIX веках, изготовлялись весьма тщательно, в некоторые из них включилось дополнительные листы, а иногда они переплетались заново. Некоторые из альбомов XVI века поражают воображение, каждый лист в них представляет собой подлинное произведение искусства. Традиция создания альбомов зародилась в сефевидском Тебризе, откуда распространилась в османскую Турцию и могольскую Индию.

Альбомы, созданные при Сулеймане Великолепном, сыграли чрезвычайно важную роль для развития стиля «саз». Нужно заметить, что слово «саз» тюркского происхождения и подразумевает очарованный, или волшебный лес, наполненный фантастическими существами. Сюжеты альбомных рисунков тесно связаны со смыслом этого термина и представляют волшебный мир, полный ложных кустов и переплетений с причудливо изгибающимися листьями, среди которых мы видим пери и драконов.

Стилизованные растительные мотивы этих рисунков стали знаковым декоративным элементом эпохи для османского искусства в целом. Изначально элементы стиля «саз» появились в XV веке в искусстве тимуридского Герата и Тебриза времен Ак-Коюнлу, чтобы полностью раскрыться в сефевидском Тебризе, а в османскую эпоху стал ведущим декоративным стилем.

Последним из составных элементов стиля «саз» являются пери феи, которые составляют контраст с темной окраской драконов и придают работе идиллический настрой. Пери также рассматриваются как составная часть этого мира, изображаются затерянными в листве и цветах.

Стоит отметить, что стиль «саз» с 1600-х годов вышел из моды при османском дворе.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.