Забытые генералы истории Азербайджана

azgenerals

П. Мирза-заде

Сейчас вряд ли кто помнит горячие споры зимы 1991-1992 года о том, нужна ли Азербайджану своя национальная армия, или следует полагаться на “единые вооруженные силы СНГ”.

Теперь мы уже отдаем себе отчет, что национальная армия – это один из важнейших атрибутов государственности, без которого сама по себе независимость страны, не говоря уже о самостоятельной внешней политике, вряд ли возможна.

Присягая на Коране

Азербайджанцы, как и другие мусульманские народы Российской империи, были освобождены от всеобщей воинской повинности – доверять оружие мусульманам и обучать их военному делу власти считали рискованным. Но в то же время они активно поощряли службу в российской армии представителей дворянских родов национальных окраин империи, и Азербайджан тут не был исключением.

Особую роль в реализации этой политики сыграл император Николай I. Изображавшийся в советской историографии как тупой солдафон, Николай на самом деле был одним из самых образованных и дальновидных российских правителей. Именно он первым из российских монархов осознал горькую истину: кавказакая политика, сводившаяся к подавлению огнем и мечом национально-освободительной борьбы горцев за свою независимость, зашла в тупик.

Русская армия несла большие потери, кавказские народы пользовались поддержкой не только Оттоманской империи, но и Великобритании. Понимая, что победить их оружием не удастся, Николай I попытался привлечь кавказцев на сторону России.

Для начала царь стал содействовать поступлению на службу в российскую армию представителей кавказской элиты – грузинских князей, представителей азербайджанских ханских и бекских родов и даже мятежных северокавказских лидеров. С пленным имамом Шамилем, например, обращались весьма уважительно, а его сыновей определили в царскую гвардию, где один из них стал генералом.

Горцы служили в личном конвое императора, наиболее близкой к царю и царской семье части императорской гвардии, что было наивысшим проявлением монаршего доверия и почета. В годы первой мировой войны командиром Дикой дивизии, где служили представители многих кавказских народов, в том числе и азербайджанцы, был брат императора Николая II – великий князь Михаил Александрович. Дивизия эта считалась одной из самых боеспособных кавалерийских частей русской армии и во время войны всегда находилась на самых опасных участках фронта.

Азербайджанцы служили в элитных подразделениях того времени: кавалерии, совершавшей глубокие рейды по тылам противника или развивавшей наступление, в артиллерии – наиболее технически сложном и требующем глубоких знаний роде войск. Недаром генерала А.Шихлинского во время осады Порт-Артура японцы назвали “богом артиллерии”. История свидетельствует, что более 2000 азербайджанцев служило в русской армии во время кавказских войн.

Показательно, что многие азербайджанские генералы сохранили верность императору даже после февральской революции и октябрьского переворота 1917 года. А часть российской элиты, включая великих князей, выступала против традиционного союза с армянами и не менее традиционной политики “недоверия” и “сдерживания” в отношении тюркских и других мусульманских народов.

Многие члены царской семьи высказывали опасения, что поддержка армянского экспансионизма – это”игра с огнем”, и создавать свою “Великую Армению” недавние союзники России будут не только на турецких, но и на российских землях. К тому же, в армянской среде во множестве плодились “революционно-террористические ячейки”, а их соплеменники, широко представленные в петербургских “коридорах власти”, в особенности в силовых структурах, щедро ссужали им деньги.

Великий князь Александр Михайлович, женатый на сестре царя Николая II, писал в своих мемуарах: “Нефтеносные земли были проданы за бесценок предприимчивым армянам. Тот, кто знает довоенную ценность предприятий “армянского треста” в Баку, поймет, какие громадные суммы были потеряны для русского государственного казначейства безвозвратно”.

Судьба правителей аннексированных Россией азербайджанских ханств складывалась по-разному. Гянджинское ханство было захвачено силой, а его правитель Джавад-хан, отказавшийся подчиниться русским, был убит вместе с сыном. В то же время другие азербайджанские правители заключали договоры с Российской империей о протекторате, оставив за собой право на частично самостоятельную внутненнюю политику. В свою очередь, российские власти, принимая под свое покровительство азербайджанские ханства, присваивали ханам и членам их семей высокие воинские звания, награждали орденами.

С одной стороны, такая политика способствовала интеграции политической элиты Кавказа, включая Азербайджан, в политическую систему Российской империи. С другой, присяга на верность “царю и Отечеству”, которую давали новые подданные, накладывала определенные обязательства и на них. Несмотря даже на то, что официальной доктриной в Российской империи было распространение среди новых подданных православия, представителям мусульманской знати было позволено не только придерживаться ислама, но даже приносить присягу на Коране.

И, возможно, такая политика привела к тому, что многие представители древних ханских и дворянских родов Азербайджана стали российскими военачальниками. Позже, после провозглашения АДР, именно они возглавили Национальную армию Азербайджана. А потом приняли на себя основной удар репрессий большевиков.

После подписания трактата о переходе Карабахского ханства под покровительство России его правителю Ибрагим Халил Хану Джеванширу было присвоено звание генерал-лейтенанта русской армии. Старшие сыновья Мехдигулу Хан и Магомед Гасан Ага Джеваншир стали генерал-майорами, а младшим были присвоены звания полковников русской армии. Правда, это не помешало затем отряду майора Лисаневича по первому подозрению в измене убить Ибрагим Халил Хана и часть членов его семьи. Однако сын и наследник Ибрагим Халил Хана – Мехдигулу Хан (отец поэтессы Хуршуд Бану Натаван) правил Карабахом в чине генерал-майора вплоть до ликвидации ханства в 1822 году.

Правителю Талышского ханства Мустафе Хану был также пожалован чин генерал-майора, а его сыновьям – чины от прапорщика до полковника. Переселившемуся в 1806 году из Хойского ханства и назначенному после измены Селим хана Ханом Шекинским Джафаргулу Хану Думбули был пожалован чин генерал-лейтенанта, а его сын и наследник Исмаил Хан получил звание генерал-майора.

Отцом одного из основателей АДР Фатали Хана Хойского был генерал-лейтенант русской армии Искендер Хан Хойский. Сыновья и внуки правителя Бакинского ханства Мелик Мохаммеда II также получили высшие офицерские звания российской армии: Джафаргулу Ага Бакиханов был генерал-лейтенантом русской армии, его сын Гасан Ага Бакиханов – генерал-майором.

Брат Джафаргулу Аги – Абдулла Ага Бакиханов также был генерал-майором, а другой его брат Ахмед Ага Бакиханов – полковником русской гвардии. Известный азербайджанский историк и просветитель Аббаскули Ага Бакиханов – также был полковником русской армии. Звание генерал-майора российской армии имел и Исмаил-бей Куткашенский из рода султанов Куткашенских.

От “походного атамана” до красного генерала

Иначе складывалась судьба Нахчыванского ханства после присоединения его к России в результате русско-иранской войны 1828-1829 года. Оно не просто дольше других сохраняло свою самостоятельность – в Нахчыванском ханстве сохранились даже собственные войска, приравненные к иррегулярным войскам (такой же статус, к примеру, имели казаки).

Поэтому правитель Нахчыванского ханства Эхсан Хан Кенгерли получил “казачий” чин походного атамана войска Кенгерли, что соответствовало званию генерал-майора. Во время путешествия Николая I на Кавказ в конце 30-х годов XIX века Эхсан Хан приветствовал императора во главе своего войска.

Внутреннию автономию правители Нахчыванского ханства сохраняли дольше других – до конца 30-х годов XIX века. Тем не менее, едва ли не половина азербайджанских генералов русской армии принадлежит роду ханов Нахчыванских. Сын Эхсан Хана – Калбали Хан – также служил в русской армии, имел чин генерал-майора и участвовал в кавказских войнах.

Другой его сын Исмаил Хан, будучи генерал-лейтенантом русской армии, особо отличился в русско-турецкой войне 1877-1878 года на кавказском фронте. Именно он, тогда еще полковник, командовал гарнизоном крепости Баязит (Догубаязит) в составе 1650 человек, который выдержал 23-дневную осаду 12-тысячной турецкой армии. Этому событию и посвящен известный роман В.Пикуля “Баязит”.

В той войне участвовал и сын Исмаил Хана – Аман хан Нахчыванский, женатый на дочери поэтессы Натаван – Фатме Ханум Уцмиевой.

Более известны внуки Эхсан Хана, сыновья его сына Джафаргулу Хана – Калбали Хан, Джамшид Хан, Давуд Хан и Эхсан Хан. Они до революции служили в русской армии, затем – в Азербайджанской национальной армии. Но после советской оккупации Азербайджана пути братьев разошлись. Джамшид Хан Нахчыванский остался в теперь уже советском Азербайджане, служил командиром Азербайджанской национальной дивизии, созданной на основе армии АДР.

Затем был направлен в Военную академию имени М.Фрунзе, остался там же старшим преподавателем. Джамшид Хан Нахчыванский был репрессирован в 1937 году, посмертно реабилитирован в 1956-м. Именно его именем был назван знаменитый военный лицей, созданный еще в 70-е годы по инициативе Гейдара Алиева. Калбали Хан в 1919 году возглавлял комитет обороны Араз-Тюркской Республики – именно ее создание сорвало попытки “великих держав” присоединить Нахчыван к Армении.

Другой брат Джамшид Хана – Давуд Хан – был убит большевиками-армянами в 1920 году, когда они попытались арестовать его братьев Калбали Хана и Эхсан Хана. Последним удалось бежать в Иран, где Калбали Хан дослужился до генерала иранской армии, а Эхсан Хан – до полковника. Однако в 1934 году оба брата были убиты по приказу Реза-шаха Пехлеви. Кстати, тогда же в Иране были репрессированы многие азербайджанцы, бежавшие после советизации Азербайджана в Иран и служившие там на различных государственных постах.

Последний солдат императора

Среди всех азербайджанских генералов русской армии особенно выделяется фигура Гусейн Хана Нахчыванского, генерала от кавалерии русской армии, видного участника первой мировой войны. Гусейн Хан, сын генерал-майора Калбали Хана Нахчыванского и Зари Ханум Макинской, родился 28 июля 1863 года в Нахчыване. Дослужившись до чина полковника в лейб-гвардии императора, в 1904 году он принимает участие в русско-японской войне в качестве командира 2-го Дагестанского кавалерийского полка.

Был ранен, за особый героизм указом Николая II награжден орденом Святого Георгия 4-й степени – одной из высших военных наград империи. Имел он этот же орден и 3-й степени – уже за победы на фронтах первой мировой войны.

С момента вступления России в первую мировую войну Гусейн Хан Нахчыванский – командир 2-й кавалерийской дивизии на Северо-Западном фронте. Затем (октябрь 1914 – октябрь 1915 года) – командир 2-го кавалерийского корпуса, которым позже командовал брат царя, великий князь Михаил Александрович. С апреля 1916 по апрель 1917 года – Гусейн Хан – командир гвардейского кавалерийского корпуса, элиты русской армии на Юго-Западном фронте, которым командовал знаменитый генерал А.Брусилов.

Гусейн Хан Нахчыванский участвовал и в знаменитом Брусиловском прорыве. Он становится генерал-адъютантом Николая II, входит в состав свиты и ближайшего окружения императора, а в 1916 году ему присваивается звание генерала от кавалерии – этот чин соответствовал званию маршала рода войск в Советской Армии. Под руководством Гусейн Хана служили многие известные русские генералы и даже будущий президент Финляндии фельдмаршал Карл Густав Маннергейм, который упоминает о нем в своих мемуарах.

Подчиненным Гусейн Хана был и известный польский генерал Андерс, командующий польской армией на Западном фронте во время второй мировой войны. Февральскую революцию Гусейн Хан не принял. Он и генерал граф Келлер оказались единственными российскими генералами, кто выступил против отречения Николая II, в то время как отречение поддержали даже двоюродный дядя царя великий князь Николай Николаевич – командующий Кавказским фронтом, и двоюродный брат Николая Кирилл Владимирович – командир Гвардейского экипажа.

Известен текст телеграммы, которую Гусейн Хан Нахчыванский направил в ставку, начальнику штаба генералу Алексееву: “Прошу Вас не отказать повергнуть к стопам Его Величества безграничную преданность гвардейской кавалерии и готовность умереть за своего обожаемого Монарха. Генерал-адъютант Хан Нахчыванский”.

По свидетельству историков, Алексеев не передал телеграмму царю. Кто знает, как бы сложилась история России, если бы начальник штаба ознакомил Николая II c текстом телеграммы, а тот согласился принять помощь гвардейцев…

История сохранила множество удивительных и неожиданных фактов. После того, как большевики расстреляли не только царскую семью, но и семьи великих князей, тело великой княгини Елизаветы Федоровны, сестры царицы, основавшей после убийства своего мужа великого князя Сергея Александровича монастырь и бывшей его настоятельницей, удалось переправить для захоронения в Иерусалим – через территорию Китая и еще нескольких стран. Для этого понадобились не просто деньги, а несколько золотых слитков. Их предоставил генерал Гусейн Хан Нахчыванский.

Отставленный от командования корпусом генерал Гусейн Хан Нахчыванский умер в январе 1919 года – по одним сведениям, в Петербурге, а по другим – в эмиграции. Многие утверждают, что он отказался служить и Временному правительству, и АДР, заявив, что присягу он приносил царю, а изменять присяге – не в его правилах. Его супругой была Софья Николаевна Таубе, происходившая из известной семьи прибалтийских баронов, у них было трое детей.

После революции семья оказалась в эмиграции – сначала в Ливане, затем Египте. Софья Николаевна скончалась в Бейруте и похоронена там же, на православном кладбище. Здесь же нашел свой последний приют Юрий Нахчыванский, сын генерала, женатый на Марии Вачар, которую русские эмигранты звали Ханум. Как свидетельствуют многие эмигрантские авторы, сыновья Юрия Нахчыванского служили офицерами в египетской армии уже во времена Гамаля Абдель Насера и жили в Каире. Там же была похоронена Мария Ханум.

Каджары – принцы Персидские

Особое место среди азербайджанских генералов российской армии занимают потомки Бахмана Мирзы Каджара. Бахман Мирза бежал в 1837 году в Россию вместе с семьей от происков армян в окружении его брата Фатали шаха, которые настраивали его против Бахмана Мирзы. Вначале шах-беженец жил с семьей в Тифлисе, а затем – в Барде. В российской империи Бахман Мирза и его дети носили титул принцев Персидских, обращаться к ним следовало “Ваше Высочество”.

Как известно, представители азербайджанского рода Каджаров занимали “павлиний трон” иранской монархии до 1922 года, когда в результате инспирированого Великобританией дворцового переворота на престол был возведен Реза-шах Пехлеви. В России же четыре представителя рода Каджаров были генералами русской армии, многие другие – офицерами русской и азербайджанской армии. Шафи Хан, старший сын принца Джалладдина Мирзы, служил при русском дворе, имел звание генерал-майора. Он застрелился в 1909 году.

Его сын Фейзулла Мирза Персидский окончил Николаевское кавалерийское училище, имел чин генерал-майора русской армии, а в годы АДР служил в азербайджанской армии. Позже его расстреляли большевики. Сын Бахмана Мирзы – Риза Кули Мирза – службу в русской армии начинал в конвое императора, участвовал в кавказских войнах и туркестанском походе русской армии, русско-турецкой войне 1877 – 1878 года, уволился в запас в 1883-м в чине генерал-майора кавалерии.

Другой представитель рода Каджаров, Аммануллахан Мирза, родился в 1862 году в Шуше. Образование получил в петербургском кадетском корпусе. Участвовал в русско-японской и первой мировой войнах, дослужился до генерал-майора. После распада империи Аммануллахан Мирза вступает в национальную армию – вооруженные силы АДР, участвует в боях против дашнаков. После аннексии Азербайджана в 1920 году он эмигрирует в Иран, где становится депутатом иранского парламента. Аммануллахан Мирза скончался в 1937 году в Тегеране.

Еще один потомок рода Каджаров, Эмир Казим Мирза, родился в 1853 году в Шуше. Он окончил Николаевскую кавалерийскую школу, участвовал сначала в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., а затем – в русско-японской войне 1904-1905 гг., первой мировой войне, имел чин генерал-майора. С 1918 года Эмир Казим Мирза служил в азербайджанской армии. Был зверски убит большевиками в Гяндже в 1920 году.

Наследники Сефевидов

Известный род Талышинских-Талышхановых ведет свое происхождение от азербайджанской династии Сефевидов. Первым русским генералом из этого рода стал Мустафа Хан Талышинский, которому еще в 1796 году Екатерина II присвоила чин генерал-майора, а в 1809 г. Александр I – чин генерал-лейтенанта русской армии.

После присоединения ханства к России на службе в русской армии находились многие представители этого рода. Ибрагим Хан Талышинский (1828-1894) поступил на воинскую службу в русскую армию в 1845 году, участвовал в кавказских войнах и Крымской войне. В 1883 году ему было присвоено звание генерал-майора кавалерии. Мир Казым Хан Талышханов (1855-1938) окончил Константиновское военное училище, участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 года, первой мировой войне, в 1914 году ему был присвоен чин генерал-майора.

Мир Асад Хан Талышханов (1857-1919) тоже закончил Константиновское военное училище, служил в артиллерии, участвовал в туркестанских походах русской армии 1880-1881 годов и в первой мировой войне. В 1916 году ему было присвоено звание генерал-майора. Тогда же Мир Асад Хан Талышханов был назначен командиром 52-й артиллерийской бригады.

В годы гражданской войны он был военным министром горского правитильства в Дагестане. Кстати, представитель этого рода Халил бек Талышханов был командиром Татарского (Азербайджанского) полка знаменитой Дикой дивизии. Талышинские-Талышхановы состояли в близком родстве с семьей известного генерала С.Мехмандарова.

*****

Судьбы большинства азербайджанских генералов сложились трагически. И не менее трагично, что сегодня сведения об их жизненном пути, непростом и неоднозначном, в котором преломилась вся сложная и противоречивая история Азербайджана, нужно собирать буквально по крупицам. Но вряд ли без их имен можно представить себе историю Азербайджана.

Из архивов газеты ЭХО

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.