Гражданские и политические права женщин в Азербайджане (начало XX в.)


Начиная с начала XX века, в России политико-экономические отношения влияли и определяли динамику расширения юридических прав граждан. Это проявлялось и в вопросе политических прав женщин, в частности, избирательных прав. В России издавна существовали самостоятельные помещицы и домовладелицы, которые обладали имущественным правом.

После открытия земских и городских учреждений, правительству пришлось принять во внимание и интересы женщин. В этот период женщины еще не обладали активным избирательным правом, но для представительства их интересов им разрешили замещать себя ближайшими родственниками (мужем, сыном, братом). Женщинам выдавали доверенность на право избирать и быть избранными на все выборные должности.

Многие высказывались за то, чтобы женщинам дали непосредственное избирательное право: пассивное или даже активное. Но вопрос не был решен. События, происходившие в России, затрагивали и судьбы азербайджанских женщин, у которых проблем было еще больше, чем у остальных российских женщин.

В начале XX века в Азербайджане наблюдался процесс усиленного пробуждения национального самосознания и формирования национальной идеологии. Открывались школы, создавались учебники, усиливались попытки получения образования на родном языке.

Одним из важных вопросов, тревоживших прогрессивную азербайджанскую интеллигенцию, был женский вопрос. В азербайджанской печати прогрессивные авторы пытались сделать эти насущные вопросы предметом обсуждения всего общества.

Газета «Шарги-Рус» в 1904 году в одном из своих номеров поместила сообщение о международном конгрессе женщин в Берлине. Редактор газеты Мамедага Шахтахтинский подчеркивал, что в программе конгресса особое место занимали вопросы женского равноправия, гражданских и политических прав женщин. М.Шахтахтинский задавал резонный вопрос: почему, несмотря на то, что американские и европейские женщины имеют больше прав, чем наши женщины, всё же продолжают бороться за свои права?

Революция 1905-1907 годов в России, дала большой толчок демократическим преобразованиям в обществе, в том числе шкенскому вопросу. Со всей остротой встал вопрос предоставления женщинам гражданских и политических прав. Шли горячие обсуждения об участии женщин в выборах в земские собрания и даже баллотироваться в гласные.

Как известно, 6 августа 1905 года в России был принят Манифест о создании Государственной; Думы и Положение о выборах. Однако в соответствии с этим Положением некоторые социальные слои населения, в их числе и женщины, были лишены права голоса. Поэтому на повестку дня со всей остротой встал вопрос не только о женском образовании, но и о равноправии, гражданских и политических правах женщин. Примечательно то, что вопрос о равноправии мусульманских женщин был поставлен и в Программе «Союза мусульман России», составленном А.-М.Топчубашевым и принятом в августе 1906 года на съезде мусульман России.

Вопросы о женском равноправии, обсуждавшиеся в российском обществе, относились и к Азербайджану как части России, хотя и окраинной. В азербайджанской печати систематически начали печататься материалы, касающиеся гражданских и политических прав мусульманских женщин.

Вследствие революционных событий в Манифест, изданный 17 октября 1905 года, предлагалось внести некоторые поправки в области предоставления политических прав. В частности, предлагалось дать право на участие в местных выборах, помимо тех, которым эти права были предоставлены ранее, еще и женской части населения, военнослужащим, а также учащимся.

В связи с этим активизировали свою деятельность русские феминистки нового поколения, которые не желали ограничиваться только внутриорганизационной и благотворительной деятельностью. Тем более перед их глазами был пример сильного суфражистского движения в Финляндии.

Еще в конце февраля 1905 года в Москве была создана национальная женская политическая организация – Всероссийский союз равноправия женщин. Основной целью Союза были «свобода и равенство всех перед законом, вне зависимости от пола». Их первым действием была подача в городскую думу петиции с требованием наделения женщин правом голоса в эти органы власти.

Русские феминистки искренне верили в силу петиций и тратили огромное количество усилий на сбор подписей. Они значительно преуспели как в количестве подписей, так и в разнообразии подписавшихся. Петиции распространялись в печати и доходили до тысяч женщин и мужчин.

В начале января 1905 года в газете «Каспий», выходившей в Баку под редакцией Алимардан бек Топчубашева, было опубликовано ходатайство Санкт-Петербургского Совета русского женского общества императору Николаю II с просьбой о предоставлении женщинам избирательного права.

10 апреля 1905 года Союз равноправия созвал первый в русской истории политический женский митинг. В начале мая 1905 года Союз провел свой конгресс, на котором участвовали 70 делегаток из местных отделений Союза, а также представительницы Взаимноблаготворительного общества.

В азербайджанском обществе внимательно следили и реагировали на события, происходящие в российской империи, где женщины активно включились в борьбу за равноправие. В «Каспии» были напечатаны также материалы Московского общества взаимного вспоможения, которое требовало предоставления женщинам избирательных прав. Официально на политическом уровне в России вопрос о предоставлении женщинам избирательных прав был поднят после царского манифеста 17 октября 1905 года на I съезде кадетской партии.

Требования равных избирательных прав прозвучали и в Азербайджане в обращении «Ко всем шляпочницам гор. Баку», выпущенном в апреле 1905 года организацией Балахано-Биби-эйбатских рабочих. В нем, наряду с другими требованиями женщин, было и требование Учредительного собрания на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования.

Русские феминистки старались привлечь к себе внимание населения всей России, в особенности, таких передовых городов, как Баку. В начале июля 1905 года в Бакинскую городскую управу поступило письмо из Санкт-Петербурга. Это была резолюция, подписанная 1208-ю сочувствующими женскому равноправию членами женской организации. В ней женщины просили Бакинскую управу внести вопрос о женских правах на обсуждение городской думы и принять соответствующее постановление.

Главное в содержании резолюции заключалось в том что, «при предстоящем пересмотре земского и городового положений женщинам бщо предоставлено активное и пассивное избирательное право в городском и земском самоуправлении».

В Бакинском городском управлении этот вопрос был рассмотрен положительно, так как во всех регионах России начал положительно решаться вопрос об избирательных правах женщин в органы мерного самоуправления.

В Центральном Государственном Историческом архиве, в фонде Бакинского генерал-губернатора было обнаружено письмо Бакинского городского головы генерал-губернатору города Баку и доклад Бакинской городской управы, в котором имеется список лиц, имеющих право участия в выборах в Бакинскую городскую думу на четырехлетие 1906-1909 годы. В список были включены жители Баку, которые имели право голоса на избирательных собраниях.

В докладе приводились подсчеты, и был сделан вывод о том, что в предстоящих выборах в городе Баку могли принимать участие не более 500-600 человек. В конце доклада приводился список обладающих требуемым имущественным цензом лиц, которые имели право участвовать в выборах в Бакинскую городскую думу, Документ был подписан исполняющим обязанности городского головы К.Сафаралиевым и городским секретарем Н.Везировым.

В обнаруженном списке приводились имена 2805 избирателей, среди которых было 275 женщин. Из них:

Азербайджанок – 126 чел.
Русских – 61 чел.
Армянок – 50 чел.
Прочих национальностей – 36 чел.

Среди женщин, получивших по цензу избирательное право, были  Иззат ханум Мустафабекова, Сома ханум Гаджибабабекова, Ума ханум и Беюк ханум Сафаралиевы, Хырда ханум Ханларова и др.

В декабре 1905 года на заседании Бакинской городской думы в составе 28 гласных при подавляющем большинстве мусульман, было принято решение, которое отменяло выборы на началах ценза до выяснения общего правового положения для всего государства и ходатайствовало о введении общего, прямого, тайного и равного для всех избирательного права. В феврале 1906 года городская управа все же приступила к составлению списков избирателей, пользующихся имущественным цензом. В список не вошли женщины, не достигшие двадцати пяти лет и рабочие.

Таким образом, можно констатировать, что женщины Азербайджана к 1906 году уже на практике получили ограниченное избирательное право в органы местного самоуправления, в данном случае в Бакинскую городскую думу. Но это касалось лишь богатых женщин, обладающих определенным имущественным цензом. Это право было пассивным, так как в истории Бакинской городской думы до 1920 года не было случая, когда женщины избирались гласными городской думы.

Гораздо сложнее обстояло дело с получением женщинами избирательных прав во время выборов в парламент России, т.е. в Государственную Думу, За получение такого права женщинами в России велась активная работа. Она была отражена и на страницах азербайджанской печати.

В Азербайджане горячо обсуждался вопрос о предоставлении женщинам избирательных прав во время выборов в Госдуму. Принятие избирательных законов 6 августа, 17 октября и 11 декабря 1905 года, не предусматривавших участия женщин в электоральном процессе, привело к возникновению в России женских организаций, выступавших за политическое равенство полов: Союз равноправия женщин, Женская прогрессивная партия, Лига равноправия женщин.

В «Положении о выборах в Государственную Думу» от 6 августа 1905 года было констатировано: «В выборах не участвуют лица женского пола». 15 марта 1906 года Бакинское губернское правление получило указ императорского сената с приложением к нему манифеста от 20 февраля 1906 года об изменениях учреждений Государственного Совета и о пересмотре учреждения Государственной Думы. В нем подчеркивалось, что женщины наравне с детьми и преступниками, причислены к категории лиц, которые не подлежат внесению в избирательные списки.

После обнародования этих решений во всей российской империи началась активная деятельность политических организаций и самих женщин в целях содействия получения ими избирательных прав. В России было сильное суфражистское движение. Русские суфражистки уже не просили, а требовали для себя избирательных прав и были настроены весьма воинственно. В апреле 1906 года группа учредительной лиги женского равноправия на своих заседаниях ставила задачу распространения путем печати, лекций, чтений и политических клубов женского равноправия.

В Азербайджане газеты писали, что предполагается организовать среди всех политических партий особые группы, которые агитировали бы за идею женского равноправия в партийной деятельности. Политические клубы ставили конкретную задачу: «разработка реального осуществления женского избирательного права наряду с другими политическими вопросами».

Учредители лиги равноправия женщин России главным обратим являлись деятелями Союза женского равноправия, который стал к этому времени обширной политической организацией с широкой политической платформой. Лига женского равноправия ставила более определенную и конкретную цель: требовавания политических прав для женщин, в частности – избирательных прав. Велась большая практическая работа для того, чтобы добиться проведения в жизнь этих требований.

Баку не остался в стороне от этих дел, здесь велась большая пропагандистская работа. По данным архивов, во время обыска в помещении конторских служащих в ноябре 1906 года, за политическую деятельность были арестованы три женщины, у которых были найдены прокламации о выборах в Государственную Думу.

Газеты печатали многочисленные материалы о деятельности женских обществ, требующих предоставления политических прав женщинам.

3 июня 1907 года был издан специальный избирательный закон в Государственную Думу по Кавказу, который уже начинался с того, что «избирательным правом в Государственную Думу пользуются лица мужского пола». Таким образом, царские власти еще раз подтвердили свое твердое намерение не предоставлять женщинам избирательных прав. Это еще больше усилило возмущение населения.

В 1907 году почти все газеты, издававшиеся в Азербайджане, систематически печатали материалы, поднимающие вопросы бесправного, угнетенного положения мусульманских женщин. Примечательно то, что активизировались и сами женщины. Особенно были деятельны азербайджанские женщины, проживающие в Тифлисе.

Под подписью тридцати мусульманских женщин из Тифлисской газете «Закавказье» было помещено письмо, в котором женщины писали, что внимательно следят за прессой, в которой печатаются материалы на женские темы. Они считали, что наступило время, когда они должны вступить на арену борьбы и сказать своё слово, потребовать равноправия.

В газета «Таза хаят» в 1907 года была помещена статья в которой был поднят женский вопрос и дана оценка статье Ахмед бека Агаева (Женщина в исламе и по исламу», опубликованной еще в 1901 году а журнале «Южный Кавказ»). В статье подчеркивалось, что А.Агеев сторонник предоставления мусульманским женщинам равных прав с мужчинами. Азербайджанские женщины из Тифлиса критиковали газету «Таза хаят», за отрицательное отношение к женской свободе.

Конечно, газета все-таки помещала и статьи против предоставления азербайджанским женщинам избирательных прав, что отражало мнение реакционных кругов, колебания определенных слоев населения, временное закрытие прогрессивной газеты «Иршад» и журнала «Молла Насреддин» в 1907 году надесли большой урон делу борьбы прогрессивной азербайджанской общественности, интеллигенции и самих женщин в борьбе за гражданские и политические права.

Но вскоре «Молла Насреддин» возобновил свою деятельность и, продолжая прежние традиции, уделял большое внимание женскому вопросу. «Молла Насреддин» продолжал держать этот наболевший и очень важный для азербайджанского общества вопрос в центре своего внимания.

Не сходил со страниц азербайджанских газет вопрос о женском равноправии и в последующие годы.

Всероссийский общественный журнал «Нива», выходивший в Петербурге в начале века, получали в Азербайджане, и все грамотные азербайджанские женщины, читая эти материалы, не могли пропустить мимо себя эти жизненно важные для них идеи. Вопрос пробуждения и объединения азербайджанских женщин был осложнен тем, что в Азербайджане были особо сильны пережитки, которые поддерживались духовенством и российским управлением.

Но, тем не менее, в азербайджанском обществе с начала века женский вопрос был одним из самых актуальных. Вопрос пробуждения женщин и получения ими образования в Азербайджане постоянно оставался в центре внимания, и уже были достигнуты определенные успехи.

Прогрессивная азербайджанская общественность, в особенности просветители и революционно-демократическая настроенная интеллигенция хорошо понимали, что настало время пробуждения женщин, возвращения им отчужденных гражданских прав и получения ими политических прав, которые могли привести к коренным изменениям в обществе. Азербайджанские женщины в 1911 получили возможность выражать свои мысли и стремления через женскую газету «Ишыг».

Борьба за всеобщее избирательное право женщин продолжалась. В 1913 году в журнале «Равенство», издаваемом в Германии с 1892 года (Штутгарт, под редакцией Клары Цеткин) было выпущено специальное приложение «Избирательное право женщин», переведенное на русский язык и вызвавшее большой интерес у всех женщин мира, в том числе и азербайджанских женщин.

Женщины из имущих слоев азербайджанского общества к 1906 году обладали ограниченным избирательным правом в органы местного самоуправления. Борьба за избирательные права женщин Азербайджана шла в условиях, когда эти вопросы были в центре внимания всех европейских стран.

Естественно, что все прогрессивные силы не только в Азербайджане, но и в России поддерживали эту борьбу. Конечно, участие женщин ж этом процессе зависело от конкретных условий, расклада сил в том или ином регионе, даже в пределах самого Азербайджана.

По материалам книги Л.Алиевой “Женщины в общественно-политической жизни Азербайджана”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.