Нефтедобыча в Азербайджане: древность и средневековье


Махфуза Зейналова

Апшеронский полуостров с древности изобиловал запасами нефти и газа. По мнению ученых, жидкие углеводороды из сланцевых отложений поднимались под давлением из глубины 900- 1500 метров на поверхность, образуя нефтяные и битумные озёра.

Например в Бинагадинском кировом озере, археологическим раскопками были обнаружены скелеты животных: гигантских пещерных гиен, балаханских волков, бинагадинских носорогов с полутораметровыми рогами, крупных дикобразов, благородных оленей, первобытных быков. Все эти животные приходили на озеро на водопой и, увязнув в битуме, погибали.

Нет сомнения, что Азербайджан относится к тем регионам мира, где человек впервые научился извлекать пользу из нефти. Нефть продавали с Абшерона в центральные области государства Мидии, а оттуда она вывозилась в Малую Азию, где с ней впервые познакомились греки. Так возникло греческое название нефти «мидийское масло», тогда как местные народы называли ее «нафата», что означает «просачивающаяся».

Согласно древним источникам, нефть использовалась для освещения помещений, как зажигательный состав в военном деле и как лекарство против кожных болезней скота. Кроме того, загустевшей нефтью, перемешанной с дробленым камнем (асфальт), обмазывали корпуса судов и крыши домов.

Из античных авторов о свойствах нефти сообщали Эратосфен, Клавдий Птолемей, Геродот, Аристотель, Гекатей Милетский, Полибий, Диодор Сицилийский, Страбон, Помпоний Мела, Куций Руф, Плиний, Аммиан Марцеллин (2, с.16-17). Кроме того, летописец средневековой Кавказской Албании Моисей Каланкайтукский в своей «Истории агван» среди природных богатств страны выделяет нефть: «Расположенная среди высоких гор Кавказских, страна Албания полна и богата многими естественными богатствами. На полях вокруг нее в изобилии встречается хлеб и вино, нефть и соль, шелк и хлопок, и бесчисленные оливковые деревья».

Как известно, в древнем Азербайджане было распространено огнепоклонничество.

Естественно, что ряд святилищ возник в местах добычи нефти и выходов природного газа – источника вечного огня. Эта традиция получила продолжение в государстве Сасанидов (III-VII вв.), провозгласившем зороастризм официальной религией. Поэтому в начале раннего средневековья нефть служила не только товаром, но в некотором роде и предметом поклонения. В это же время широко использовался «греческий огонь» зажигательная смесь, использовавшаяся в военном деле и содержавшая нефть.

Древний нефтяной колодец в Азербайджане. VIIV
тыс. до н.э. Село Бинагади

Нефтяные источники приносили большой доход, что в полной мере оценили арабы, под ударами которых пало государство Сасанидов. При Арабском халифате с нефтяных колодцев взимали особый нефтяной налог. В первой половине VIII века арабы построили в Дербенте нефтехранилище пограничный город нуждался в больших запасах осветительного и зажигательного средства. Об этом упоминает в своем труде «Гюлистан-и Ирам» азербайджанский историк и просветитель XIX века Аббасгулу Бакиханов, отметивший, что наместник халифа в Азербайджане Маслама ибн Абуаль-Малик в 733 году организовал нефтехранилище в дербентской крепости Нарын-гала.

«…Халиф приказал доходы с бакинской нефти и соли обращать в пользу гарнизона и бедных жителей Дербенда. Мухаммад ибн Аммар был определен надсмотрщиком за этими доходами, разделяя их по принадлежности». В IX веке Баку называли не иначе как «нефтяной берег»: «В 883 году Абу-л-Касим Юсуф ибн Абу-с-Садж пришел к нефтяному берегу (Баку), который входил в состав Ширвана».

Позднее азербайджанское государство Ширваншахов расширяло нефтедобычу. Арабский географ Абу Исхак аль-Истахри в 930 году сообщал о добыче белой и тёмно-серой нефти в окрестностях Баку.

Побывавший в Баку в 942 году путешественник Абу Дулаф писал: «Я шел 80 фарсахов под деревьями по берегу великого моря Табаристана, пока не дошел до места, называемого Бакуйа, принадлежащего к областям Ширвана. Там я нашел источник нефти, ежедневная арендная плата которого достигает тысячи дирхемов, а возле него другой источник, изливающий беспрерывно, днем и ночью, белую, как жасминовое масло, нефть, откуп последнего равен первому».

По мнению исследователей, речь идёт о системе, при которой государство передавало нефтяную скважину в аренду (на откуп), забирая у откупщика нефть. Откупщик старался использовать скважину максимально эффективно.

Известный арабский ученый и географ Абу-лХасан ал-Масуди (X в.) в трактате «Промывальни золота и рудники самоцветов» писал: «Эти суда посещают на побережье местность, которую называют Бакух это промысел белой и другого цвета нефти. Только Аллах знает, где еще в мире кроме этого места есть белая нефть. Это побережье государства Ширван. В этом нефтеносном месте есть вулкан, который является одним из источников огня. В любое время он неспокоен и высоко выбрасывает огонь».

С Х века встречаются упоминания о вывозе нефти не только сушей, но и морским путем. О бакинской нефти писали Ал-Бируни (XI век; «Баку промысел белой нефти») и Ал-Гарнати, побывавший на Абшероне в 1131 году («И есть там остров, черный как уголь, из него вытекает горькая, вонючая вода… напротив этого острова у моря есть земля черная как уголь. И выходит из этой черной земли битум и нефть, черная и белая, а находится эта земля недалеко от Баку в области Ширвана»).

В ХIII веке о бакинской нефти писали Мухаммед Бекран, Йакут аль-Хамави, Закария Казвини. Автор XIV века Хамдуллах Казвини писал: «Величайшее месторождение нефти в Бакуйе. И есть там местность, где копают колодцы, дабы нефть выходила наружу. Нефть находится на поверхности воды, и ее извлекают из тех источников».

Ручной способ добычи нефти из колодца. Фото конца XIX века. Национальный музей истории Азербайджана

Азербайджанский географ Абдуррашид ал-Бакуви сообщает, что ежедневная добыча нефти в начале XV века составляла 200 харваров (ослиных вьюков) и что часть добываемой нефти вывозилась судами. Турецкий путешественник XVI века Катиб Челеби сообщает, что «вокруг крепости Баку находится около 500 колодцев, из которых добываются белое и черное нефтяные масла».

С XIII века азербайджанская нефть упоминается в записях европейских путешественников. Венецианский путешественник Марко Поло (1254-1324) писал: «И много ее (нефти) до сотни судов можно зараз нагрузить тем маслом… Издалека приходят за тем маслом». Французский монах-миссионер Журден де Северак около 1320 года писал в своих заметках: «И там, в одном месте, а называется оно Баку, копают колодцы, из которых извлекают и вычерпывают масло: называется оно нафт».

Венецианский дипломат XV века Иософат Барбаро писал: «В этой части моря есть другой город, называемый Бака, откуда море называлось Бакинским, вблизи которого есть гора, изливающая черное масло».

Купец Дж.Дюкет в 1568-1574 гг. указывал: «Здесь из земли выходит удивительное количество масла, за которым приезжают из отдаленных рубежей Персии… Это масло черное и называется «нефте». Его перевозят по всей стране на мулах и ослах, которых вы часто встретите караванами по 400-500 зараз. Около указанного города Баку есть также другой род масла, белого и очень ценного, и предполагается, что это то же самое, что у нас называется петролеум».

Турецкий путешественник XVII века Эвлия Челеби в «Книге путешествий» сообщает о 7 видах нефти, добываемой в окрестностях Баку, а также даёт подробные сведения о нефтяных колодцах: «Люди, занимающиеся добычей нефти, опускаются в колодцы: днем и ночью добывают нефть и наполняют ею бурдюки из козлиных шкур. Затем ее покупают купцы и вывозят в разные страны. Нефть бывает восьми цветов, но самой лучшей является желтая нефть. Черная нефть находится в собственности шаха, ее отправляют в крепости…».

С XVII века в записях европейцев появляются более конкретные сведения о добыче нефти и доходах нефтяных колодцев. По-видимому, вопросам вывоза абшеронской нефти в Европу придавалось все большее значение. Два посольства герцога Шлезвиг-Гольштинского в Московское государство и в государство Сефевидов (1633-1635 и 1635-1639 гг.) помимо дипломатических целей имели задачу ознакомления с нефтяными богатствами Каспия.

Участник этих двух посольств Адам Олеарий писал, что «нефть это особое масло, которое около Баку и близ горы Бармах из постоянных колодцев в очень большом количестве вычерпывается и в мехах развозится большими возами, как мы сами видали, для продажи. 2 марта мы оставили горы и пришли в равнину в четверти пути от моря, прошли мимо высокой горы Бармах и недалеко от моря увидели нефтяные колодцы. Это разнообразные ямы, числом до 30-ти, расположенные почти все на расстоянии одного выстрела из ружья; из них сильным ключом бьет нефть Oleum Petroleum. Среди них было три главных колодца, к которым нужно было спускаться в глубину на две сажени, ради чего было поставлено несколько поперечных балок, которыми можно было пользоваться в качестве лестницы. Сверху было слышно, как бурлят ключи, как бы кипя; запах их довольно сильный, причем белая нефть имеет более приятный аромат, чем бурая. Здесь можно вычерпывать и бурую, и белую нефть, но первой больше, чем второй».

Венецианский путешественник Петро делла Вале в 1618 году писал, что добываемая у Баку чёрная нефть приносит большой доход. В русских документах 1637-го и 1640 годов указывается, что в Москве нефть как зажигательное средство хранилась в больших медных чанах.

На нефтяных промыслах работали крестьяне окрестных сел. Фото конца XIX века. НМИА

Немецкий путешественник Э.Кемпфер, побывав в Баку в 1683 году, сообщает, что нефтяные колодцы у селения Сураханы расположены в узкой долине шириной 500, длиной 1000 шагов. Устье колодцев было обложено камнями, вокруг посажены кусты. У селения Балаханы Э.Кемпфер описал колодцы чёрной нефти на участке в 100 шагов длиной. Здесь также колодцы были глубокими. Нефть из них выкачивали при помощи колёсного механизма, либо вытягивали вручную при помощи кожаных бурдюков. Колёсный механизм попеременно вращали два человека, работа на колодце останавливались лишь на несколько часов ночью. Над самым большим колодцем здесь было сооружено каменное строение (вероятно, навес).

Часть выкачанной нефти хранилась в нефтехранилищах, также описанных Э.Кемпфером: хранилище представляет собой углубление в земле длиной 17, шириной 7 шагов, куда отрывается канальчик от скважины. В стенках хранилища сделаны ступеньки (вероятно, для того, чтобы спустившись, можно было его чистить), над самим хранилищем сооружено арочное строение (4, с.12).

По мнению исследователя истории нефтедобычи в Азербайджане М.Мир-Бабаева, Абшерон не был единственным местом в мире, где в средние века добывали нефть. Однако в отличие от других стран, где нефть добывали с поверхности земли, отрывая длинные канавы и ожидая их заполнения просачивающейса нефтью, на Абшероне применялись более передовые методы нефтяные колодцы, из которых извлекали нефть не только вёдрами вручную, но и используя колёсный механизм на конской тяге.

В 20-е годах ХХ века во время работ по засыпке землей части прибрежной полосы Бакинской бухты были обнаружены остатки средневековых нефтяных колодцев. В селении Балаханы была обнаружена плита с надписью, гласившей, что в 1594 году мастером Алахьяром Мамедали Нур-оглы был выкопан колодец глубиной 35 м.

В XVIII веке с проникновением России на Кавказ, сведения об абшеронской нефти встречаются уже и в русских источниках. В 1723 г. в приказе генералу Матюшкину о штурме Баку царь Петр I указал: «Оная Бака богата нефтью отменного качества. Нефти белой несколько пуд вели взять из Баки и пришли к нам… Белой нефти тысяча пудов или сколько возможно прислать, да поискать здесь мастера».

И.О.Гербер в 1728 году сообщал, что до 1725 года суммарный доход от нефти составлял 50.000 туманов, однако в начале XVIII века наблюдается спад нефтяного производства.

Широкое распространение артиллерии вытеснило зажигательные снаряды, метавшиеся из катапульт или вручную. Войны за Кавказ между Сефевидской (позже империей Надир-шаха), Османской и Российской империями отрицательно сказались на международной торговле в регионе.

В 1723-1735 гг., когда прикаспийские земли Азербайджана входили в состав Российской империи, царское правительство стремилось извлечь максимальную выгоду от продажи нефти. По реестру нефтяных колодцев, в окрестностях Баку имелось 70 пригодных и 18 непригодных колодцев, 30 пригодных и 23 непригодных хранилищ. Ещё несколько колодцев имелось на Баилове и у Бакинской крепости.

 

Колодезный способ добычи нефти не менялся веками. Фото конца XIX века. НМИА

В 1735 году Баку посетил врач российского росольства в Иране доктор Иоганн Лерх, в 1747 году купец И.Ханвей, в 1770 году член Российской императорской академии наук С.Гмелин, в 1782 году английский путешественник Джон Форстер, в 1796 году путешественник Маршалл фон Биберштейн, оставившие сведения о количестве скважин, применении нефти, формах её добычи, хранения и транспортировки. Нефтяные колодцы имели круглое устье, глубину 2 сажени, были соединены друг с другом каналами. Нефть из всех колодцев одной цепи собиралась в нефтехранилище, которое запечатывалось.

В этот период усовершенствовался процесс переработки нефти. Так, для отделения выкаченной нефти от грунтовых вод нефть перегоняли по каналам из одного хранилища в другое. Как писал Гмелин, нефть очищалась способом «анбиг» «перегонка в куб». После двойной перегонки нефть меняла цвет, мутная бурая нефть становилась прозрачной. Такая нефть стоила дорого, но потребность в ней росла. Добытая нефть доставлялась к Баку, где недалеко от крепостных стен были сооружены три нефтехранилища. 15 таких нефтехранилищ имелись также в районе Биби-Эйбат и Баилова. Здесь же был построен караван-сарай для торговцев нефтью.

В период существования Бакинского ханства (1747-1806 гг.) большинство нефтяных колодцев являлось ханской собственностью, на каждый такой колодец ставили каменную плиту с именем хана. В 1803 году бакинец Касум-бек первым в мире стал практиковать морскую добычу нефти – из двух колодцев у Биби-Эйбата, на расстоянии 18 и 30 м от берега моря.

В октябре 1806 года Баку был захвачен российскими войсками, и 116 действовавших нефтяных колодцев немедленно были объявлены собственностью империи. Колодцы находились у сел Балаханы (77 шт.), Бинагади, Биби-Эйбат, Амирджан, Сураханы. Прежние арендаторы были отстранены, колодцы были сданы новым откупщикам. Одним из первых земли вокруг Балаханы взял на откуп губернский секретарь, позднее титулярный советник Марк Тарумов. Заплатив определенную сумму государству, откупщик старался выжать из нефтяного участка максимум возможного, вкладывая минимальные средства в технику производства.

Применение откупной системы, когда хозяин нефтяного колодца не был заинтересован ни в усовершенствовании орудий труда, ни в рытье новых колодцев, приводило к спаду нефтедобычи. Зачастую эксплуатацией колодцев занимались также представители военной администрации края. Так, доход от 5 нефтяных колодцев у горы Бешбармак получал комендант города Губы ставленник генерала А.Ермолова. Командующий русскими войсками на Кавказе А.Ермолов видел в качестве откупщика только М.Тарумова, сдав ему на откуп в 1821 году все нефтяные колодцы Ширвана (между городами Сальян и Ширван), а в 1823 году колодцы у горы Бешбармак.

Командующие на Кавказе А.Ермолов, а позже Е.А.Головин и Ф.Ртищев были ярыми сторонниками откупной системы, однако контролер бакинских нефтепромыслов Реут, начальник горной экспедиции Э.Эйхвальд, нефтепромышленник В.Рагозин, химик Д.Менделеев и другие ученые в письменных отчетах в Санкт-Петербург указывали на отрицательные стороны откупа. Но лишь в 1825 году было принято решение нефтеносные земли на откуп не сдавать.

Усовершенствование колодезного метода – для защиты от палящего солнца и дождя над колодцем установлен навес. Фото начала XX века

В 1837 году инженер Н.И.Воскобойников построил первый на Абшероне нефтеперегонный завод. Этот экспериментальный завод работал около года, но доказал эффективность предложенных методов перегонки нефти (4, с. 17-19).

В 1844 году член совета Главного Кавказского управления В.Семенов и инженер Алексеев предложили новый, механический способ рытья нефтяных колодцев. В 1846 году у села Биби-Эйбат была пробурена механическим способом первая в мире скважина глубиной 21 м, дававшая 110 пудов нефти ежедневно. Прежние нефтяные колодцы стали именовать «кяризными», а колодцы, прорытые новым способом, – скважинами. Спустя 13 лет этот метод был применен также в Пенсильвании.

В 1850-1872 годах вновь практиковалась откупная система, и вновь местная администрация предпочитала сдавать нефтяные колодцы не местным предпринимателям, а переселившимся в край армянам. Так, наиболее крупными откупщиками были Тер-Гукасов, а позднее Иван Мирзоев, сделавший капитал на продаже нухинского шелка.

Это при том, что признанными специалистами в деле организации нефтедобычи были азербайджанцы. В 1833 году Кербалаи Юсиф Амирбек-оглы и Гаджи Наби Сафи-оглы были награждены серебряными медалями «За труды и усердие» за открытие нефтяных залежей устройство нефтяных колодцев на Кубани, куда были приглашены руководством Черноморского казачьего войска.

Промышленная революция в Европе, а затем и в России требовала новых источников энергии. Пока запасы европейского каменного угля удовлетворяли потребности ремесленных мастерских, мануфактур, заводов и фабрик. Но становилось ясно, что назревает нужда в другом дешевом и большем по объему источнике. Это потребовало коренной реконструкции нефтедобычи и нефтяной промышленности.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.