О “тюркизации” Азербайджана в XI в.: по англоязычной историографии


Л.Р. Кафар-заде

Уникальность географического расположения, а также богатство природных ресурсов не только превратило Азербайджан в объект геополитической борьбы великих держав на протяжении всей истории, но и сказалась на формировании этнокультурной картины общества.

Освещение в англоязычной историографии концептуально важных вопросов этнополитической истории раннесредневекового Азербайджана представляет большую научную важность.

Отметим, что еще в XX в. сформировались три основные концепции этногенеза местного населения Азербайджана:

– тюрки обосновались в Азербайджане в XI в., т.е. с приходом сюда сельджуков;
– тюрки обосновались на территории Азербайджана еще в раннее средневековье, т.е. с наплывом сюда гуннов, сабир, хазар;
– тюрки населяли территорию Азербайджана еще с древности

Большинство англоязычных исследователей, как и советских, придерживаются первой концепции. В большинстве исследований англоязычных ученых история Азербайджана не только «растворена» в научных трудах, освещавших историю государств Кавказа, Ближнего и Среднего Востока, Средиземноморья, а, более того, представлена как составная «часть» истории Ирана.

Как следствие, англоязычными исследователями игнорируется сильный тюркский компонент в этнополитической истории раннесредневекового Азербайджана.

Нередко Азербайджан игнорируется как отдельный политический субъект и замещается термином «Северо-Западный Иран», и, как результат, движение хуррамитов характеризуется «иранским» восстанием, а сам Бабек и его последователи предстают «персами», этническое происхождение правящей династии азербайджанского государства Саджидов сводится к «иранским» корням (К. Босворт, У. Маделунг), несмотря на то, что Саджиды являлись потомками тюркских эмиров из Средней Азии. Кроме того, К. Босворт ошибочно утверждает об «иранизации» арабской династии Ширваншахов Йазидидов в Ширване.

Однако необходимо отметить, что уже к VI в. Ширван являлся одной из основных территорий расселения тюркских племен, которые к IX–X вв., в период ослабления халифата в Ширване, стали играть главную роль, разговорный язык которых в дальнейшем составил основу азербайджанского языка. К. Босворт также предполагает, что язык аррани был иранской речью, что в свою очередь не соответствует исторической действительности, ибо исторически территория Азербайджана (причем, как северные, так и южные земли) являлась местом обитания тюркских народов и испокон веков здесь преобладали тюркоязычные народы, а тюркский язык стал основным средством общения, сыграв объединяющую роль.

В азербайджанской историографии научно доказано, что уже в VII–VIII вв. среди албан получил распространение тюркский язык, подтверждением чему являются тюркизмы, встречающиеся как в «Истории Агван» Моисея Каланкатуйского, так и в средневековых арабоязычных источниках. Историк С.Ашурбейли, исходя из того, что слово «Аран» не использовалось в других восточных языках, кроме как древнетюркского, утверждает, что под арранским языком следует подразумевать именно возникший до X в. азербайджанский тюркский язык.

Результатом представления в англоязычной историографии средневекового Азербайджана «частью» Ирана, а также игнорирования присутствия сильного тюркского компонента в этнополитической истории средневекового Азербайджана стала ошибочная концепция о начале тюркизации Азербайджана лишь в XI в. Так, к примеру, такие авторитетные исследователи, как К. Босворт, П. Гольден, Л. Джохансен и др., одними из главных последствий новой миграционной волны тюркских племен огузов из Средней Азии в Азербайджан и включения последнего в состав империи Великих Сельджуков указывают процесс стремительной этнолингвистической «тюркизации» Азербайджана. Однако необходимо отметить, что Азербайджан издревле является территорией расселения тюркских этносов.

С возникновением в XI в. Великой Сельджукской империи, охватывавшей обширные территории от Средней Азии до Средиземного моря и от Дербентского прохода до Персидского залива, начался переломный период в средневековой истории, как Востока, так и Запада. Миграционное движение сельджуков из Центральной Азии на запад оказало влияние на политическую, социально-экономическую, этно-конфессиональную и культурную жизнь многих стран и народов не только Центральной и Передней Азии, но также Европы.

Одной из главных территорий расселения сельджуков стал Азербайджан. Наряду с тем, что он располагался непосредственно на пути движения новых потоков тюрков-огузов в западном направлении, большую роль сыграла этноконфессиональная особенность Азербайджана. Так, автохтонное население страны являлось тюркским и главным образом было представлено именно огузами, проникшими через Дербентский проход и другие горные перевалы Большого Кавказа.

Кроме того, существенное значение для переселенцев представлял и религиозный фактор – исповедание местным населением ислама, приверженцами которого также являлись сами сельджуки. Так, прибывшие огузы легко смогли адаптироваться к тюрко-мусульманскому социокультурному пространству. Поэтому с миграцией сельджуков в Азербайджан не последовала ассимиляция местного населения первыми, имела место лишь консолидация между родственными племенами.

Именно ввиду исключительного геостратегического расположения Азербайджан был выбран сельджуками в качестве основной базы для дальнейших военных кампаний в западном направлении. У.Аллен и Э. Пикок указывают, что не только травянистые степи и высокогорные пастбища Азербайджана привлекали кочевников Центральной Азии, но и Муганская степь, известная как коневодческая местность, стала главной базой пополнения лошадей для кавалерии турков-сельджуков.

Первая волна тюрков-огузов прибыла в Азербайджан в 1015–1016 и 1018–1021 гг. Первые набеги огузов сюда носили скорее разведывательный характер. В первом случае они коснулись южных земель Азербайджана, а во втором – северных (Аррана). Первая группа прибывших огузов под предводительством Буки, Кокташа, Мансура и Даны насчитывала около 2 тыс. шатров. Вторая волна огузов, численно намного превосходивших первую, хлынула в 1038 г.

Тем не менее, это не дает оснований говорить о тюркизации Азербайджана лишь начиная с XI в., т.к., как утверждает Э. Лэмбтон, численность участвовавших в сельджукской миграции ограничивалась несколькими десятками тысяч человек. Дж. Бучан же указывает, что с новым миграционным потоком огузов в Азербайджан в XI в. тюркское население Ширвана, Аррана и Мугани лишь количественно увеличилось, качественных же изменений в этническом составе местного населения не последовало. Но даже если предположить, что местное население Азербайджана преимущественно было нетюркского происхождения, то этот факт не подтверждает того, что поселение тюрков-огузов здесь привело к тюркизации, т.к. пришельцы не только в количественном соотношении, но и по уровню социально-экономического развития, сильно уступали местному населению, что в свою очередь никоим образом не могло нарушить принцип этногенетической непрерывности на территории Азербайджана.

В этом отношении большой интерес представляет статья З. Ямпольского:  «…к IX в. (или к началу X в.) было известно, что в Аране (Албания) 4000 сел». Если, учитывая плодородность почвы, увеличить число за счет стольких же сел Атропатены и считать в каждом селе по 300 или 400 человек, то население Атропатены и Албании к X в. будет составлять не меньше миллиона человек. Таким образом, при полном отсутствии других демографических данных, на основании приведенных цифр можно считать, что на грани новой эры население Атропатены и Албании составляло приблизительно 500,000–750,000 человек.

В течение последующих веков вместе с ростом производительных сил имело место увеличение населения этих областей… В XI в. в Азербайджан начали вторгаться гузы (огузы), возглавляемые султанами династии Сельджуков. По Гардизи, гузы в 1025 г. поселились в Хорасане – «4000 семей – мужчин, женщин и детей», а затем, по ибн ал-Асиру, часть их – «2000 мужчин из гузов» двинулась на Исфахан, а оттуда – в Азербайджан. По Равенди, сельджукские султаны около 1033 г. разделили свои войска на 4 группы, одна из которых двинулась в «пределы Азербайджана», а затем в Иран и в Ирак.

Но в 1040 г., пишет ибн ал-Асир, народ «перебил в Тавризе множество гузов», и «гузы ушли в горы, разбились на отдельные части и разбрелись. Если даже произвольно удесятерить цифровые данные об огузах, то, учитывая, что в XI–XII вв. гузы распространились в Азербайджане, Северной Месопотамии и Малой Азии, можно сказать, что количество гузов по сравнению с местным населением составляло меньшинство; приход гузов никак не мог нарушить непрерывности этнического развития на почве Азербайджана.

Таким образом, факты позволяют считать, что с древнейших времен до XVIII в., т.е. на протяжении почти 3000 лет, все этнические общности, вторгавшиеся и иначе проникавшие в Азербайджан, составляли здесь абсолютное этническое меньшинство и поэтому не могли ни прервать, ни даже значительно деформировать основной, количественно преобладающий ствол этногенетического развития на почве Азербайджана. Поэтому есть все основания современных азербайджанцев и их язык, других коренных жителей Азербайджана считать этническими потомками древнего местного населения (т.е. тюрков. – Л.К.) Мидии Атропатены и Албании».

Необходимо отметить, что на протяжении многих веков земли Азербайджана испытывали на себе влияние миграционных процессов и подвергались нашествию тюркоязычных племен, которые в свою очередь принимали активное участие в этногенезе азербайджанцев. Этническая картина Азербайджана наряду с преобладающим тюркским населением представлена кавказоязычными и ираноязычными народами. Появление же тюрков-сельджуков лишь внесло свою лепту в многовековый процесс формирования азербайджанского тюркского народа и азербайджанского тюркского языка, еще более усилив тюркскую доминанту.

В азербайджанской историографии было научно доказано, что среди киммеров, скифов, саков, игравших большую роль в военно-политической истории Азербайджана, начиная с конца VIII – начала VII вв. до н.э., присутствовал сильный тюркский компонент, который в дальнейшем при булгарах, сабирах, хазарах и огузах лишь усилился. К тому же, Скифское царство было создано именно на территории Азербайджана. Кроме того, еще в начальные века нашей эры тюркские этносы, среди которых преобладали огузы, играли главную роль в процессе формирования единого народа.

Тюркские племена преобладали как на севере, так и на юге страны, и являлись носителями государственности. Поэтому, начиная с первых столетий нашей эры, тюркский язык превратился в главное средство общения между малочисленными нетюркскими народами и этническими группами, населявшими территорию Азербайджана, тем самым он сыграл консолидирующую роль между севером и югом страны, что соответственно повлияло на формирование единого азербайджанского народа, т.к. в указанный период в Азербайджане, отличающемся своей полиэтничностью, не было единой религии.

Присутствие в местной топонимике тюркских элементов подтверждает преобладание тюркского элемента в Азербайджане. Уже в VII – VIII вв. среди албан получил распространение тюркский язык, подтверждением чему являются тюркизмы, встречающиеся как в «Истории Агван» Моисея Каланкатуйского, так и в средневековых арабских источниках.

Азербайджанский исследователь Г. Гейбуллаев, долгие годы изучив древнетюркские топонимы, антропонимы Албании и Атропатены, упоминавшиеся в античных, среднеперсидских, раннесредневековых грузинских и арабских источниках, пришел к выводу, что в их этническом составе с начала I тыс. до н.э. до конца раннего средневековья существовали устойчивые тюркские этнические общности.

Одним из ценнейших и одновременно ранних арабских источников, доказывающих, что еще до арабского завоевания местное население Азербайджана было тюркским, являются датируемые приблизительно концом правления омейадского халифа Муавии I (661–680 гг.) «Сообщения» Абида ибн Шарйа ал-Джурхуми, в которых приведен краткий диалог между халифом Муавией и командующим арабскими войсками.

На вопрос халифа «Что ты скажешь об Азербайджане?» последний ответил так: «Азербайджан издревле является страной тюрок и заселен ими».

Так, указанный источник является неопровержимым доказательством тюркского этнолингвистического происхождения населения Азербайджана и, соответственно, показывает несостоятельность и декларативный характер утверждений большинства англоязычных исследователей о начале тюркизации Азербайджана лишь с приходом сюда сельджуков в XI в.

Средневековый арабоязычный автор Ибн Хишам (умер в 828-829 г.) в своем труде отмечает, что полководец йеменского падишаха в Азербайджане воевал с тюрками, что в свою очередь доказывает, что еще в период арабских завоеваний население Азербайджана было тюркским.

Кроме того, положительную роль в формировании этнополитического единства на территории Азербайджана сыграло и возникновение азербайджанского тюркского государства Саджидов, в период существования которого впервые удалось объединить все азербайджанские земли под единым управлением и границы которого простирались от Дербента до Зенджана, от берегов Каспийского моря до городов Ани и Дабиль, что в свою очередь ускорило процесс формирования единого азербайджанского тюркского народа.

Новый миграционный поток огузов из Средней Азии и Хорасана в Азербайджан и их массовое расселение здесь способствовало дальнейшему формированию этнолингвистического единства на территории от Дербента на севере и почти до Хамадана на юге. Сельджукское миграционное движение качественно изменило этнокультурный облик всего ближневосточного региона. Начиная с XI в. тюркство превратилось в главный этнополитический фактор не только на всем Южном Кавказе, но и в Передней Азии.

К тому же, следует особо подчеркнуть консолидирующую роль именно тюркства, тюркских этносов и языка в истории государственности Азербайджана еще в доисламский период, в период, когда отсутствовала единая монотеистическая религия, способная сплотить как тюркские, так и нетюркские этносы на территории Азербайджана.

Именно тюркство явилось ключевым звеном в процессе этнополитической и культурной унификации всех областей страны. Примечательно и то, что именно из-за того, что тюркские этносы представляли собой мощную военно-политическую силу, политика насильственной этнокультурной ассимиляции азербайджанского населения, последовательно проводимой как сасанидскими, так и арабскими завоевателями на протяжении приблизительно шести столетий, потерпела фиаско.

К тому же, с новой волной миграции огузов процесс формирования азербайджанского народа, в котором главную роль сыграли тюрки-огузы, был завершен, а азербайджанский тюркский язык, вытеснив арабский и персидский языки, превратился в общенародный язык во всем Азербайджане. Более того, азербайджанские огузы сыграли большую роль не только в захвате Сельджуками Анатолии и Сирии, но и в их дальнейшей тюркизации, т.к. большая часть огузов-тюркманов осела именно в Азербайджане.

Стоит отметить, что существенное значение в определении этнического происхождения местного населения Азербайджана играют и антропологические данные. В ходе раскопок в Мингечауре в 1946–1953 гг. учеными были исследованы около 200 черепных коробок, по времени относящихся к периоду с X в. до н.э. по X в. н.э., среди которых, в частности тех, что относятся ко времени до н.э., преобладает долихокранный тип черепа, который, как известно, является характерной особенностью каспийского антропологического типа, к которому относятся азербайджанские тюрки и туркмены. Было установлено, что каспийский тип является местным.

Согласно отечественному антропологу К. Мамедову, данный тип следовало бы называть «огузским», т.к., по сообщениям средневековых арабоязычных авторов, в отличие от других народов огузы были длинноголовыми. Отметим, что население Азербайджана нашего времени тоже отличается долихокранным типом черепа, что в свою очередь доказывает, что тюрки являются автохтонами здесь, а не пришлым элементом, как утверждает большинство англоязычных исследователей.

По палеоантропологическим находкам, найденным на севере и юге Кавказа, было установлено, что древнейшее население этой области было каспийского типа, к которому относятся современные азербайджанские тюрки, что доказывает в свою очередь тот факт, что последние являются первыми обитателями Кавказа.

Определенный интерес представляют предположения азербайджанских ученых Ю. Юсифова и С. Алиярлы, которые ссылаясь на наличие множества шумеро-тюркских лексических аналогий, отмечают возможность близости или соседства шумеров и тюрков, тем самым исследователи предполагают, что прототюрки еще с древности жили в Передней Азии, на Кавказе, в регионе Средиземного моря, в Средней Азии.

О возможности тесных контактов шумеров с тюрками высказывались также западные ученые, как, например, немецкий профессор Фриц Гоммель, выявивший в шумерских текстах около 200 слов, совпадающих с тюркскими. Профессор Бено Ландсбергер, открывший кафедру шумерологии на историко-географическом факультете Анкаринского Университета, утверждал, что кутии, правившие в Месопотамии в 2150–1950 гг. до н.э., были самыми близкими к тюркам, а возможно, и одинаковым племенем.

Следовательно, утверждения англоязычных исследователей о том, что этническая тюркизация Азербайджана началась именно в XI в. с прибытием сюда сельджуков, в корне ошибочны и не соответствуют исторической действительности.

Необходимо отметить, что причины большинства грубых искажений истории Азербайджана кроются в ограниченности источниковой и историографической базы исследований.

В большинстве работ англоязычных исследователей история Азербайджана «растворена» в научных трудах, освещающих историю государств Кавказа, Ближнего и Среднего Востока, Средиземноморья, и, более того, представлена как «составная часть» истории Ирана. Нередко причиной искажений этнолингвистической картины Азербайджана в англоязычной историографии является также влияние на англоязычных ученых трудов советских исследователей, которые по политическим мотивам игнорировали тюркский элемент в этно-политической истории.

По материалам международного научного конгресса “Этногенез и этническая история народов Кавказа”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.