География и этнокультурная история народов Кавказа в «Гюлистан-и Ирам» А.Бакиханова


Х.Гасымов

Видный историк, филолог, поэт, философ и учёный-энциклопедист Аббаскули-ага Бакиханов (1794–1846 гг.) является ярким представителем азербайджанской исторической науки. Его сочинение «Гюлистан-и Ирам» стало первым монографическим исследованием академического плана.

А.А. Бакиханов был «для азербайджанской историографии последним хронистом средневековья и первым историографом, историком нового времени».

Он был высокообразованным человеком для своего времени, хорошо владел восточными языками (персидским, тюркским, арабским), русским, французским, польским языками, являлся автором ряда трудов по этике, философии, поэтике, филологии, логике, астрономии, географии.

Самым крупным научным сочинением А.А. Бакиханова явилось его исследование, поэтически названное «Гюлистан-и Ирам» («Цветник рая»). Это первый в азербайджанской исторической науке труд, излагающий историю азербайджанского народа и соседних народов с древнейших времён до заключения Гюлистанского мирного договора (1813). Этот капитальный труд на персидском языке, завершённый в 1841 г. и переведённый автором на русский язык в 1843 г. под названием «История восточной части Кавказа», явился итогом его долголетних изысканий в области исторической науки.

Это сочинение А.А. Бакиханова было обсуждено в 1845 г. в Санкт-Петербургской Академии наук и удостоено правительственной награды. «История» А.А. Бакиханова на русском языке была впервые издана в 1926 г. В 1951 г. это сочинение было издано в азербайджанском (тюркском) переводе, а в 1970 г. – в персидском оригинале.

А.А. Бакиханов в 1844 г. с помощью Василия Кузьмина, служившего переводчиком при канцелярии Главноуправляющего Грузией, перевёл «Гюлистан-и Ирам» на русский язык (Кузьмин помогал автору шлифовать переведённый текст). Первоначально новый русский текст сочинения именовался «Историей Дагестана».

В течение 1844–1845 гг. сочинение «Гюлистан-и Ирам» А.А. Бакиханова неоднократно обсуждалось в бюрократических, научных кругах Российской империи и 26 декабря 1845 г. военный министр империи А.И. Чернышёв пришёл к такому заключению, что «Историю» А.А. Бакиханова не печатать на казённый счёт.

Бакиханов, лишённый возможности издать своё сочинение полностью, стал публиковать в периодической печати отрывки из своего труда.

Бакиханов придавал исключительное значение исторической науке: «История знакомит нас со степенью образования народа и его нравственности, с выгодами совместного существования и политики, и потому надлежит её считать одною из высших духовных наук … Она представляет нам будущее в нарядах прошедшего. Описываемые ею деяния прошедшего служат руководством будущему, жить настоящим, не ведая прошедшего, значит войти в пустыню без пути и блуждать в ней без цели».

Автор «Гюлистан-и Ирам» с большой ответственностью относился к историческим исследованиям и считал, что не стоит противопоставлять народы: «Я по возможности старался соблюсти главные условия для историков – описать происшествия в связи и порядке, руководствуясь строгим беспристрастием в отношении к единоверцам своим и к родине, почитая весь род человеческий одним семейством, а шар земной общим отечеством».

Для написания своего сочинения Бакиханов использовал огромное количество материалов и сведений о народах средневекового Кавказа, почерпнутых им из греческих, римских, византийских, грузинских, арабоязычных, персоязычных, османских (турецких) авторов и трудов современных ему авторов.

Однако он особо отмечал: «Никакие летописи, предания и памятники не могут показать нам исторических происшествий на Кавказе во всей полноте их. По случаю беспрестанных войн и переходов через его хребты разных племён он подвергался частым опустошениям. Они – то уничтожали почти все исторические факты, на коих мог бы основаться историк. Летописи же и предания соседних народов ничего удовлетворительного в этом отношении нам не представляют».

В «Истории восточной части Кавказа» Бакиханов проанализировал сложнейший исторический путь различных народов региона, описал природные условия, естественные богатства его различных частей, далёкое историческое прошлое народов Кавказа, религиозные верования, своеобразие народов и обычаев его многоязычных народов и племён, памятники их материальной культуры.

Он, в отличие от своих азербайджанских предшественников, занимавшихся в основном местной историей, впервые представил общий исторический обзор восточной части Кавказа.

Бакиханов, состоя на службе при градоначальствующем на Кавказе, много путешествовал. Он использовал свои путешествия для изучения истории народов Кавказа. А.А. Бакиханов принимал деятельное участие в войнах Российской империи с Османским и Гаджарским государствами и при заключении мира между этими государствами.

Бакиханов, следуя традициям средневековой исторической науки, уделил основное внимание описанию военно-политических событий, произошедших на Кавказе до 1813 г. Однако описывая историческую географию и этнокультурную историю Кавказа, он выдвинул ряд тезисов, соображений, достойных особого внимания.

Например, в статье «Происхождение племён, населяющих нынешние закавказские провинции», впервые опубликованной в первом номере газеты «Кавказ» (3 января 1848 г.), А.А. Бакиханов отмечал: «В веках отдалённых различные народы, переходя через Кавказ с юга на север и обратно, вели в нём войны – утверждали своё владычество или искали убежище».

Бакиханов придавал исключительное значение геополитическому положению Кавказа и считал, что в формировании, развитии этнокультурной картины Кавказа (особенно Ширвана и Дагестана), весомую роль сыграли переселения народов и племён и переселенческая политика, проводимая многими правителями: «С незапамятных веков самой глубокой древности различные племена переходили с юга на север и обратно, селились на Кавказе, а племена, гонимые и побеждённые, находили убежища на неприступных вершинах и в ущельях этих гор. Цари персидские (сасанидские. – Х.Г.) переселили сюда многие племена из разных областей (империи. – Х.Г.), основали здесь города и селения, развалины которых видны и поныне.

Греки, римляне, персы, гунны, авары, тюрки, русы, хазары, арабы, монголы и татары захватывали многие местности и особенно Ширван, который более всех подвергался нападениям. Во время правления шахов Сефевидской династии персидские и турецкие (сефевидские и османские. – Х.Г.) войска попеременно вытесняли отсюда друг друга. И поэтому неудивительно, как разноплемённые жители этого края. В подтверждение сказанного можно сослаться на предания, памятники, имена, различные языки, обычаи, нравы, строение тела, умственные способности и веру».

Следует отметить, что кроме Сасанидских шахиншахов переселенческую политику вели все (без исключения) правители, утвердившие свою власть на Кавказе (особенно в Ширване и Дагестане).

По мнению А.А. Бакиханова, основными причинами полиэтничности Кавказа являлись нижеследующие исторические события: «Со времени правления арабов, беспрерывно сюда стремившихся для завоеваний, нашествия хазаров и других северных народов, долговременное владычество монголов и татар, оспаривание персианами и турками (Сефевидами и османами. – Х.Г.), попеременно одни других вытеснявших, могут дать понятие о различии племён, долженствующих населять Закавказские провинции, и о трудности определить с достоверностью каждое из них отдельно».

С точки зрения этнической, этнокультурной истории он считал Кавказ уникальным, неповторимым уголком мира: «Каждое племя на Кавказе, говорящее на языке, отличном от другого, является, быть может, потомком прежних народов, имена которых сохранились в истории, а остатки уцелели только здесь».

Во многом этому обстоятельству благоприятствовали геополитическое значение и географическое положение Кавказа (особенно Ширвана и Дагестана): «Переход людей на север (и на юг. – Х.Г.) по большей части должен был совершаться через Кавказ и, в особенности через Ширван и Дагестан, ибо в те времена из-за отсутствия кораблей они не могли переходить другим способом и путём с множеством своих стад на запад, ограждаемой морями».

Историк подчёркивал исключительную роль Ширвана в этнокультурных процессах средневековья: «В незапамятные времени цари персидские и других сторон приходили на Кавказ как для завоевания и любопытства, так и для спасения себя от преследования неприятелей. Ширван всегда подвергался набегам и грабежам северных и южных народов».

Бакиханов, говоря об античной и раннесредневековой Албании, отмечал: «Может статься, что Албания получила своё название от римлян – слово «Альбус», «Альби» («белый») употреблено здесь, может быть, в смысле «свободный». Так, по предположению М.Т. Каченовского, «Белая Россия» («Белоруссия») получила своё название от того, что не была покорена татарами во время нашествия Батыя … Слово «белый» значит «свободный, не покорённый». В науке существует ещё и такое мнение, что понятие «Албания» имеет значение «высокогорная страна».

Следует отметить, что с утверждением Сасанидского господства вместо понятия «Албания» появились слова «Арран» и «Ширван».

Бакиханов так определял границы Ширвана: «Ширванская область включает в себе нынешние (к 1818 г. – Х.Г.) уезды: Ширван с Сальяном, Шеки, Баку, Кубу, Дербенд, Табасаранское и Кюринское владения, Самурский округ и нижняя часть Элису. Ширван есть обширнейшая и лучшая область в этом крае».

Таким образом, Ширван является частью исторической Албании и история племён и народов, населявших «Албанию».

Интересно соображение А.А. Бакиханова о происхождении слова «Азербайджан»: «Кажется, название «Азербайджан» происходит от слова «Азер-Бабаган», которое арабы произносят как «Азербабеджан», что значит «Огонь Бабека». Как бы ни была огнепоклонство, сколько нам известно, зародилось в крае, называемом ныне «Азербайджан».

Исследователи второй половины XIX столетия – ХХ в. пришли к такому выводу, что «этимология Бакиханова надуманная». Однако они заняли другую позицию в этом вопросе: «В конце 20-х гг. IV в. (до н.э. – Х.Г.) Атропат, бывший персидский сатрап, по происхождению своему вероятнее всего мидянин, становится самостоятельным правителем нового государства, официально называвшегося «Мидией», позднее часто по имени своего первого владыки – «Атропатеной» в античных, «Атарпатаканом», «Атурпатаканом» (известны и другие родственные формы) – в восточных источниках».

Эту позицию защищали и составители семитомной «Истории Азербайджана»: «Это государство охватывало территории Южного Азербайджана, Иранского Курдистана и некоторые части Северного Азербайджана».

По мнению И.Г. Алиева, государство Атропатена «просуществовало здесь около трёх с половиной веков». После арабских завоеваний понятие «Атропатена» (ошибочно связываемое с именем античного полководца и государственного деятеля Атропата – превратилось в арабское – «Азербайджан».

Ряд исследователей считает, что истоки этого понятия более древние, доходят до IX–VIII вв. до нашей эры, это понятие имеет значение «внутренняя страна». Бесспорным является и тот факт, что «Азербайджан» (Атропатена) и в эпоху правления Сасанидов был центром, оплотом огнепоклонничества, зороастризма. Зороастризм играл на протяжении 3–4 веков значительную роль и после арабского завоевания».

Примечательно, что в арабоязычных источниках, составленных на протяжении VII–VIII вв., территория от Зенджана до Дербента упоминается под общим названием «Азербайджан». После появления арабов на Кавказе появилась новая (точнее возродилась старая – Сасанидская. – Х.Г.) административно-территориальная единица – «Эрменийа (Арминийа)».

По представлениям Сасанидов и арабов, «Эрменийа» являлась «страной, населённой христианами, «эрменами», «римлянами», которые долго находились под влиянием Рима, больше тяготели к Восточно-Римской империи – Византии и сопротивлялись власти Сасанидов и арабов.

Понятие «Рим» и «Эрменийа» генетически связаны. Сасаниды и арабы включили в эту единицу также западные земли античной Албании. Впоследствии понятие «Эрменийа» и всё христианское (и не только христианское. – Х.Г.) наследие исторической Албании и Азербайджана, а также других стран, народов Кавказа было присвоено армянами (которые называют себя «хаями», а не «армянами»).

Благодаря покровительству императоров России и официальных кругов Советского Союза они умудрились перевести на армянский язык христианские, византийские и даже античные источники, фальсифицировать их. Естественно, такими «обработанными» «армянскими» источниками пользовался в своё время и А.Бакиханов.

Следует отметить, что к 40-м гг. XIX столетия Бакиханов был первым историком, затронувшим многие сложные вопросы этнокультурной истории Кавказа, но в силу масштабности, архисложности этих проблем и отсутствия аналитических, научных трудов, посвящённых этим вопросам, он сумел только представить на суд своих читателей массу проблем этнокультурной истории региона.

Именно по вышеуказанным причинам соображения А.А. Бакиханова по поводу этимологии, происхождения, сущности понятий «Азербайджан», «Эрменийа» и других понятий могут вызвать возражение кавказских (в том числе азербайджанских) исследователей – историков.

Бакиханов также с особым интересом относился к этнокультурным процессам, происходившим в раннее средневековье в Дагестане и Чечне. Интересно его мнение о Табасаране: «Так как большая часть жителей Табасарана переселена сюда Ануширеваном из Табаристана и Исфахана, то название «Табасаран» могло произойти от Табаристана».

Историк затронул и вопрос об эволюции аварцев: «Авары, населявшие степи Татарии, были народом могущественным. Китайские историки считают их потомками племени гуннов, древних своих соседей. Во втором столетии по р.х. авары, разбитые тюрками, пришли в южные страны и, смешавшись с другими племенами, образовали новое сильное государство … Впоследствии авары, ведя войны с разными народами, начали ослабеть и, потеряв своё величие, смешались с другими народами» .

Известно, что аварцы (авары) называли себя «маарулал» (т.е. «горцы»), но соседние народы называют их «аварцами» («аварами»). Последние века до нашей эры и первые столетия нашей эры примечательны бурным, последовательным проникновением новых тюркских (гуннов, хазаров, аваров и др.) и нетюркских (скифов, сарматов, аланов и др.) племён на Кавказ и оседанием их в этом регионе, смешением этих племён с местным населением.

Таким образом, некоторые тезисы, соображения Бакиханова по исторической географии, геополитической и этнокультурной истории народов средневекового Кавказа представляют определённый научный интерес.

А.Бакиханов, «считая весь род человеческий одним семейством, а шар земной общим отечеством», призывал народы Кавказа к сотрудничеству и сплочению.

По материалам международного научного конгресса “Этногенез и этническая история народов Кавказа”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.