Творческий тандем Садыха Дадашева и Микаила Усейнова


О.БУЛАНОВА

Микаил Усейнов и Садых Дадашев работали вместе до 1946 г. Эти два архитектора были не только коллегами, но еще и родились в один год – в 1905-м, учились вместе в школе и вузе и были своего рода родственниками – сестра Усейнова была замужем за Дадашевым. Тандем этих единомышленников не распался бы никогда, если бы не безвременная кончина Садыха Дадашева.

Усейнов родился 19 апреля 1905 г. в Баку. Его отец был миллионером, имел свои пароходы на Каспии огромный особняк на набережной и еще 71 объект недвижимости. Происхождение висело над Усейновым долгие годы, как дамоклов меч, – в любой момент он мог быть арестован. Из-за боязни за участь близких, если его все-таки арестуют, Усейнов так никогда и не женился.

Уже студентами Усейнов и Дадашев получили первую премию за совместный проект памятника Низами Гянджеви. Среди их лучших архитектурных работ – здания ЦК КП Азербайджана, Азербайджанской консерватории, Музея Низами и др. в Баку; павильон АзССР на ВСХВ (будущая ВДНХ) в Москве (1939) и реконструкция его в 1954 г.

Дальнейшие проекты были созданы уже в одиночку М.Усейновым: Государственная публичная библиотека им. Ахундова, комплекс зданий АН АзССР, большое количество жилых домов и др. Кроме архитектурных, были еще и литературные труды по вопросам архитектуры и градостроительства, в большинстве своем ставшие настоящими учебниками.

Совместное творчество этих выдающихся зодчих, ставших в 1929 г. одними из первых выпускников архитектурного факультета (созданного в 1920 г.), отразило все этапы сложного и интересного процесса становления и развития азербайджанской советской архитектуры, одной из ветвей многонационального советского зодчества. Построенное по их проектам множество сооружений, чрезвычайно разнообразных по назначению, характеру и объему, сыграло исключительно важную роль в формировании современного облика Баку.

Особенностью творческого пути Дадашева и Усейнова, начиная со студенческой скамьи, когда ими выполнялись архитектурные обмеры зданий дворцового ансамбля ширваншахов в Баку и вплоть до кончины Дадашева, было полное взаимопонимание и тождество взглядов.

Среди возникавших в процессе работы вопросов – было ли это проектирование реального объекта, участие в конкурсе или обсуждение вопросов развития советской архитектуры, – одной из наиболее актуальных, проходящей красной нитью через все творчество, были проблема отношения к архитектурному наследию, его связи с современной архитектурной практикой. Естественно, что на различных этапах ее решение приобретало различные характер и оттенки.

Среди ранних работ Дадашева и Усейнова в этом плане интересен проект памятника на могиле Низами Гянджеви (1926). Объемно-пространственная композиция и архитектурные формы надгробья почти точно следуют композиции и формам известного башенного мавзолея Момине-хатун, воздвигнутого в Нахичевани в 1186 г. современником поэта, зодчим Аджеми.

Подобная трактовка памятника не случайна. Она отразила одну из основных тенденций архитектурного развития республики того времени, исканий архитектурно-художественной образности.

Наряду с конструктивизмом, постепенно становившимся господствующим творческим направлением (дворцы культуры в промышленных районах Баку братьев Весниных и др.), довольно широкое распространение получила более или менее поверхностная стилизация под монументальную архитектуру взятого вне времени и пространства древнего Востока (вокзальный комплекс Н.Баева и др.). Одновременно появились также первые обращения к национальному архитектурному наследию, убежденными сторонниками которого стали Дадашев и Усейнов.

Увлечение приемами конструктивизма не миновало и Усейнова с Дадашевым. В этом плане показательны композиция и архитектура фабрики-кухни на Баилово (1930, впоследствии реконструированной под больничное здание), про которую в свое время Л.Ильин писал: “Композиция продумана, в ней отсутствуют нарочитые выверты, обычные для всех конструктивистских сооружений”.

Возвращение в середине 30-х к проблеме освоения архитектурного наследия, в первую очередь Ренессанса и классицизма, знаменует общежитие студентов медицинского института (1934), в архитектуре которого “пересказаны” мотивы воспитательного дома во Флоренции Брунеллески.

Связанные единством архитектурно-планировочного замысла и выполненные в мотивах и формах классицизма кинотеатр “Художественный” (1934, позже переименованный в им. Низами) и расположенное напротив административное здание (1935) образовали “завязку” улицы им. 28 Апреля (позднее 28 Мая), существенно повлияв на дальнейшую застройку этой магистрали и перпендикулярного к ней проспекта им. Кирова (позднее Бюльбюля), одного из важнейших в центральном районе города.

Творческие позиции основных групп бакинских архитекторов тех лет отчетливо выявили конкурсные проекты здания Дворца Советов республики (1934). Дворец Советов в процессе работы будет переименован в Дом правительства.

Представленный тандемом проект заслужил 2-ю премию и интересен сочетанием композиционных приемов классицизма с архитектурными формами, приемами и средствами убранства, заимствованными в национальном архитектурном наследии. Подобное сочетание постепенно становится основным в ряде сооружений предвоенных лет: консерватория, жилой дом Бакгорисполкома, впоследствии реконструированный для размещения ЦК КП и СМ Азербайджана, многократно повторенный проект 22-классной школы и т.д.

Среди многочисленных сооружений и проектов того времени выделяются удостоенный Государственной премии павильон Азербайджанской ССР на ВСХВ в Москве (1939) и Музей азербайджанской литературы им. Низами, перестроенный в 40-х гг. из здания гостиницы конца XIX в.

Здание музея стало организующим началом оригинального ансамбля, сложившегося на площади, образованной на месте старого квартала с малоэтажной и скученной застройкой. В ее разновременном и на редкость разностильном обрамлении – от крепостных стен древней части города до конструктивистского Дома печати (Азернешр), музей со своими сравнительно небольшими габаритами ярко выделяелся смелым включением в композицию монументальной скульптуры и щедрым введением в убранство разноцветных изразцов.

Архитектура зданий и проектов первых послевоенных лет, часть которых была запроектирована еще совместно (крупные жилые дома нефтяников, Дом работников науки и др.), характерна общими для архитектуры того времени тенденциями развития, которую впоследствии критиковали сторонники хрущевского минимализма: мол, имеет место недостаточное внимание к экономике, перегруженность декоративными элементами, ложная монументализация, иногда нарочитая архаизация внешнего облика…

Все это, мол, серьезная преграда на пути решения острых и неотложных задач послевоенного строительства и не соответствует изменению эстетических представлений. Однако именно эти дома стали украшением Баку.

Радикальная перестройка всех областей архитектурно-строительного дела, происходившая в стране в конце 50-х, нашла своеобразное преломление и в творчестве Усейнова. Наряду со зданиями, строительство которых велось по ранее сделанным проектам (главный корпус Политехнического института, республиканская публичная библиотека), были здания и только начатые и в процессе строительства перерабатывавшиеся.

Например, республиканский Академгородок (1949). Здания некоторых институтов были уже построены, часть корпусов заканчивается строительством по сравнительно недавно разработанным проектам. Архитектура главного корпуса в процессе затянувшегося строительства была переработана и, как писали во времена социализма, “композиционная структура выиграла, освободившись от тектонически неоправданного, чрезмерно пышного убранства”.

Возникшие в Баку в 60-х огромные новые районы значительно смягчили остроту послевоенного жилищного вопроса, позволяя уделить больше внимания и средств ставшей неотложной реконструкции исторически сложившейся центральной части города. Проводимые мероприятия градостроительного характера преимущественно связаны с формированием некоторых общественных центров, строительством большого числа общественных и жилых сооружений.

К таким работам в первую очередь принадлежит площадь им. Ленина (позднее Азадлыг), главный общественный центр города, застраивающаяся по проекту Усейнова (1962). Ее идейно-художественный и композиционный центр – Дом правительства (арх. Л.Руднев и В.Мунц, скульптор Д. Карягды), задуманный как “здание-памятник”, был одинок в огромном неорганизованном пространстве.

От застройки площади неотделима по проекту Усейнова реконструкция Приморского бульвара. Падение уровня Каспия позволило значительно расширить этот бульвар и архитектурно организовать за счет обмелевшей территории. Почти четырехкилометровой протяженности просторный бульвар опоясал значительную часть прибрежного района города, создав зеленое обрамление обращенного к морю “фасада” Баку.

Среди последующих работ Усейнова нужно отметить станции метро “Нариманов”, “Низами”, “Элмляр Академиясы”, учебный корпус Института нефти и химии, высотную гостиницу “Москва” в Нагорном районе, здание Главпочтамта и др.

Усейнов принимает участие в создании ряда монументальных памятников – в содружестве со скульптором Ф.Абдурахмановым памятники Низами в Гяндже (1945) и уже упомянутого в Баку (1949), Самеду Вургуну в Баку (1958), “Освобождение” в Баку (1958), Рудаки в Душамбе (1958) и многих других.

Микаэль Усейнов был одним из первых двенадцати академиков АН Азербайджана. В 1985 г. он был избран почетным членом Королевского азиатского общества Англии и Ирландии. Являлся директором Института архитектуры и искусства, а также руководителем Союза архитекторов Азербайджана. В 1992 г. он стал почетным членом Международной академии архитекторов. Из около 250 его проектов, более 200 было реализовано.

Микаэль Усейнов скончался 7 октября 1992 г. Похоронен в Баку на Аллее почетного захоронения. Дадашев скончался в Москве 24 декабря 1946 г. и был там же похоронен.

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.