“Сегях Ислам”: Как хитрость отца прославила Ислама Абдуллаева на все Закавказье


Прославленный ханенде Ислам Абдуллаев – один из виднейших представителей азербайджанского вокального искусства. Родился он в 1876 г. в Шуше, здесь же получил первоначальное образование, посещая “Меджлис ханенде”, организованный поэтом Мир Мохсуном Наввабом и известным народным певцом Гаджи Гуси.

Вот что рассказывал сам И.Абдуллаев о том, как он стал членом общества мугаматистов:

“В один из прохладных весенних дней отец затеял ремонт нашего дома. Закончив основную работу, матсера должны были поднять на второй этаж огромный камень. Трое мастеров, отец и я, сколько ни старались, не могли сдвинуть камень с места. Видя такое, отец сказал одному из рабочих:

– Слушай, Алексан, давай-ка немного отдохнем, а дальше видно будет.

Усевшись в тени под тутовником, мастера отдыхали, пили чай. Отец позвал меня:

– Сынок, возьми поднос и спой что-нибудь. Использовав поднос вместо бубна, я спел отрывок из “Карабах шикесте”. Вдруг вижу: у ворот дома полно народу. Застеснявшись, я поспешил скрыться с глаз. Собравшиеся попросили отца, чтобы я еще раз спел. А он пошел на хитрость:

– Он споет, но только с условием: надо поднять этот камень на самый верх, вон туда. Собравшиеся быстро сделали это.

Чтобы не подводить отца, я, преодолев робость и смущение, спел недавно выученную песню «Карабахда бир денесен» (“В Карабахе ты одна”). Всем понравилось, все дружно зааплодировали. И тут вышел вперед какой-то старик и сказал отцу, указывая на меня:

– Слушай, Абдул, что же ты жалуешься на бедность, обладая таким большим богатством?”

**********

Весть о красивом голосе Ислама разошлась по городу. Узнал об этом и Мир Мохсун Навваб. Он пригласил юношу к себе. С тех пор шестнадцатилетний Ислам навсегда связал свою жизнь с миром музыки и песен.

Впервые Ислам Абдуллаев выступил самостоятельно как ханенде на свадьбе сына знаменитого тариста Садыхджана, где спел “Сегях”. Молодой ханенде пел так выразительно, что настроение нежной грусти и печали, пронизывающее «Сегях», передавалось всем слушателям. Почувствовали на себе обаяние его таланта даже самые строгие ценители мугамной музыки.

Об Исламе вскоре становится известно далеко за пределами Шуши, его часто приглашают на массовые праздники в Карабах, Гянджу, Шеки, Ширван. Можно было услышать его голос и на иранских меджлисах, где он неизменно пользовался огромным успехом у слушателей.

В начале XX века в Баку и Шуше устраивались восточные концерты. На них наряду с видными ханенде выступал и молодой Ислам. На одном из таких концертов, организованном в 1907 году в Баку, он пел в сопровождении тариста Мешади Зейнала и кеманчиста Аванеса. “Сегях” в его исполнении вызвал восторженные отзывы знатоков. И не случайно. Никто не пел этот мугам с таким мастерством, как И.Абдуллаев.

Известный ханенде Сеид Шушинский рассказывал, что в присутствии Ислама ни он, ни Шекили Алескер, ни Кечачи оглы Мухаммед не осмеливались петь «Сегях», боясь ударить в грязь лицом.

Ислам исполнял “Сегях”, особенно “Етим Сегях”, лирично, взволнованно, его пение производило глубокое впечатление. Народ любовно называл своего певца «Сегях Ислам». Это имя прославилось во всем Закавказье и на Ближнем Востоке.

Большой ценитель мастерства Ислама певец Бюль-Бюль отмечал: «Ислам никогда не пел на слова персидских поэтов. Его вдохновляли газели родных азербайджанских поэтов. Он исполнял мугамы на слова Физули, Вагифа, Закира. “Сегях” он пел великолепно, заставляя трепетать в волнении сердца».

По мастерству исполнения мугама “Сегях” азербайджанские ханенде всегда оставляли далеко позади восточных певцов. Этот факт признают сами известные иранские музыковеды Рухулла Халиги, Алинаги Везири и другие.

В 1901—1905 годах Ислам Абдуллаев вместе с таристом Курбаном Примовым выступал на приемах, свадьбах и празднествах в Карабахе и Гяндже. Кстати, Курбан Примов впервые перед публикой выступил, аккомпанируя Исламу. Он восхищался пением своего партнера и старался быть достойным ему аккомпаниатором. Позднее он вспоминал, что исполнение Исламом “Етим Сегях” было настолько проникновенным, что волновало не только человеческие сердца, но, казалось, и все неживое вокруг.

В 1905 году в Гянджу на свадьбу был приглашен Джаббар Карягды оглы. Весть об этом быстро обошла всех любителей музыки. Исполнив несколько мугамов и теснифов, Джаббар попросил присутствующего на свадьбе Ислама спеть “Сегях”. Эта просьба хоть и повергла молодого ханенде в смущение но и польстила ему.

Трио: И.Абдуллаев, тарист Ш.Ахундов, кеманчист Л.Караханов. 1912 год

Вот как рассказывает об этом Ислам Абдуллаев:

«Когда я услышал просьбу Джаббара, ощущение было такое, будто мне подарили весь мир. Я и радовался, и волновался, и… не знал, что делать. Для меня это было серьезным экзаменом — петь перед таким чудесным человеком, и строгим, заботливым учителем, каким был Джаббар.

Я шепнул на ухо Курбану: – Смотри, дружище, подтянись, соберись с духом. Помни, перед кем выступаешь…

Курбан был немного растерян. После того как я спел “Сегях”, Джаббар похвалил моего аккомпаниатора-тарйста и, обратившись,ко мне, сказал: – Слушай, земляк, не согласишься ли ты, чтобы Курбан выступал вместе со мной?

Я не мог отказать Джаббару Карягды оглы. И расстался с Курбаном, с которым меня связывала пятилетняя творческая дружба».

**********

После этого Ислам Абдуллаев долгие годы выступал в сопровождении таких известных таристов, как Мешади Зейнал, Ширин Ахундов, а позднее Татовоса Арутюняна, и кеманчистов Мосеса и Левона Карахановых.

В 1910—1915 годах по приглашению акционерных обществ «Спорт-рекорд» и «Экстрафон» Ислам Абдуллаев едет в Тифлис и Киев, где записывает свой голос на грампластинки. Им были напеты в высшей степени оригинально исполненные мугамы, теснифы, народные песни, “Етим Сегях”, “Баяты-Кюрд”, “Шуштер”, “Махур-Хинди”, «”Чалпапаг”, “Саттархан”, “Сусеи-Сунбуль”, “Ери дам уста, ери” и др.

После установления Советской власти в Азербайджане Ислам Абдуллаев в течение трех лет принимает самое непосредственное участие в политико-агитационных мероприятиях, проводимых в Гусарах, Уджаре, Гяндже, выступает с концертами. Он также работал директором музыкальной школы в Шуше, организовал в Гяндже оркестр народных инструментов, в который привлек 30 певцов и музыкантов.

Оркестр, выступая в обычные дни и на праздниках в Гяндже, Шамкире, Товузе и Карабахе, завоевал большой успех и широкое признание среди крестьян и рабочих.

И.Абдуллаев долгие годы был солистом Азербайджанской государственной эстрады, преподавал мугамат в Агдамской музыкальной школе, где, заботливо растил молодых ханенде.

“Сегях” Ислама Абдуллаева явился замечательной школой для молодых исполнителей. И не случайно такие известные мастера, как Муса Шушинский, Джамиль Мамедов, Бюль-Бюль, Хан Шушинский, а позднее Зульфи Адыгезалов, Сурия Каджар, Гашим Калантарлы, Муталлим Муталлимов, Абульфат Алиев и другие ханенде с самого начала своего творческого пути при исполнении “Сегяха” следовали школе Ислама Абдуллаева.

Более 60 лет своей жизни Ислам Абдуллаев посвятил развитию музыкальной культуры родного народа. За долголетнюю и плодотворную исполнительскую деятельность Исламу Абдуллаеву было присвоено почетное звание заслуженного артиста Азербайджанской ССР, он был награжден несколькими медалями. Скончался Ислам Абдуллаев в 1964 году в Баку в возрасте 88 лет.

По материалам книги Ф.Шушинского “Народные певцы и музыканты Азербайджана”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.