Планы по «воссоединению» Азербайджана и вступление советских войск в Иран


Дж.Гасанлы

Понятие «Иранский Азербайджан» или «Южный Азербайджан» появилось в исторических текстах в начале XIX века. По условиям Гюлистанского мирного договора 1813 года, подытожившего результаты первой русско-иранской войны 1804—1813 годов, каджары официально отреклись от претензий на Карабахское, Гянджинское, Шекинское и Талышское ханства. Вторая русско-иранская война (1826—1828 гг.) также завершилась поражением каджаров.

По Туркманчайскому трактату 1828 года Нахчыванское и Иреванское ханства, а также Ордубадский округ перешли к России. Таким образом, исторические территории Азербайджана были разделены на две части: земли Северного Азербайджана (севернее реки Араз) оказались в составе Российской империи, а южнее Араза — в составе Ирана. В результате появились термины «Русский Азербайджан» (он же — Северный Азербайджан), а также «Иранский Азербайджан», или «Южный Азербайджан».

СССР унаследовал многие черты политики царской России, и его стратегия на Востоке определялась имперскими геостратегическими приоритетами, вопросами безопасности и экономическими интересами.

После падения в июне 1920 года Гилянской Советской Республики, когда попытка революционным натиском распространить социалистические идеи на весь Иран не принесла желаемого результата, Советская Россия 26 февраля 1921 года заключила с Ираном договор, согласно которому Россия сохраняла за собой экономические концессии царских времен и право ввести войска «в интересах самообороны» в северные области Ирана (включая столицу Тегеран) в случае угрозы со стороны «третьих стран». Именно этот последний пункт договора и послужил юридическим обоснованием для ввода советских войск в Иран в августе 1941 года.

СССР начал готовиться к оккупации Ирана еще в период «дружбы» с нацистской Германией. Архивные документы дают основание предполагать, что И.Сталин и его окружение готовились не просто к оккупации, а к советизации Ирана, во всяком случае его северо-восточных районов. В связи с тем, что эти районы были населены преимущественно азербайджанцами, Москва допускала возможность «воссоединения» по модели, использованной осенью 1939 года в отношении аннексированных восточных районов Польши, «воссоединенных» с Украинской ССР и Белорусской ССР.

Согласно архивным данным, руководитель советского Азербайджана Мир Джафар Багиров рассматривал предстоящую оккупацию Ирана как историческую возможность для вхождения Иранского Азербайджана в состав Азербайджанской ССР. Он отмечал, что крупнейшие города Ирана: Казвин, Урмия, Миане; Марага, Тебриз, Ардебиль, Салмас, Хой, Энзели и другие — «были родиной наших предков. И если хотите знать правду, то и Тегеран — древний азербайджанский город».

Мир-Джафар Багиров

Уже в мае — июне 1941 года для отправки в Южный Азербайджан в Азербайджанской Советской Республике мобилизовали 3,816 гражданских лиц, из которых сформировали 52 бригады. В их составе было 82 партийных работника, 100 сотрудников советских организаций, 200 представителей органов безопасности, 400 милиционеров, 70 прокурорских, 90 судейских служащих и 150 работников типографий и издательств. Сюда же входили 245 железнодорожников и 42 геолога-нефтяника. Руководителем отправляемой в Южный Азербайджан миссии Советского Азербайджана был назначен секретарь ЦК КП(б) Азербайджана Азиз Алиев.

Внезапное нападение Германии на Советский Союз (22 июня 1941 г.) опрокинуло планы И.Сталина и изменило его приоритеты. Вместо аннексий и советизации новых территорий встал вопрос о выживании самого СССР. 25 августа 1941 года Иран по совместной договоренности был оккупирован СССР и Великобританией. Цель была устранить от власти прогермански настроенного шаха Ирана Резу Пехлеви, а также обеспечить контроль Великобритании над источниками нефти на юге Ирана и стратегическим коридором, связывающим две страны, ставшие союзниками по антигитлеровской коалиции.

Архивные материалы из Баку показали, что руководство Азербайджана (и не только оно) еще продолжало вынашивать планы «воссоединения». М. Багиров командировал в Южный Азербайджан группу чекистов, которую возглавил руководитель органов госбезопасности Азербайджанской ССР Степан Емельянов.

Однако, несмотря на все усилия М. Багирова, его планы не встретили единодушной поддержки в Москве. В.Молотов и возглавляемый им Наркомат иностранных дел (НКИД) СССР, по всей видимости, считали, что «воссоединение» Азербайджана, как и «заигрывание с курдским вопросом», будут противоречить новым приоритетам — союзу с Великобританией. Эту линию последовательно отражали записки НКИД и советского посла в Иране.

И.Сталин колебался. Ободренный контрнаступлением советских войск под Москвой в конце 1941 года, положением на фронтах, вступлением США в антигитлеровскую коалицию, он уже думал, как использовать эту коалицию для экспансии СССР после войны.

9 декабря 1941 года руководитель Исполкома Коминтерна Георгий Димитров направил Сталину следующую шифровку: «Группа иранских коммунистов, бывших политических заключенных, приступила к восстановлению компартии Ирана. Они создали временное бюро… для связи с ИККИ и обращаются к нам за директивой. Просят также быстрейшего согласия отправить своего делегата к нам. По материалам Отдела кадров ИККИ и на основе сведений работников НКВД, которые на месте связаны с ними, можно считать этих иранских коммунистов вполне честными революционерами и про-советскими людьми.

Одновременно в Иране создана демократическим деятелем Сулейманом Мирза Народная партия с демократической программой. Мирза уже на протяжении 30 лет ведет борьбу за демократические преобразования в Иране. В этой партии принимает участие и часть иранских коммунистов.

Учитывая особые условия Ирана (совместная с англичанами оккупация, демагогическая и подрывная работа гитлеровцев и их агентов, настороженность и враждебность части правящих иранских кругов), мы считаем, что восстановление Иранской компартии, которая всегда была небольшой сектантской группой, вряд ли принесет в настоящее время пользу, а известные затруднения и осложнения причинит наверняка. Это усилит подозрительность и недовольство в рядах правящих кругов, даст больше возможности немецким агентам запугивать иранскую буржуазию опасностью советизации Ирана, да и самих англичан сделает более подозрительными в отношении Советского Союза, якобы стремящегося к советизации Ирана.

Поэтому полагал бы, что при нынешней ситуации не следовало бы восстанавливать компартию, а коммунисты должны работать в народной партии и проводить линию:

1) борьбы за демократизацию Ирана;
2) защиты интересов трудящихся;
3) укрепления дружественных отношений между Ираном и Советским Союзом;
4) полного искоренения агентуры фашизма в Иране и подавления антисоветской пропаганды.

Наряду с этим коммунисты должны работать для создания профсоюзов и крестьянских организаций».

Ознакомившись с предложениями Г.Димитрова, И. Сталин согласился с ними и дал санкцию на создание Народной партии Ирана (Туде), к тому же он решил не ссориться с союзниками и свернуть политику «воссоединения» Азербайджана.

Решающую роль здесь сыграло то, что 29 января 1942 года Советский Союз, Великобритания и Иран подписали в Тегеране Союзный договор. А 10 февраля (в связи с его подписанием) Мухаммед Реза Пехлеви и президент США Ф.Д.Рузвельт обменялись телеграммами. Шах просил Рузвельта быть гарантом территориальной целостности и независимости Ирана.

В марте по приказу из Москвы большая группа командированных из Советского Азербайджана во главе с Азизом Алиевым вернулась домой. Таким образом, к середине 1942 года в Иранском Азербайджане оставались лишь 84 чел. из бакинской миссии.

По материалам журнала «Кавказ и глобализация»

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.