Луганский востоковед В.Бейлис: по следам средневекового Азербайджана

Александр Сбродов

Несмотря на значительный прогресс в вопросе освещения биографий учёных-востоковедов, в этой области исторического знания остаётся немало своего рода «белых пятен». Одним из таких «белых пятен» является биография выдающегося украинского советского востоковеда Вольфа Менделевича Бейлиса (1923-2001), учёного, внесшего значительный вклад в развитие восточного исторического источниковедения в СССР послевоенного периода.

В данной статье рассматривается одна из наименее изученных сторон биографии В.Бейлиса – его связи с Азербайджаном, его сотрудничеству с учёными и научными организациями Азербайджана, а также той роли, которую он сыграл в изучении средневековой истории Азербайджана.

Знакомство с Азербайджаном для В.Бейлиса началось со встречи с одним из наиболее выдающихся азербайджанских востоковедов, Героем Советского Союза – Зией Буниятовым (1921-1997). Это произошло 24 января 1963 года, в день открытия Второго всесоюзного совещания арабистов в Ленинграде.

По воспоминаниям В.Бейлиса, в первый же день знакомства с Буниятовым у них нашлась общая тема для обсуждения: сочинение Шихаб ад-Дина Му-хаммада ан-Насави «Сират ас-султан Джа-лал ад-Дин Манкбурны» («Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны») – биография последнего правителя династии хорезмшахов, прославившегося своей упорной борьбой с монгольскими завоевателями.

Таким образом, знакомство В.Бейлиса и З.Буниятова началось с сотрудничества по вполне определённой научной проблематике, но вскоре переросло в крепкую мужскую дружбу. В целом же, итогом многолетнего и плодотворного научного сотрудничества В.Бейлиса и З.Буниятова стало появление на свет ряда монографий и статей по истории Закавказья в средние века, а также факсимиле и переводов произведений средневековых арабоязычных авторов.

Ученые много общались. Они совместно работали над многими проблемами средневековой истории Закавказья, отчасти. Отделённые друг от друга сотнями километров, до предела загруженные каждодневными (каждый своими) служебными, общественными и семейными делами, учёные имели возможность общаться преимущественно посредством писем.

Редкие встречи коллег происходили лишь на востоковедных конференциях (в Москве, Тбилиси, Ленинграде), а также во время немногочисленных визитов В.Бейлиса в Баку (например в 1975 г., когда Бейлис ездил в Баку для защиты докторской диссертации).

Благодаря усилиям З.Буниятова в руки В.Бейлиса попал уникальный памятник начала ХIІ в. «Сборник рассказов, стихов и афоризмов» байлаканского чиновника Мас‛уда ибн Намдара. Работа над этим источником стала одним из основных направлений научно-исследовательской деятельности В.Бейлиса и на многие годы вперёд определила приоритеты научной работы луганского арабиста.

При посредничестве З.Буниятова, В.Бейлис получил в своё распоряжение и фотокопию «Дивана» знаменитого арабского поэта XI-XII вв. Абу Исхака ал-Газзи. Исследования этого памятника также заняли видное место в научном наследии В.Бейлиса.

Помимо З.Буниятова Бейлис плодотворно сотрудничал и с другими азербайджанскими учёными. Он поддерживал связи со специалистом по истории удинов и признанным авторитетом по истории Азербайджана Сельджукского периода Рауфом Гусейновым. C Р.Гусейновым В.Бейлиса, естественно, сближала сельджукская тематика.

Немало общего в сфере научных исследований было у Бейлиса с ещё одним выдающимся азербайджанским востоковедом – Сарой Ашурбейли. В первую очередь речь идёт о проблемах развития средневекового города Закавказья. Как известно, С.Ашурбейли написала ряд блестящих работ по истории средневекового Баку.

Ещё одной «точкой соприкосновения» научно-исследовательских интересов В.Бейлиса и С.Ашурбейли была история Ширвана. Различные аспекты истории этого средневекового государства, находившегося на территории Азербайджана, неоднократно становились предметом исследования азербайджанского востоковеда.

В трудах В.Бейлиса «ширванская» тематика также занимала видное место: немало сведений о Ширване, его правителях и государственных деятелях содержится в сочинениях Мас‛уда ибн Намдара, Абу Исхака ал-Газзи, других арабо-мусульманских авторов (в первую очередь, поэтов-панегиристов), которые являлись предметом источниковедческих исследований В.Бейлиса.

Нельзя не упомянуть о сотрудничестве Бейлиса с блестящим источниковедом и историком-медиевистом Наилей Велиханлы. Пожалуй, главным результатом совместной работы Бейлиса и Н.Велиханлы стала подготовка перевода первого из дошедших до нашего времени арабского географического сочинения – трактата «Китаб ал-масалик ва-л-мамалик» («Книга путей и стран») Ибн Хордадбеха.

В.Бейлис являлся редактором данной работы, что свидетельствует о блестящем знании луганским источниковедом не только труда Ибн Хордадбеха, но и всей арабо-мусульманской литературы. На протяжении всей своей научной карьеры В.Бейлис уделял источниковедческому анализу арабо-мусульманской географической литературы самое пристальное внимание и являлся одним из наиболее заслуженных авторитетов в этой области.

Поддерживал В.Бейлис связь и с выдающимся азербайджанским археологом, специалистом по средневековой истории города Байлакана Г.М.Ахмедовым. Научные интересы учёных тесно переплетались. Г.М.Ахмедов в ходе археологических раскопок подробнейшим образом изучил материальную историю Байлакана (Орен-Кала), что нашло отражение в ряде исследований и док-торской диссертации.

В.Бейлис, в свою очередь, исследовал письменный памятник средневековой истории Байлакана – «Сборник рассказов, стихов и афоризмов» Мас‛уда ибн Намдара.

В сотрудничестве Бейлиса с азербайджанскими коллегами отобразилось и изучение культурной жизни средневекового Азербайджана. Так, в 1980-х гг. луганский востоковед при посредничестве З.Буниятова консультировал Марьям Сеидбейли по вопросам подготовки перевода сочинения «Талхис маджа-ма’ ал-адаб фи му’джма ал-алкаб» хранителя библиотеки Марагинской обсерватории Камал ад-Дина Абу-л-Фадла ‘Абд ар-Раз-зака Ибн ал-Фувати (1244-1326).

Отметим, что сам З.Буниятов также проявлял немалый интерес к данному труду Ибн ал-Фувати. Кроме того, В.Бейлис некоторое время оказывал консультации Э.Агаевой, исследовательнице мусульманской секты азракитов.

В 1960-х гг. начинается сотрудничество В.Бейлиса со структурными единицами Академии наук Азербайджанской ССР: Институтом востоковедения, Института литературы им. Низами, Институтом археологии и этнографии, Институтом истории Азербайджана, Музеем истории Азербайджана. В 1960-1980-е гг. взаимодействие В.Бейлиса с научными учреждениями Азербайджана носило постоянный характер: из Баку к Бейлису обращались за консультациями, предлагали работу по переводу и редактуре текстов средневековых арабоязычных авторов.

Наибольшее отображение «взаимоотношения» Бейлиса с Азербайджаном нашли в научных работах луганского арабиста. Отдельные вопросы социально-экономической, политической, династической и культурной истории средневекового Азербайджана – ключевое направление источниковедческих исследований В.Бейлиса.

В 1962 г. З.Буниятовым при содействии французского востоковеда С.Б.Шишмана была получена фотокопия рукописи №4433 Национальной библиотеки Парижа, которая и стала главным источником В.Бейлиса в работе над «Сборником» Мас‛уда ибн Намдара.

В 1966 г. по предложению Института истории АН Азербайджанской ССР Бейлисом был предпринят перевод всей прозаической части и переписки памятника байлаканского автора. К 1970 г. В.Бейлисом было подготовлено факсимильное издание сочинения Мас‛уда ибн Намдара с обширными комментариями к нему. В сущности, публикация факсимиле памятника сделала его доступным для широкого круга исследователей.

Следующим этапом работы Бейлиса над сочинением Мас‛уда ибн Намдара стало всестороннее обследование текста памятника и его полный перевод (включая поэтическую часть). Особое внимание Бейлисом было уделено идентификации поэтических цитат, коранических оборотов, пословиц. Эта работа получила отображение в ряде научных статей и докторской диссертации ученого.

В 1966 г. была опубликована статья «Мас‘уд ибн Намдар и городское население Байлакана». Изначально внимание Бейлиса, главным образом, привлекали те сведения Мас‛уда ибн Намдара, которые были посвящены взаимоотношениям городского населения средневекового Байлакана и представителям администрации Ширвана и сельджукских султанов.

Как отмечал сам Бейлис, ни один из известных источников Х-ХII вв. не отображал ситуации, подобной той, которую описывал байлаканский чиновник: в своём сочинении Мас‛уд ибн Намдар осветил выступление основной массы горожан против феодальной администрации и действия чиновника-катиба в ситуации «смуты».

В.Бейлис

В докторской диссертации В.Бейлиса «Сочинения Мас‛уда ибн Намдара как источник по истории Аррана и Ширвана начала XII в. и памятник средневековой арабской литературы» подробнейшим образом разобраны история изучения памятника, состав сборника, происхождение, общественное положение, общественно-политические взгляды и служебные обязанности Мас‛уда ибн Намдара, характер его взаимоотношений с городским населением Байлакана, диванами и отдельными высокопоставленными чиновниками Гянджи, Ширвана и Багдада.

Особое место уделено В.Бейлисом жизни городского населения средневекового Байлакана, социальному и имущественному положению различных общественных групп и профессий, системе управления Байлаканом эпохи господства Сельджукидов.

Особое значение имеет приложение к докторской диссертации В.Бейлиса, в котором учёный осуществил полный перевод на русский язык текста «Сборника» Мас‛уда ибн Намдара. Примечательно, что в 1949 г. одни из первых исследователей сочинения Мас‛уда ибн Намдара, корифеи западной ориенталистики – Кл.Каэн и В.Ф.Минорский – утверждали о невозможности точного перевода текста «Сборника» на какой-либо из европейских языков.

В.Бейлис своей титанической работоспособностью, колоссальной научной эрудицией и целеустремлённостью опроверг такое мнение именитых коллег. Перевод как прозаической (письма, афоризмы), так и стихотворной частей «Сборника» Мас‛уда ибн Намдара предоставил специалистам обильный материал по социально-экономической среде того времени, перевод стихотворной части сочинения даёт возможность изучить особенности развития арабо-мусульманской литературы указанного периода. Нужно отметить, что стихи Мас‛уда ибн Намдара содержат ценные сведения по династической и политической истории Аррана и Ширвана периода кризиса Сельджукского государства.

В 1970-х годах внимание Бейлиса привлекли сочинения выдающегося арабского поэта эпохи Сельд-жукидов Абу Исхака Ибрахима ибн ‘Усмана ибн Мухаммада ал-Калби ал-Ашхаби ал-Газзи (1049-1130).

Отметим, что, как и в случае с сочинениями Мас‛уда ибн Намдара, в процессе исследования творческого наследия ал-Газзи В.Бейлису помогал З.Буниятов. Изначально интерес учёных к стихам Абу Исхака ал-Газзи был вызван именно тем обстоятельством, «что некоторые его стихи были созданы в Арране и Ширване примерно в то же время, когда там писал Мас‛уд ибн Намдар».

В статье, подготовленной в со-авторстве, В.Бейлис и З.Буниятов отмечали, что побудительным мотивом для их обращения к творчеству ал-Газзи стало именно изучение творческого наследия байлаканского поэта-чиновника, что позволило сделать вывод о популярности арабоязычной поэзии в культурной среде Байлакана, Гянджи и при дворе ширванского владыки.

В отличие от Мас‛уда ибн Намдара, который едва ли пользовался известностью за пределами Аррана и Ширвана, ал-Газзи ещё при жизни был признан выдающимся поэтом. Совместное исследование В.Бейлиса и З.Буниятова посвящено той части творческого наследия знаменитого панегириста, которая была создана им в период пребывания в Арране и Азербайджане.

Именно во время пребывания в Закавказье ал-Газзи, ранее не собиравший своих стихов, объединил их в единый Диван. Это было сделано по просьбе покровителя поэта везира Баха’ ад-Дина Рашид ад-Даули Тадж ал-Хадра-тайна Карим ал-Мулка. Этой личности посвящена значительная часть касид ал-Газзи, которые стали предметом исследования В.Бейлиса и З.Буниятова. Ценность такого исследования состояла, прежде всего, в том, что, кроме панегирических стихов ал-Газзи, о личности везира Баха’ ад-Дина не сообщал ни один другой источник.

Проведя текстологический анализ стихотворений ал-Газзи, посвящённых Баха’ ад-Дину, В.Бейлис и З.Буниятов пришли к следующим выводам относительно этого исторического персонажа:

– 1) Абу Джа’фар Мухаммад Баха’ ад-Дин Карим ал-Мулк Рашид ад-Даулатайн Тадж ал-Хадратайн являлся везиром одного из закавказских эмиров, но действовал в Азербайджане и Арране не только от его имени, но и в качестве везира малика (одного из сельджукских принцев), которого ал-Газзи не называет по имени;

– 2) везир Баха’ ад-Дин был видной фигурой в политической жизни Закавказья первой по-ловины XII в., он принимал участие во взя-тии крепости Руиндиз, умиротворении Азер-байджана и успешных военных действиях против Грузии;

– 3) упомянутый везир был покровителем ал-Газзи, который, по мнению В.М. Бейлиса и З.М.Буниятова, какое-то время входил в ближайшее окружение везира.

Не меньший интерес вызывает и предпринятый учёными анализ тех касид Дивана ал-Газзи, которые посвящены ширваншаху Фарибурзу I ибн Саллару. Примечательно, что если большинство стихотворений Абу Исхака ал-Газзи представляют собой утончённые панегирики, то касиды, адресованные Фарибурзу I – это хиджа’ («поношение», «высмеивание»).

Негативное отношение ал-Газзи к Фарибурзу I объясняется авторами статьи не только тем, что ширваншах мог обойти поэта своими милостями. Напротив, В.Бейлис и З.Буниятов вполне допускают, что, находясь при дворе Фарибурза I, ал-Газзи мог преподнести ширваншаху классический панегирик, а обличительные стихи были созданы поэтом уже после отъезда из Ширвана.

По мнению учёных, ал-Газзи подверг осмеянию Фарибурза I не в силу личной неприязни, а с целью угодить своему покровителю – везиру Аррана Баха’ ад-Дину Рашид ад-Даулатайну. Будучи одним из наиболее могущественных правителей Закавказья той эпохи, ширваншах Фарибурз I являлся серьёзным претендентом на владение Арраном и на какое-то время даже распространил свою власть на это государство. Обличительные стихи ал-Газзи довольно ярко демонстрируют ту напряжённость, которая существовала во взаимоотношениях Фарибурза I и чиновным окружением сельджукских маликов и эмиров.

Не меньшее значение для реконструкции средневековой истории Азербайджана на основе литературных сочинений Абу Ис-хака ал-Газзи, имели и самостоятельные исследования В.Бейлисом творчества этого арабо-мусульманского поэта.

Так, в 1976 г. В.Бейлисом было предпринято первое в истории советского востоковедения исследование сведений ал-Газзи как исторического источника. В данной работе он сосредоточил внимание на анализе политических мотивов в творчестве поэта и его взаимоотношениях с некоторыми влиятельными персонами Сельджукского государства. Основным источником, которым пользовался в своей работе учёный, была фотокопия рукописи Дивана (сборника стихов) ал-Газзи из Национальной библиотеки Парижа.

Предпринятый В.Бейлисом анализ рукописи Дивана ал-Газзи в сопоставлении с другими источниками (сочинениями Ибн ал-Джаузи, ʿИмад ад-Дина ал-Исфахани, Ибн Халликана, Ибн ʿАсакира) позволил учёному прояснить многие, ранее плохо изученные аспекты биографии ал-Газзи, установить приблизительный круг лиц, которым поэт адресовал свои стихи, выделить в его творчестве несколько периодов.

Несмотря на специфичность панегирического и сатирического жанров поэзии, к которым постоянно обращался ал-Газзи, содержащиеся в его стихах сведения в немалой степени способствуют прояснению портретов многих видных сановников Сельджукского государства второй половины XI-первой половины XII сто-летий, проливают свет на ряд плохо освещённых в других источниках событий политической и общественной жизни султаната в целом, и Азербайджана (Аррана и Ширвана) в частности.

Одним из важнейших направлений сотрудничества Вольфа Бейлиса с научно-исследовательскими организациями Азербайджана была редакционная работа луганского арабиста. В этой области он наиболее эффективно работал «в тандеме» с З. Буниятовым.

Результатом совместной работы азербайджанского и украинского востоковедов стало издание переводов таких сочинений, как «Сират ас-султан Джалал ад-Дин Манкбурны» («Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны») Шихаб ад-Дина Мухаммада ан-Насави, «Ахбар ад-даулад ас-селджукиййа» («Сообщения о сельджукском государстве»)» Садр ад-Дина Али ал-Хусайни, «Кашф ал-салсала ан васф аз-залзала» («Трактат о землетрясениях») шейха Джалал ад-Дина Абу-л-Фадла Абд ар-Рахмана ас-Суйути аш-Шафи’и, «Трактата о хирургии и инструментах» арабо-испанского автора рубежа X-XI вв. Абу-л-Касима аз-Захрави, а также отчёта полкового кадия Шамс ад-Дина Мухаммада ал-Халаби под названием «Поход эмира Йашбека».

Во всех случаях подготовку критического текста (если речь шла об издании факсимиле), перевода, комментариев и указателей выполнял З.Буниятов. В.Бейлис, в свою очередь, осуществлял общую редактуру проделанной коллегой работы.

Нельзя обойти вниманием и ту масштабную работу, которую Бейлис выполнил в качестве редактора капитального труда З.Буниятова «Государство атабеков Азербайджана (1136–1225 гг.)», удостоенного в 1979г. государственной премии Азербайджанской ССР. В.Бейлис также написал краткое предисловие к данной работе. В качестве консультанта (хотя и неофициального) он принимал участие и в создании другой фундаментальной работы Буниятова – «Государство Хорезмшахов-Ануштегинидов», удостоенной государственной премии Азербайджана в области науки и техники (1980 г.).

За годы свого многолетнего сотрудничества с востоковедными центрами Азербайджана В.Бейлис подготовил несколько десятков рецензий и отзывов на диссертационные работы, авторефераты диссертаций и монографии своих азербайджанских коллег. В частности, в 1966 году в журнале «Народы Азии и Африки» была опубликована рецензия В.Бейлиса на работу З.Буниятова «Азербайджан в VII–IX вв.», в которой он предложил об-стоятельный критический обзор данного труда.

Источниковедческие работы В.Бейлиса стали подспорьем для многих учёных, занимающихся исследованием различных вопросов истории и культуры средневекового Кавказа (в особенности – Дагестана и Азербайджана).

Таким образом, работы, посвящённые изучению арабоязычных источников по истории средневекового Азербайджана, занимали центральное место в научно-исследовательской деятельности Вольфа Бейлиса.

Профессор Бейлис принимал деятельное участие в создании той базы источников, которая позволила более полно воссоздать историю азербайджанских земель эпохи средневековья. Эта работа являлась частью плана по созданию корпуса восточных (в частности – арабоязычных) источников по средневековой истории Восточной Европы, Закавказья и Средней Азии, начало реализации, которого ещё в 1930-е гг. положили академик И.Ю. Крачковский и А.П. Ковалевский.

Исследования В.Бейлиса, посвящённые сочинениям Мас‛уда ибн Намдара и ал-Газзи, штудии по истории арабоязычной литературы средневекового Ширвана и редактура факсимильных изданий и переводов сочинений арабских авторов, выполненных азербайджанскими востоковедами, дает основание считать его ориенталистом, внесшим существенный вклад в формирование объективной картины средневекового прошлого Азербайджана.

По материалам вестника Национальной Академии Наук Азербайджана