Неизвестные факты о Карабахском ханстве в трудах иранских историков


З.Гаджиева

До начала армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта в Иране не публиковались научные исследования по истории Карабаха. В дальнейшем, ряд иранских историков приступили к исследованию этой проблемы. Среди работ иранских авторов по истории Карабаха прежде всего следует отметить труды «Карабах» Мухаммеда Хафиззаде и «Карабах на рубеже истории» Самеда Сардаринийа.

Выходец из Южного Азербайджана, религиозный деятель Мухаммед Хафиззаде подошел к исследованию вопроса как профессиональный историк, вследствие чего представил на высоком научном уровне работу, обогатившую иранскую историографию.

В 1998 году он выступил с весьма объемными статьями по истории Карабаха на страницах 30-го номера журнала «Пеяме-ноу». Эти статьи были довольно положительно были встречены широкой читательской аудиторией.  Автор, внеся в свои статьи определенные дополнения и изменения, вскоре представил целый научный труд, опирающийся на значительную фактологическую базу.

Ознакомление с трудом М.Хафиззаде позволяет утверждать, что автор, собрав ценные сведения из многочисленных источников, сумел провести на их основе широкие научные исследования. Кроме того, автор осуществил и критический разбор первоисточников.

Во вступительном слове к его работе тогда посол Азербайджанской Республики в Иране Аббасали Гасанов особо отметил, что несмотря на то, что М.Хафиззаде не является гражданином Азербайджана, жителем Карабаха, а использованные источники практически не имеют отношения к трудам азербайджанских авторов, представленный им анализ не носит односторонний характер, и высокий научный уровень исследования не вызывает никаких сомнений.

Книга М.Хафиззаде была издана в 2001 году в Южном Азербайджане, городе Тебризе. Автор, охватывающий в своей работе всю историю Карабаха с древнейших времен, отметил в книге территориальные притязания армян, и отмечал, что, по мнению ряда исследователей, слово «Албания» означает «пространство гор», или «горное поселение».

По мнению М.Хафиззаде, азербайджанцы Карабаха это потомки луллубеев и кутиев, также отмечая, что  слово «кути» является одним из вариантов слова «огуз». В связи с этим он приводит высказывание французского антрополога И.Т.Ами(на) о том, что азерайджанцы Шуши по своему антропологическому типу схоже с антропологическим типом, нашедшим отражение в памятниках луллубеев и кутиев.

Известный итальянский тюрколог Э.Росси еще в 1937 году выразил мнение о том, что в лексиконе тюркского языка слово «кути» представляет собой новый вариант слова «огуз». В.Хатибоглу, заявивший на страницах журнала «Тюркология» об аналогичности слова «кути» с «огуз», отмечал, что две буквы в словах «гут», «гуэль» впоследствии превратились в «с» и «з», исходя из чего вышеотмеченные слова приняли форму «огус» и «озуз».

Другим важным утверждением М.Хафиззаде является научный вывод о том, что большинство церквей в городах и селениях Азербайджана были связаны с албанскими тюрками, перешедшими в свое время из зороастризма в христианство, свидетельством чего является строительство церквей лицом на восток. Тем самым он опроверг широко используемый армянами тезис об армянском происхождении церквей на территории Азербайджана.

Как отмечал М.Хафиззаде, после принятия ислама подавляющее большинство албанских тюрок, естественно, отдалились от построенных ими же церквей. Пользуясь этим, армяне стали выдавать за свои оставленные тюрками церкви.

М.Хафиззаде подчеркивает, что оставление албанскими тюрками после принятия ислама построенных ими церквей, возведенных по всей территории Азербайджана (по обеим сторонам реки Араз), предоставило армянам возможность для присвоения албанских храмов, равно как и других памятников азербайджанской культуры. С течением времени незначительное количество христианских селений Карабаха, зафиксированных французскими священниками только из-за располагающихся в них церквей, были захвачены армянами.

Особо следует отметить данную М.Хафиззаде высокую оценку деятельности Ибрагимхалил хана по материальному благоустройству и развитию духовной культуры в ханстве. Автор подчеркивает, что в период правления Ибрагимхалил хана получили заметное развитие имеющие древние традиции литература и искусство Азербайджана, были созданы ценные произведения в областях музыки, поэзии, архитектуры, росписи, каллиграфии, издательства, устное народное творчество Карабаха распространилось далеко за его пределы, творили выдающиеся представители ашыгского искусства. Именно вследствие этого столица Карабаха Шуша превратилась в центр науки и литературы.

В работе М.Хафиззаде, наряду с верными выводами, содержится и ряд ошибок. Так, например, он дает довольно поверхностные, а порой и совершенно неправильные сведения о походах Ага Мухаммеда Гаджара в Карабах. Из книги М.Хафиззаде следует, что Гаджар всего лишь однажды совершил нападение на Карабах, вследствие которого Ибрагимхалил-хан вынужден был подписать капитулянтский мир. Однако в действительности Гаджар дважды нападал на Карабах.

Кроме того, автор говорит о строительстве крепости Шахбулаг в 1748 году, а на следующей странице упоминает о возвращении Ибрагимхалил-хана в Шушу и взятии им власти после убийства Ага Мухаммед-шаха, чем обнаруживается противоречивость высказываемых в работе фактов.

Указание о строительстве крепости Шахбулаг в 1748 году также ошибочно. Поскольку, согласно большинству исторических источников (Мирза Адыгезал бек, Мирза Джамал, Ахмед бек Джаваншир), крепость Шахбулаг была возведена в 1751-1752 годах. Вместе с тем автор точно указывает дату похода Мухаммедгасан-хана Гаджара в Карабах –1756-1757-е годы.

Основатель карабахского ханства Панахали хан

Самед Сардаринийа – еще один автор, который довольно много писал о Карабахе. В 2002 году он опубликовал в Иране труд «Иреван был областью с мусульманским населением». В 2005 году Сардаринийа написал еще более обстоятельный труд под названием «Карабах на рубеже истории». Эта книга, в которой содержатся ссылки на первоисточники и историческую литературу, посвящена истории Карабаха.

В части труда, посвященной ханскому периоду истории Карабах, включены такие разделы как «Карабах в эпоху Надир-шаха Афшара», «Карабах в период ханств», «Ибрагимхалил-хан Джаваншир», «Судьба Ибрагимхалил-хана Джаваншира», «Культура и литература в период ханств», «Нападение Ага Мухаммед-хана Гаджара на Карабах», «Карабах в ирано-русских войнах», «Падение некоторых ханств», «Переселение армян из Ирана в Карабах», «Переселение армян из Османской империи в Карабах».

По вопросу происхождения Панахали хана (основателя Карабахского ханства) С.Сардаринийа ссылается на Мирзу Джамала Джаваншира и Рзагулу Идаята. Так, рассказывается, что племя Джаваншир вышло из Туркестана и у его истоков стоял внук Авшир хана – сына Йылдыр хана, четвертого сына Угурлу хана. Их называли Авшар (Афшар). Джаванширы были из Джавангара. Они были из числа тех самых 120 тысяч воинов, которые вместе с Хулагу-ханом направились из Туркестана на новые завоевания.

Ту часть Джаванширов, которая в Сефевидский период, особенно в годы правления шаха Аббаса, поселилась в Карабахе и Арране, возглавлял Ибрагимхалил хан. После него управляли его сын Панах ага, затем сын последнего Ибрагимхалил ага II, далее – Ибрагимхалил хан III, который жил в период Надир шаха Афшара, переселившего многих из рода Джаваншир в Сарахс.

С.Сардаринийа подчеркивает, что Надир, после того как ему удалось вытеснить османов из Южного Кавказа, прославился на весь регион и стал брать к себе на службу людей, проявивших себя героями на войне. Одним из них был Панах хан, известный в народе как Панахали бек Джаваншир Сарыджалы. Он показал свои способности во многих сферах, поэтому его имя было у всех на устах. В сражениях, особенно между Надир шахом и османами, он всегда одолевал врагов, демонстрируя большую смелость и отвагу. Панах хан всегда верой и правдой служил Надир шаху, достойно выполнял все его поручения, поэтому заслужил уважение со стороны повелителя.

Автор приводит также сведения о том, как один из полководцев Адил шаха (Алигулу хана) Эмир Аслан хан прибыл в Карабах и встретился с Панахали ханом, одарил его сперва титулом султана, а на следующий день хана, потребовав взамен подчинения Адил-шаху. По совету Эмир Аслан хана, Адил шах издал указ о предоставлении Панахали беку ханства и, помимо этого, отправил тому дорогие подарки, включая усыпанный драгоценностями пояс.

Отмечая превращение Карабахского ханства в период Панахали хана в сильное государство, С.Сардаринийа говорит об осуществлении Панахали ханом целого ряда мер, одним из которых было строительство трех укрепленных крепостей,  рассказывая о строительстве крепостей, автор дает обширные ссылки на Мирзу Джамала.

Автор акцентирует внимание на сведении о том, что, согласно Мехди Бамдаду, прежнее название города Шуша было «крепость Давер». С.Сардаринийа, ссылаясь на Мирзу Джамала, отмечает также факт переселения жителей Шахбулаг в крепость Шуша в 1756-1757 годах.

В работе можно встретить и ряд нестыковок. Так, например, указывая на переселение народа в Шушу в 1756-1757 годах, а также на организацию похода Мухаммедгасан хана Гаджара в Карабах спустя год (следовательно, в 1757-1758 годах), автор отмечает нападение Фатали хана Афшара на Шушу в 1756 году, чем нарушает хронологическую цепь событий. Кроме того, он говорит о семи последовательных нападениях, хотя, речь, видимо, должна идти о семи атаках на крепость во время одного похода.

Автор, рассказывая о прибытии Панахали хана в лагерь Керим хана Зенда для оказания тому помощи, отправке Карабахского правителя в Шираз и его последовавшей через некоторое время кончине, вступлении на престол его сына Ибрагимхалил хана IV, дает высокую оценку правлению Панахали хана. По его мнению, Панахали хан Джаваншир, сыграв значительную роль в острейший момент истории Карабаха и всего Азербайджана, оставил после себя глубокий след и неувядающее наследие. Он стал легендарной личностью еще при жизни, таковой остался он и после своей смерти.

С.Сардаринийа, ссылаясь на Мустафу Чеменли, указывает в качестве даты кончины Панахали хана 1763 год. Кроме того, автор отмечает, что в момент прибытия Панахали хана из Хорасана в Карабах Ибрагимхалил аге было 15 лет. Он также рассказывает о взятии Панахали хана в плен Фатали ханом Афшаром, освобождении первого со стороны Керимхана, который одарил его дорогими подарками, усыпанным драгоценностями мечом, коня с золотым седлом, объявил Панахали хана правителем Карабаха, а также отправил его в качестве гостя в Шираз.

Отмечая еще большее усиление Карабахского ханства в период правления Ибрагимхалил хана, автор рассказывает о проведении им значительных работ по благоустройству, нормализации отношений ханства с соседними государствами, покровительстве хана над деятелями литературы и искусства, приглашении им в свой дворец видных поэтов, представителей различных видов искусства, политических деятелей.

По мнению автора, принятие Ибрагимхалил ханом на службу во дворец Моллу Панаха Вагифа привело впоследствии к тому, что хан длительное время пользовался плодами гения и талантов поэта в самых разных областях, и это способствовало развитию и подъему ханства.

С.Сардаринийа высоко оценивает политическую деятельность Вагифа, который исполнял полномочия главного визиря при дворе Ибрагимхалил хана, уделял огромное значение усилению оборонных сил ханства перед лицом угрозы вторжения различных захватчиков, стремившихся к расширению территорий своих государств, а также внес огромный вклад в развитие народной литературы, обогащение литературного азербайджанского языка. Автор считает, что Вагиф как поэт подпитывал дух народа, а в качестве политического деятеля управлял делами ханства.

Ибрагимхалил хан

Особый интерес вызывает описание автором одного эпизода, отражающего то, как хан с огромным уважением относился к деятелям науки и культуры. Так, согласно сообщению Абдурразага Думбули, знаменитый ученый-богослов Молла Рза Шафаи, будучи в Карабахе, попросил его о встрече с ханом. Абдурразаг выполнил эту просьбу, и Ибрагимхалил хан с большим почтением принял Моллу Рза Шафаи.

Говоря о проведении Ибрагимхалил ханом значительных работ по благоустройству, С.Сардаринийа отмечает, в частности, строительство прочного ограждения вокруг Шуши в 1783-1784 годах и предместий в верхней части города.

Согласно другим сведениям, изложенным в труде С.Сардаринийа, Ибрагимхалил хан задумал подчинить себе юг Азербайджана и с этой целью в 1195 году по хиджре начал поход на Хой и Салмас. Однако он был разбит объединенными силами Ахмед-хана Хойского и Имангулу-хана Урмийского. Еще один интересный момент, приведенный автором: Ибрагимхалил хан выдал одну из своих дочерей замуж за сына Ахмед хана Думбули Гусейнгулу. Ага Мухаммед шах во время похода в Карабах, узнав о заключении тайного союза между ханами Карабаха и Хоя, заточил Гусейнгулу хана Хойского в тюрьму, а его жену, приходившуюся Ибрагимхалил хану сестрой, держал заложницей в Казвине.

С.Сардаринийа характеризует форму правления Карабахских ханов следующим образом: «Система правления хана и его правительства имела четкую структуру, берущую начало с периода правления его отца. В соответствии с этой системой все кочевые племена Карабаха должны были обеспечивать конное войско государства. Другими словами, мужчины этих племен составляли конное войско Карабаха. Пехотная часть войска Карабахского ханства, создававшаяся лишь в случае необходимости, состояла из оседлого населения селений пяти областей Карабаха».

Автор далее подчеркивает, что племена Карабаха были освобождены от налога на производимые продукты и выращенные урожаи. А оседлое население, лишь в случае необходимости привлекаемое в армию, напротив, должно было выплачивать налоги. От последних освобождались и воины, служащие на постоянной основе, имена которых указывались в списке. Они обеспечивались едой и боеприпасами, предоставляемыми ханом и его правительством (divanxana).

Постоянным военнослужащим выдавались и отдельные места для проживания, чтобы они могли жить в них со своими семьями. Ежегодно, в праздник Новруз, все полководцы получали различные подарки и коней. Ибрагимхалил хан был обладателем огромного богатства, которое накапливалось за счет взимаемых правительством налогов и особой прибыли. Источники прибыли тех, кто обслуживал ханское богатство, складывались из налогов на пшеницу, шелк, животных, арендной платы владельцев пашен, наличных и натуральных податей, взимаемых с крестьян, местных глав и албанских меликов.

Сам Ибрагимхалил хан был обладателем крупных земельных угодий и многочисленных голов скота. Половину урожая, выращиваемого в Карабахе, давали земельные площади и сады, находящиеся в личной собственности хана.

С.Сардаринийа дает интересную информацию и о дочери Ибрагимхалил хана Агабейим, выданной замуж за Фатали-шаха. Он описывает, что Агабейим не нравилась шаху, из-за вражды его дяди Ага Мухаммед шаха Гаджара с Ибрагимхалил ханом или по какой-либо другой причине, и он сторонился ее, рассказывая своим близким, что видит жену в образе змеи. Несмотря на это, Агабейим пользовалась огромным уважением Фатали шаха. Неоднократно можно было видеть, как при вхождении Агабейим в комнату, гораздо более молодая и привлекательная жена Фаталишаха Таджуддовле, обращавшая на себя наибольшее внимание правителя, немедленно вставала на ноги и занимала свое место только после того, как присаживалась Агабейим.

Агабейим была не только гордой, но и умной женщиной, никогда не допускавшей несправедливость. Она какое-то время одиноко жила в крепости мавзолея Имамзаде Гасым. После того как город Кум был передан Агабейим, в ее окружении были более 200 слуг, состоявшие из привезенных ею карабахцев. Она получала часть налогов, взимаемых с Кума.

С.Сардаринийа подчеркивает, что после того как князь П.Цицианов был убит у стен Баку, некоторые азербайджанские ханы, в том числе и Ибрагимхалил хан, начали раздумывать о скором избавлении от российского господства и обращаться за помощью к Гаджарскому государству. Автор, ссылаясь на Рзагулу хана Идаята, отмечает, что Ибрагимхалил хан пришел к согласию с Аббасом Мирзой о том, что последний прибудет с военной силой в Карабах и хану удастся уничтожить русские войска в Шушинской крепости. Однако, внук хана от старшего сына Мамедгасана аги Джафаргулу ага, претендуя на трон, сообщил об этом командиру русского военного отряда в Шуше майору Лисаневичу, который вместе с 300 солдатами совершил убийство безоружного Ибрагимхалил хана с членами его семьи (31 человек).

Кроме того, автор приводит доселе неизвестные историографии сведения об оставшихся в Иране сыновьях Ибрагимхалил хана – Абульфат хане, Аббасгулу хане, Гаджи Маммадгулу хане.

Одной из особенностей труда С.Сардаринийа является содержащийся в нем специальный раздел, посвященный искусству и литературе Азербайджана периода ханств. В этом разделе освещаются жизнь и творчество Молы Панаха Вагифа, Абульфат хана, Хуршудбану Натаван, Гасым бека Закира.

Крепость Шахбулаг

Автор, дающий обширные сведения о походе Ага Мухаммед хана Гаджара в Карабах, пишет, что, несмотря на порученное Гаджаром еще до похода задание своему полководцу Мухаммедхану Гованлы захватить и не дать разрушить Худаферинский мост, тот не смог его выполнить. Карабахцы нашли возможность разрушить мост, и шаху пришлось поручить своему полководцу Сулейман хану восстановить мости и защищать его.

Автор, ссылаясь на Мирзу Джамала, приводит сведения о героической защите Шуши, так и противоречащие друг другу сведения о втором походе Гаджара в Карабах. С.Сардаринийа пишет, что во время второго похода Шушинская крепость сдалась без сопротивления. Но далее он отмечает, что войско Ага Мухаммед хана устроилось лагерем в селении Арпачай близ того места, где река Араз впадает в море (в действительности, в реку Кура).

Защитники Карабаха также готовились к сражению. Воины Карабахского правителя Ибрагимхалил хана, проявив храбрость и отвагу, соорудили в каменистом месте в нижнем течении реки временную плотину из лодок. В полночь карабахцы направили воду на лагерь Ага Мухаммедхана, в результате чего часть палаток развалилась под напором разрушительной силы воды.

Однако в результате внезапной и четко продуманной атаки карабахцев удалось уничтожить лишь часть военного снаряжения гаджарского войска, что не оказало серьезного влияния на боевую стратегию Ага Мухаммед хана. Раскрыв место плотины, воины Гаджара разрушили его артиллерийским огнем. Мухаммед хан подверг артиллерийскому огню и крепость Панахабад (Аскеран – З.Г.), которая была окружена с одной стороны горами. Пушечные ядра и днем, и ночью обрушивались на крепость.

Взятие крепости имело важное военное значение для армии Гаджаров. Мухаммед хан должен был предотвратить возможность нанесения карабахцами удара с тыла, как произошло при атаке Гаджаров на неприступную Шушинскую крепость. Это было необходимо для недопущения разрыва связи основного войска Гаджаров с подступающими резервными силами. Данная задача имела для войска Гаджара своего рода страховочное значение. Защитники крепости оказывали врагу серьезное сопротивление. Отмечается, что этом сражении были убиты или ранены 2 тысячи воинов Гаджара.

Наконец, одна часть крепостных стен перешла под контроль гаджарского войска. Под натиском атак было разрушено каменное перекрытие позади крепостных стен. Стрелки Ага Мухаммед шаха подвергли смелых защитников крепости мощному обстрелу. Помимо того, что они понесли потери, часть их (примерно 207 человек) попала в плен. Таким образом, Панахабадская крепость пала вместе со своими героическими защитниками, что позволило Ага Мухаммед шаху начать наступление на Шушу.

Укрепленная Шушинская крепость подверглась осаде со стороны войск Ага Мухаммед шаха и во второй раз. Население города защищалось со всей твердостью и решительностью. С военной точки зрения обороноспособность города была на высоком уровне, однако Гаджар, осаждавший Шушу и ранее, использовал свой прежний опыт и приказал ударить по крепостным стенам артиллерийским огнем. Снаряды постепенно разрушали крепостные стены, но защитники Шуши ночами восстанавливали разрушенные части крепости. Между тем войска Гаджара при содействии артиллерии усиливали мощь свои атак. Городские стены не могли выдержать этого и начали разрушаться.

Повторяя высказывания Яна Геврина, С.Сардаринийа отмечает, что Ибрагимхалил хан во главе с конным отрядом покинул крепость и напал на вражескую артиллерию. Нанеся врагу значительные потери, хан решил вернуться назад, однако из-за того, что войска Гаджара перекрыли дорогу, ведущую в крепость, хан вынужден был двинуться в северном направлении.

Далее автор приводит интересные сведения об убийстве Ага Мухаммед шаха. При вступлении шаха в Шушу, жители города выстроили вокруг дороги подарки и среди них были оставшиеся с прошлого урожая дыни. Некоторое время спустя отдых шаха был нарушен криками конфликтующих слуг. И он приказал казнить виновных. Бывший очевидцем этой истории Садиг Шаггади напомнил о том, что уже наступил день после четверга, то есть пятница, и так как это день религии и богослужения, то нельзя исполнять смертную казнь. Шах отложил казнь. Поняв, что их спасение лишь в убийстве шаха, слуги решились на этот шаг.

В своей книге С.Сардаринийа обратился и к теме «Карабах в ирано-русских войнах». Он отмечал, что в этих войнах Карабах представлял большое значение для обеих сторон. В главе содержится много сведений и о героическом сопротивлении гянджинцев русским войскам. Указывается также, что одной из причин, побудивших Ибрагимхалил хана принять российское подданство, была отправка, по просьбе армянского католикоса в Карабахе, 22-летней армянки по имени Ликара к хану, с целью поощрить карабахского правителя пойти на подписание соглашения с Россией.

Кроме того, автор рассказывает о том, как Аббас Мирза, пользуясь враждой между Мехдигулу ханом и его племянником Джафаргулу агой, написал письмо последнему, преследуя цель перетянуть его на свою сторону. Письмо было перехвачено русскими, которые арестовали Джафаргулу агу и отправили его в Тифлис. Во время пути, при переходе через реку Тертер, Джафаргулу ага внезапно заводит своего коня в глубокое место, затем быстрым движением сбрасывает охраняющего его русского солдата в воду и, пользуясь замешательством остальных приставленных к нему лиц, сбегает.

С.Сардаринийа дает сведения и о сражении 1812 года при Асландузе. В работе имеются еще две главы под названием «Переселение армян из Ирана в Карабах» и «Переселение армян из Османской империи в Карабах». Автор раскрывает колониальную суть политики размещения армян на землях Азербайджана, которую осуществляла царская Россия, и приводит многочисленные цифры, отражающие масштабы этого переселения. Все эти сведения получены автором из трудов ученых из самых разных стран, в том числе и азербайджанского исследователя Х.Халилова, ссылки на работу которого также приводятся иранским автором.

В книге С.Сардаринийа указываются подтвержденные фактами сведения о размещении только за 1828-1839 годы в нагорной части Карабаха, являющегося неотъемлемой частью Азербайджана, 200,000 армян.

Таким образом, анализ исследуемой проблематики показывает, что до начала армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта в Иране не были создано трудов по истории Карабаха ханского периода, но и работ посвященных Карабаху. Лишь после начала конфликта были опубликованы ряд научных трудов иранских авторов, посвященных истории этого региона Азербайджана, продиктованных стремлением понять и выявить исторические причины и корни конфликта.

Несмотря на недостаточность, вследствие некоторых объективных причин, источниковедческой базы иранских авторов, они старались разобраться и представить в своих трудах историческую правду.

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.