Удивительные фокусы индонезийцев глазами бакинского журналиста в Джакарте (1964 г.)


Заслуженный журналист Азербайджана Азад Шарифов (1930-2009) за свою карьеру успел поработать в газете «Молодежь Азербайджана», «Физкультурник Азербайджана».

Шарифов также работал в Москве в ЦК ВЛКСМ в секторе печати, затем заместителем главного редактора журнала «Вокруг света». Был корреспондентом газеты «Известия» по Турции, Ирану и Афганистану. В 1969 году А.Шарифов стал заведующим отделом культуры ЦК КП Азербайджана. Он также занимал должность директора «Азеринформ».

В далекую Индонезию, Шарифов попал в 1964 году, в составе небольшой делегации, приглашенной для участия в качестве наблюдателей на Всеиндонезийской конференции молодых мусульман.

В данном материале – заметки А.Шарифова о встрече со студентами-медиками в Джакарте и… об интересных фокусах местных жителей.

**********

В один из вечеров нас повезли на встречу со студентами-медиками. Она проходила во дворе дома одной из активисток – Тити, которая нас часто сопровождала.

Среди студенчества Джакарты высоко развита художественная самодеятельность. Выступали почти все присутствующие: одни играли на музыкальных инструментах, другие пели, третьи исполняли чудесные национальные танцы.

Но больше всех нас поразил один юноша с совершенно феноменальными особенностями. Ему плотно, тремя повязками завязывали глаза, в руку давали десяток разноцветных флажков. В другом конце двора вставала девушка с такими же флажками в руках. Девушка поднимала один из флажков над головой. Юноша ощупью определял цвет ее флажка, безошибочно выбирая точно такой же в охапке своих.

Потом был номер потруднее. Ведущий пальцем указывал на одного из студентов, тот прятался среди зрителей. Держа ведущего за руку, нащупывая его пульс, парень закрытыми глазами, довольно быстро находил прятавшегося. Широко расставив свои длинные гибкие пальцы, он быстро передвигался среди тесно поставленных стульев за ведущим, ни разу не задев никого.

Нам понравилось гулять по джакартским ночным базарам. Представьте себе длинные улицы, с двух сторон тесно заставленные тележками, лотками, палатками и передвижными ресторанами, в которых торгуют чем угодно, где буквально в несколько минут вам приготовят любое национальное блюдо. И все это при свете тысяч свечей. Так вот и тянутся вдоль улиц, мерцая трепещущими огоньками, ночные базары. Торгуют они до самого утра, а утром все это исчезает. Утром кажется, – не приснилась ли тебе вся эта феерия?

Разостлав свои коврики прямо на тротуарах, при свете ослепительных газовых ламп, подвешенных на бамбуковых планках, сидят уличные торговцы. Они предлагают прохожим пестрые батиковые ткани с замысловатыми узорами, шерстяные циновки, чучела маленьких крокодилов, тропические фрукты, неведомые в северных широтах; тяжелые колючие дурканы, лимонно-желтые манго, нежные бело-бирюзовые джамбу. А из широко распахнутых дверей магазинов, привлекая покупателей, звучит оглушительная музыка.

И еще хочу рассказать об уличном движении в Джакарте. Во-первых, оно левостороннее, к этому очень трудно привыкнуть, во-вторых, в городе всего два-три светофора, а плотность движения транспорта и пешеходов очень густая. Но при всем этом автомобильная катастрофа – явление редкое. Движение здесь регулируют все – и водители, и пассажиры, и пешеходы.

Знаменитое здесь слово «мушавир» («совещание»), согласование, по-моему, имеет великое значение. Оно как бы символизирует направление всей жизни в стране. Представьте себе,- мчится лавина машин различных марок и габаритов, а между ними стаи велорикш, другой поток в это время скапливается на перекрестке и спокойно выжидает. Затем кто-либо из водителей поднимает руку, и та лавина останавливается, а эта проезжает. Если случается затор, моментально откуда-то набегают мальчишки, а то и торговец, бросив лавку, выскочит на середину улицы, свистом и криком разгружают они движение.

И я ни разу не видел, чтобы кто-нибудь, даже если его машину помяли, поднял скандал. Пока «пострадавший» осматривает повреждение, «виновный» с помощью опять-таки уличных мальчишек и торговцев устраивает небольшой «мушавир», чтобы определить стоимость ремонта и тут же оплатить его. Минута-другая, и оба, пожав друг другу руки, довольные разъезжаются по своим делам.

Быстро пролетели две недели на гостеприимной индонезийской земле. Перед самым отлетом у нас в отеле собрались все наши друзья. Расставаясь с ними, мы говорили им не «прощайте», а «до свиданья, до новой встречи». Много добрых дорог на нашей планете, их не пересечь тропам войны.

По материалам книги автора “Чайки над Босфором”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.