Тофик Дадашев: “экскурсы” в души бакинцев и схватка с Вольфом Мессингом в Киеве (1960-е гг.)


Имя бакинца Тофика Дадашева давно принесло ему всемирную известность, ибо где бы он не демонстрировал свои психологические опыты, он производил впечатление настоящего чудотворца.

Необыкновенная чувствительность у него проявлялась уже в детстве. Его талант управлять организмом – результат не искусственного тренинга, а природный дар.

Весной 1964 года Тофик отправился в Киев к дяде погостить. Дядя посоветовал ему остаться здесь и продолжить учебу в вечерней школе рабочей молодежи, а днем учиться на двухгодичных курсах радио и телемехаников, при заводе “Арсенал”.

Утопающая в зелени столица Украины с первого же раза понравилась Тофику. Семнадцатилетний юноша всем сердцем полюбил этот город. Но многолюдье большого рода, наряду с обычной радостью узнавания, повседневными импрессиями, будило в его душе целую гамму внезапных и потаенных переживаний, связанных с обостренным сприятием людей, их поведения и реакций.

Летом 1964 года па улицах Киева Тофик увидел афиши о выступлениях всемирно известного Вольфа Мессинга. Впечатляла запись, набранная шрифтом помельче: “…не прикасаясь к руке индуктора, он находит без всякого контакта нужный объект, предмет, выполняет необходимое задание. На расстоянии читает мысли людей…”

Тофик читал и перечитывал текст. Это было подтверждение и его еще непризнанного дара! Вечером же, на сеансе известного телепата, не помня себя, он следил за магическим действом.

Вольф Мсссинг движется по аудитории. Индуктор следует за ним. Ему велено, не отвлекаясь, смотреть прямо в затылок Мессингу. И главное — думать напряженно. Мессинг, не поворачиваясь назад, переходит с одного ряда на другой. Он вновь повторяет приказ: “Думайте!..” Делает несколько шагов, затем останавливается. Потом опять продолжает путь. “Думайте!” В пятом ряду сидит женщина с сумкой в руке. “Дайте сюда сумку!” Из сумки извлекается искомый платок. Мессинг продолжает продвигаться вперед. “Думайте!”

В последнем ряду сидит мужчина с портфелем — заданный “объект”. Портфель уже у Мессинга. Затем передается жюри. Объявляется решение жюри. “Задание выполнено верно!”

Мессинг готовится к очередному эксперименту. С интересом наблюдая за ним, Тофик незаметно для себя “настраивается на волну” телепата. Он полностью забыл, где находится, ие ведает того, что мышцы его лица сжимаются, зрачки расширяются, нервы напряжены… Вдруг он поворачивается к женщине средних лет, сидящей рядом с ним:

– Вы знаете, о чем думает дама, стоящая сейчас на сцене?
– Нет, не знаю. Да и откуда мне знать, я же не Вольф Мессинг…
– А я знаю. Хотите, скажу?
– В таком случае, скажите, о чем думает эта женщина?
– Она хочет, чтобы Вольф Мессинг снял кольцо с руки мужчины в первом ряду и отнес на сцену.
– Так вы же настоящий Вольф Мессинг!
– Вот объявит жюри итоги эксперимента, — тогда увидите, прав я или нет.

Соседка, прервав разговор, продолжала внимательно следить за происходящим на сцене. Спустя немного времени Вольф Мессинг подошел к первому ряду. Поравнялся со смуглолицым мужчиной, с минуту постоял перед ним. Затем взял его руку, снял с пальца перстень и по ступенькам поднялся на сцену. Жюри объявило, что и это задание выполнено блестяще.

Сидящая рядом с Дадашевым женщина с удивлением смотрела на него. Тофик был не в себе, пребывая как бы в ауре Мессинга, и потому не расслышал, что сказала женщина.

– Перед исполнением очередного задания он вновь наклонился к своей спутнице: Сейчас он подойдет сюда, пригласит на сцену девушку, сидящую от вас на два места дальше, откроет ее сумку, возьмет авторучку. Затем передаст ручку этому блондину, который и дал задание.

Так и произошло. На сей раз соседка Тофика не смогла скрыть своего восхищения: Это же настоящее чудо! Кто может отрицать это? Один Вольф Мессинг на сцене, другой — по соседству с на ми, в одном ряду!

Мессинг переживал последнюю стадию своего выступления. Пот катился с него градом. Каждый шаг, казалось, давался с неимоверным трудом. Когда индуктор не мог сосредоточиться, экстрасенс нервничал, стучал кулаком по лбу; когда в салоне поднимался шум, отходил от индуктора. Но все кончалось благополучно. Все задания были выполнены точно и вовремя.

Вольф Мессинг на сцене (справа)

Глядя на Вольфа Мессинга, Тофик думал: “Если и я могу повторять и делать то, что делает он, значит… стоит попытаться пойти по его стопам…

У него появилась уверенность в своих силах. Он решил встретиться с Вольфом Мессингом сразу после сеанса, сообщить о своих… нет, не способностях, это может показаться нескромным, ну, возможностях. Обрадуется ли маэстро, что у него сыскался коллега?.. Он проследовал за артистом вплоть до гостиницы “Днипро”. Но… так и не решился подойти к нему. Наутро он позвонил помощнику Вольфа Мессинга и договорился о встрече, назначили место и время. Увы… Тофик и на этот раз не решился.

Уверенность сменялась робостью, сомнениями. Ему нужна была точка опоры, и ее как раз-таки не было. Он задавался вопросом: “Ведь я понял, что именно могу, на сеансе Мессинга. Тогда в чем же дело? Нет, надо покончить с колебаниями. Надо приступить к работе. Почему я должен сомневаться в том, что действительно есть?

Он вновь проиграл в памяти, как киноленту, все, что было на концерте Мессинга… И тут созрело решение: испытать себя делом, проести опыты на публике.

Он избрал бильярдную, куда часто ходил. Обстановка – в самый раз. И игроки, и болельщики были увлечены игрой, бильярдисты, войдя в азарт, стремились к победе, болельщики самозабвенно переживали. Вокруг всплеск эмоций, радость, досада, восторг, разочарование…

Тогда в этой киевской бильярдной той задавал знаменитый виртуоз, слывший непобедимым. Внешне весьма привлекательный и даже симпатичный, он был самоуверенным. Молниеносно обыграв соперника, он не мог отказать себе в удовольствии поиздеваться над побежденным. Многие жаждали победы во встречах с ним, но это так и оставалось их голубой мечтой.

Его-то и выбрал Тофик своей психологической “мишенью”. Силой внушения он сковал волю виртуоза. В считанные минуты одолевавший соперников, тот провозился битый час, но так и сне смог выровнять положение. Его словно подменили: кий дрожал в руках, при попытке нанести удар по шару, промахивался. Он нервничал и недоумевал. Расстроенный ас проиграл кряду двум соперникам. Почувствовав, что сейчас уступит и третьему, которого всегда поддразнивал и подзуживал, он тихонько ретировался.

Воодушевленный удачным психологическим опытом, Тофик продолжил свою необычную практику на оживленных улицах Киева, в универмагах, в других многолюдных местах. Никто не мешал ему совершать “экскурсы” в души. Растворившись в толпе, Тофик совершал недоступное другим психологическое “путешествие”, ему открывалась пестрая, противоречивая стихия чужих чувств, переживаний, побуждений, радостей и печалей. Независимо от себя он сопереживал с людьми – для него самого это была работа, напряжение. В зависимости от реакции часто менялось и его собственное настроение.

Успешные результаты таких психологических курсов помогли ему утвердиться в знании своих необычных возможностей, уяснить себе их границы… Но путь реального их приложения еще не определился. После завершения двухгодичных курсов механиков радио и телевидения, вернувшись в Баку дипломированным специалистом, он и здесь продолжает свой никому неведомый психологический “практикум”.

На этот раз в качестве “индуктора” он выбрал родственницу, приехавшую в Баку для поступления в институт. Мысленно она задает различные задания, а Тофик их безошибочно угадывает и решает. Изумленная абитуриентка таращилась на него, как на волшебника, к немалому удовольствию Тофика.

В те жаркие летние дни Тофик не раз испытывал свое умение в различных уголках Баку, в частности, в сутолоке перед институтом, где сдавала экзамены его родственница. Последовательно проводимые психологические опыты еще более развили его природный дар. Окружающий мир представал в глубинном, удивительном и противоречивом спектре. Постигая человеческие души в подспудной, неведомой ипостаси, он воодушевлялся добрым, светлым, благородным в людях, огорчался их печалям, проникался неприязнью, восставал и роптал, читая недобрые помыслы, угадывая алчность, корысть, фальшь, спесь…

Он обрел хорошую форму во время повседневных психологических “импровизаций” и аутотренинга. Его способности не могли укладываться в русло обыденного понимания, непочатая творческая энергия искала самовыражения, выхода. А Тофику казалось, что узнай широкая публика о его способностях, начнут шарахаться от него или тыкать пальцем на всех перекрестках.

Пока что он оставался дипломированным радиотехником, одаренным спортсменом, отказавшимся от заманчивой карьеры, и… оракул, известный разве что маме и бабушке…

В один из осенних дождливых дней зашла к ним одинокая соседка и поделилась своей радостью: Наконец-то я нашла в жизни свое счастье — выхожу замуж…

Действительно, через некоторое время у нее в доме произошли изменения в лучшую сторону. Но при первой же непродолжительной встрече с супругом соседки Тофик предвидел, что союз этот окажется хрупким и недолгим. Но не решался сообщить об этом его жене…

Прошло всего пять-шесть месяцев, как они поженились. Опять соседка зашла к семье Тофика. Сообщила, что муж отправился в командировку, в город, где живут его родители. На днях он должен вернуться.

– Тофик не смог сдержать себя и непроизвольно выдал: Он больше не вернется…

Женщина опешила от неожиданного заявления, но взяла себя в руки. Вскинув черные брови, изобразила недоумение и как-то натянуто усмехнулась.

Вскоре соседка позвонила от них в город, куда был командирован ее муж. После долгой беседы с супругом она ушла к себе в хорошем настроении. Срок командировки истек, а муж соседки так и не вернулся. Она, пытаясь скрыть волнение, снова звонила, но родители мужа ответили, что его нет дома, он на “объекте”, и добавили, что ему придется задержаться еще на некоторое время.

Минул еще один месяц, и женщина опять зашла к Дадашевым, теперь уже совершенно растерянная: Тайком приехал, рассчитался на работе и уехал. А теперь родители объявились, забирают вещи…

В этот момент Тофик сказал: Мне жаль этого мужчину. Он проживет немного. Я увидел в его глазах тень смерти…

Бедная женщина оцепенела. Молча и печально уставилась на молодого провидца, поднялась и побрела к себе. Через месяц она услышала о смерти мужа-беглеца. Это было не единственное печальное предсказание, оказавшееся верным.

…Однажды его пригласили на торжество. В разгар веселья кто-то включил телевизор. На экране всплыло изображение популярного в то время эстрадного певца, как раз передавали его концерт. Гости начали наперебой обсуждать артиста. В дискуссии завидное первенство принадлежало женщинам. Наконец все пришли к единому мнению: добрые глаза, мягкая улыбка, приятное лицо, манеры, обаяние говорят о том, что это хороший и порядочный человек.

Как обычно, Тофик не спешил высказать свое мнение. Но дружные восторги подстегнули его, он не мог сдержаться и ошарашил всех: Он очень жестокий и беспощадный человек…

Дальнейшая судьба эстрадной звезды стала известной всем: “обаятельный и порядочный” служитель муз жестоким образом избил пожилого человека, за что и понес наказание.

Тофик Дадашев не афишировал свой дар, а если иногда и прорывало его, то это происходило в порыве чувств, непроизвольно, провоцировалось обстоятельствами. Или естественная для молодости жажда самоутверждения, доказательства своей правоты? Порывы откровения встречались по-разному.

Бывало над Дадашевым подтрунивали: Хочешь быть Вольфом Мессингом?! Но на своих язвительных и ироничных оппонентов он не очень обижался…

По книге М.Самеда

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.