Легенда Ичери Шехер: как Мир Мовсум Ага творил чудеса и исцелял людей


В Баку в маршрутках над над водительским сиденьем и в такси иногда можно было увидеть выцветшую копию фотографии Мир Мовсум Аги – пятидесятилетнего святого мужчины-инвалида. Небольшие изображения святого часто встречались на крупных пересадочных остановках: уличные торговцы продавали их прямо в автобусе наряду с водой, носовыми платками и дешевой бытовой утварью.

Мир Мовсум Агу, известного в народе как “Et-Agha” (Бескостный), почитали представители различных социальных и этнических групп, женщины и мужчины, как чудесного целителя, ясновидца и посланника Бога — за свой выдающийся дар исцелять людей без помощи лекарств.

Родившийся в 1883 г. в центре Баку в Старом городе (Ичери Шехер), он уже в детстве получил диагноз “полиомиелит” (детский паралич, поражающий управляющие мышцами нервные клетки и приводящий к полному параличу не только тела, но и мозга).

Известно, что при рождении он был назван родителями Ага Сеид Али. Полное его имя звучит так – Ага Сеид Али Мир Абуталиб Мирмовсумзаде. Однако в воспоминаниях людей, в разных документах упоминаются и другие имена сеида. Дома к нему обращались по имени Беюк Ага, в знак глубокого уважения.

Во многих рассказах особо подчеркивалась его безграничная любовь к детям, беднякам и нищим. При этом рассказы об удивительных способностях Мир Мовсум Аги смешивались с историями о нем как о человеке, о том, как он любил курить сигареты, о его интересах к новостям, любви к анекдотам, в особенности к историям знаменитого Моллы Насреддина.

Поскольку Мир Мовсум Ага едва мог говорить и самостоятельно передвигаться, всю свою жизнь он находился под опекой своей незамужней сестры Сакины (1885-1948). Мало кто кроме Сакины понимал святого, она прекрасно изучила характер, мимику, движения брата. Сакина была единственная, кто понимал речь Мир Мовсума Аги, а потому все время находилась рядом. Она ушла из жизни на два года раньше брата. Когда Мир Мовсум Ага скончался, его похоронили рядом с любимой сестрой.

Подробных сведений о семье, родителях Мир Мовсум Аги не сохранилось. У его отца Мир Абуталиба было четверо братьев. У матери – Хадиджи ханым Миргасымовой было два брата – Мирали Аскер и Мирали Алекпер. Их дети в следующем поколении стали известными людьми. Среди них – первый президент Академии наук Азербайджана, академик Мирасадулла Миркасимов, военный летчик Зулейха Сеидмамедова, известные деятели науки и искусства Агабек Султанов, Октай Миркасимов.

Немощь Мир Мовсум Аги обернулась исключительной “трансцендентной” силой — способностью творить чудеса, исцелять людей и исполнять человеческие желания. Подобная религиозная практика, которая изображалась в местных газетах 1980-х годов как особая “биоэнергетика”, была распространена на Кавказе и на Балканах особенно во времена позднего социализма.

Друг детства Мир Мовсум Аги Михаил Френкель вспоминал:Меня все звали дитя Сеида. Я знал его с детства, и мы дружили с ним. Хотя он был старше меня и с трудом подбирал слова на русском языке. Я плохо знал азербайджанский, но мы прекрасно понимали друг друга. Как-то Сеид подарил мне старинный коврик – килим. Мне все завидовали и многие просили отдать им коврик. Я отказывался, даже ребенок понимал, что Сеид – человек поразительный, незаурядный. Прошли годы. Моя семья жила на третьем этаже, мы иногда вывешивали проветриться коврик на солнце. Как-то летом в квартире на третьем этаже соседнего дома, вплотную примыкавшего к нашему дому, случился пожар. Поразительно, огонь перекинулся на нашу оконную раму, а на подоконнике моя жена положила килим и огонь, охвативший почти всю деревянную раму, подобравшись к коврику, потух сам по себе… Сеид подарил мне талисман.

Мир Мовсум Ага обладал огромной силой воздействия, и ни один человек, пришедший в его дом с чистыми намерениями и открытым сердцем, не уходил от него безутешным. По словам соседей и старожилов Ичери Шехер – с его стола даже забирали крошки хлеба и кусочки сахара, уверенные в чудодейственной силе предметов, к которым прикасался святой.

К Мир Мовсуму Аге шли люди самых разных вероисповеданий и национальностей: азербайджанцы, русские, армяне, грузины, евреи, лезгины. Верующие и неверующие, религиозные или воинствующие атеисты. Он был человеком молчаливым и никогда никому ничего не обещал, он просто помогал.

Нужно сказать, что добрые дела святого из Ичери Шехер вызывали у местной власти беспокойство. Большая часть базовых нарративов, касающихся семьи Мир Мовсум Аги, рассказывает о взаимодействии с представителями КГБ, государственными чиновниками или местными городскими служащими. Главным мотивом является странное бессилие власти и уважение к святому со стороны государства.

Доктор Нариман Гасымоглу писал:В 1930-е годы черные облака сгустились над сеидом. Советское правительство увидело в нем идеологическую угрозу: ведь те, кто пережил чудесное исцеление благодаря Мир Мовсум Аге, стали сомневаться в том, что в мире нет Бога. Это доставляло партии немало забот. Так, на партийном собрании решено было арестовать сеида. Дабы схватить калеку, в Старый город направили множество машин. Но на пути к Ичери-Шехер случилось чудо: внезапно все машины заглохли…

Сверхъестественная мощь святого отмечалась и в широко известной истории, которую услышал и рассказал Н.Гасымоглу:Местные советские власти однажды послали грузовик к дому Мир Мовсум Аги, дабы конфисковать его собственность под тем предлогом, что он не платил налогов с милостыни, которую ему давали люди. Все, что у него было, они погрузили в грузовик. Но водитель не смог включить зажигание грузовика, находившегося в отличном состоянии. Охваченные неправдоподобным страхом посетители, сопровождающие водителя, вынуждены были возвратить всю собственность назад. И едва они это сделали, грузовик завелся…

Со святым был также связан и Мир-Джаффар Багиров, первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана. Согласно рассказам азербайджанского историка Зии Буниятова, Багиров испытывал большое уважение к сеиду. Нельзя утверждать, что Багиров заботился о святом. Однако могущественный и внушающий страх хозяин республики сам боялся и уважал Мир Мовсума Агу. Некоторые собеседники указывали на существование “священного” родства Мир Мовсума Аги и Багирова, так как оба они происходили из рода сеидов.

Из другого известного рассказа, который воспроизводится в туристическом описании района Ичери Шехер Марком Элиотом (2006 г.), следует, что во время войны и голода в 1944 г. Мир Мовсум Ага делал неожиданно крупные денежные пожертвования. В частности, упоминалась сумма в размере 300,000 рублей, которая была направлена в правительственный фонд на изготовление танков и оружия.

В 1999 г. вышла из печати книга Георгия Заплетина, написанная в соавторстве с гаджи Низамом Габибоглу, возглавляющим святилище Мир Мовсума Аги в Шувелянах (недалеко от Баку). В ходе работы над книгой Заплетин неоднократно встречался с родственниками, близкими святого, старыми жителями Ичери Шехер, знавшими святого, записывал их воспоминания о нем.

Заплетин вспоминал:Сам я родился и прожил первые 36 лет жизни в Ичери шехер, знал, где жил сеид и часто видел его… Помню, в детстве мы с бабушкой ходили на базар возле нынешнего здания МВД – бакинцы называли его Пассажем, и путь от нашего дома лежал мимо дома сеида. В теплое время года он сидел на улице на стуле, каким и запечатлен на единственной известной всем фотографии. Дом сеида располагался по улице Фирдоуси, 3. Ага и его сестра Сакина ханым (все звали ее Гонча ханым) жили на первом этаже. Сакина ханым всю свою жизнь посвятила брату и очень любила его. Только она понимала, что говорил Ага, и он ее тоже любил. На втором этаже жили старший и младший братья – Сеид Гусейн Ага и Мирзакязим Ага с семьями. Уже после смерти Ага у жителей Крепости появилась традиция: проходя мимо, мы дотрагивались ладонью до стены его дома, буквально на несколько секунд остановившись, а потом шли дальше…

Заплетин рассказывал, что в 1999 г. он познакомился с внучатым племянником сеида – гаджи Руфатом Махмудовым, которому посчастливилось жить в одном доме с сеидом с 7 до 17 лет, ежедневно общаться с ним до дня кончины.

Р.Махмудов рассказывал:Ага родился болезненным ребенком. В младенческом возрасте у него развился паралич с нарушением опорно-двигательного аппарата и речи. Со временем этот недуг усугубился, костный скелет перестал выполнять опорную функцию, и Ага почти не мог передвигаться. Послей войны он был практически прикован к стулу. По комплекции Ага был худощавый, ел умеренно, в основном рубленое мясо, напитков никаких не употреблял. Курил много, его любимыми папиросами был “Казбек”. Сакина ханым и Ага жили в двух комнатах. Спать Ага ложился не позже 11 часов вечера, просыпался рано. Врачи приходили к нему редко, он, как правило, ни на что не жаловался. Утром Сакина его одевала, умывала, кормила. Затем усаживала на стул: летом, как правило, Ага сидел возле ворот дома, зимой же большую часть времени он проводил у окна и смотрел на улицу… и не просто смотрел.Он был наделен даром предвидеть будущее, потому и всматривался куда-то вдаль, вероятно, о чем-то думая. Взгляд его был осмысленным, добрым и глубоким. Сеид очень любил людей, особенно детей, одинаково приветливо улыбался всем, и улыбка его была искренней и доброй…

И далее:Как-то накануне войны (когда Р.Махмудову было 6-7 лет – прим.) тетю Сакину и бабушку Сару забрали в НКВД. Держали их там почти сутки, кричали, угрожали, требовали сказать, где спрятаны деньги, драгоценности, которые люди в знак благодарности приносили сеиду в качестве пожертвований… Так вот ровно через неделю на Баилово, в доме следователя, который допрашивал их, ночью произошел взрыв керосинки и вся семья погибла…

Дом, где жил в Ичери Шехер Мир Мовсум Ага

По словам Махмудова, никто не мог никогда сказать когда именно у Мир Мовсума Аги проявился дар.

Скорее всего, случилось так, что однажды кто-то впервые пришел к сеиду со своей болезнью, проблемой, а через некоторое время они разрешились. Затем был второй, третий, десятый, сотый паломник, из уст в уста они передавали молву об особом даре сеида родственникам, друзьям, и так слух о нем распространился в народе. У людей появилась вера в его способности, надежда на то, что прикосновение сеида принесет им счастье, удачу, избавление от недуга“, – рассказывал он.

“По сути, он ничего и не делал, но общение с ним имело чудодейственные последствия. Эти особенные, необъяснимые способности сеида были известны еще задолго до войны 1941-1945 гг. Единственное, что он делал – возлагал руку на головы тех, кто приходил к нему с надеждой и верой в его божественный дар,” – вспоминал Махмудов.

О Мир Мовсуме Ага ходили разные предания. Родственники святого подтверждали что они действительно имели место.

В книге Г.Заплетина рассказывалось о некоторых случаях из жизни святого:…во время войны одна мать привела своего полуторагодовалого сына, страдающего от проблем со стулом. Ага предложил дать ребенку немного воды со двора. Спустя два дня ребенок выздоровел. В то же время двадцатилетняя студентка медицинского факультета университета Баку заболела бешенством. Ее родители привели ее к Ага, так как дочь уже две недели не ела и не пила, а мозг ее был воспален. Ага сказал родителям, что девушка должна спать в его доме. Через пять минут девушка заснула, а проснувшись, попросила воды. Родители плакали от счастья…

Судя по рассказам паломников и сведениям из агиографической литературы, популярность святого, резко усилилась в 1943 году.

Г.Заплетин писал (со слов очевидца):Одно из моих самых ясных воспоминаний об Аге тесно связано с воспоминаниями о военных годах. В те времена я мог неоднократно наблюдать, как мужчины, отправляющиеся на фронт, приходили к Аге за благословением. Чтобы получить его благословение, они снимали свои рубашки и оставляли их у него дома. При этом они обычно говорили: если мы переживем Отечественную войну, то возвратимся сюда, заберем свои рубашки и оставим тебе nazir (пожертвование). Я вспоминаю о горах рубашек, сложенных в его квартире в 1943 году. Настолько велика была вера во власть сеида…

И далее (со слов очевидца):В то время когда мы были соседями с сеидом, я повидал многое. Я никогда не забуду один эпизод из моей жизни. Это произошло в 1943 году. Однажды в доме номер 3, принадлежавшем Аге, появились русские матросы. Но как эти матросы вошли в дом? Весь путь от монолитного дома на улице Коммунистов до его двери в Ичери Шехер они проделали ползком. Военный корабль, на котором они служили, взлетел на воздух в результате взрыва бомбы. При этом вся корабельная команда погибла, за исключением этих трех матросов. Прыгая в воду, они неоднократно повторяли имя Эт-Аги и просили его о помощи. Они клялись, что если они выживут, то ползком доберутся до дома Аги…

Васиф Бабаев работал на Азербайджанском Государственном телевидении с 1964 по 1994 г. Затем был первым директором национального представительства телекомпании “Мир” в Азербайджане, исполнительным директором Sara TV, вице-президентом телерадиокомпании Inter-Az в Москве. Кроме работы на телевидении, Васиф Бабаев был автором около сорока документальных фильмов. И в детстве он чуть было не ослеп, если бы не Мир Мовсум Ага.

В.Бабаев рассказывал:Я родился в древней части Баку – Ичери Шехер, в квартале, где жили агшалварлылар (люди, которые носили белые брюки, потомки моряков). В крепости имелись свои кварталы, изначально заселенные по некоторым общим признакам – кроме агшалварлылар, тут жили гямичиляр (“лодочники”), арабачылар (“возничие”), хамамчылар (“банщики”), сеидляр (потомки пророка Мухаммеда), джухуд-зейналлылар (еврейский квартал) и др. Когда мне было полтора года, у меня возникло заболевание глаз и никакие врачи не могли помочь. Я был на грани слепоты. Тогда моя мама, Сария ханым, стала упрашивать отца и старшего брата Арифа, чтобы меня отнесли к святому старцу Мир Мовсум Аге, который жил в крепости. Но они были категорически против, потому что за домом следили сотрудники НКВД. Это был 1942 год, шла война и за такие визиты сразу же снимали с работы и даже сажали. Но однажды ночью мать, от безысходности, завернув меня в одеяло, тайными переулками отнесла меня к старцу… Святой старец мирно почивал, положив руки на грудь, а мать склонив меня к нему, стала говорить, чтобы я поцеловал его руку. Я все время плакал, но мать все же заставила меня поцеловать ему руку. Так продолжалось в течение трех дней и …случилось чудо – болезнь неожиданно отступила…

Внучатым племянником Мир Мовсума Аги является Акиф Ализаде, занимавший пост директора Института геологии, вице-президента НАНА а затем и президента Академии наук Азербайджана (2013-2019). Его дед, ахунд Ага Ализаде, вскоре после провозглашения Азербайджанской Демократической Республики в мае 1918 года был избран председателем Духовного управления мусульман Закавказья, одновременно получив почетное звание шейх уль-ислам.

С установлением советской власти ахунд Ага Ализаде, как и многие религиозные деятели, подвергался нападкам и притеснениям и вскоре был отстранен от должности. Однако в годы Второй мировой войны страна стала остро ощущать потребность в духовном воспитании людей. В 1944 году ахунд Ага Ализаде вновь был назначен шейх уль-исламом и возглавил Духовное управление мусульман Закавказья.

Известно, что в 1897 или 1898 г. он породнился с семьей Мирмовсумзаде, которая была известна в городе как очень уважаемая, в которой жил и Мир Мовсум Ага. Они дали согласие выдать свою дочь (т.е. родную сестру сеида) Зейнаб за Агу Ализаде (таким образом, Зейнаб стала бабушкой Акифа Ализаде). В этом браке родился отец будущего академика – Ага Мехти Ализаде.

Акиф Ализаде рассказывал:Отец был желанным ребенком в доме сеида. Я, мой покойный брат Месуд и отец часто бывали у него, особенно в годы войны. Существовал особый ритуал. Сначала входили во двор, поднимались по двум ступенькам на веранду, где возле стены сидел в своем кресле Ага. В комнату к нему мы никогда не заходили. Отец здоровался с Ага, целовал ему руки, потом подходили мы, и он гладил нас по голове. На лице у него в такие моменты всегда была улыбка, он вообще улыбался при виде детей. Ага плохо говорил, но мы кое-как понимали его. Затем поднимались на второй этаж, где жил младший брат сеида, наш дядя Миркязим Ага. Двери дома сеида были всегда открыты, люди приходили днем и ночью, приносили пожертвования, которые с большой щедростью раздавала бедным, соседям, родственникам, всем, кто нуждался, родная сестра сеида – Сакина ханым.

И далее:Мне вспоминается, как во время войны женщины беспрерывно шли к Ага с просьбой молить Всевышнего за своих сыновей, отцов, мужей, сражавшихся на фронтах. Нередко приходили со слезами, говоря о том, что давно не получают писем с передовой. Ага их выслушивал очень внимательно, успокаивал, как мог, и через некоторое время они получали долгожданные весточки…

Р.Махмудов вспоминал, что в последние годы жизни, Мир Мовсум Ага выглядел неважно.

Летом 1948 года семья находилась на даче в Мардакяне. Сакина ханым была при смерти. Когда жизнь уже покидала ее, Ага и Руфата вывели из комнаты. Усевшись под деревом, в надежде на чудо они смотрели в сторону дома. Но вскоре оттуда послышался плач, раздались женские крики. Ага расплакался и тихо произнес: “Наша сестра ушла”,– вспоминал Р.Махмудов.

По его словам, сам сеид умер 17 ноября 1950 года на 67-м году жизни. Ушел он из жизни так же тихо, спокойно, как и прожил ее. Этот день выпал на пятницу. Омовение совершали во дворе дома, где жил Мир Мовсум Ага.

Р.Махмудов вспоминал как проходили похороны:Хоронили Мир Мовсума Агу в тот же день, но власти распорядились вынести его раньше, опасаясь огромного скопления людей. Тем не менее народ с утра оцепил все подступы к дому сеида, скорбная весть быстро облетела весь город. Люди шли нескончаемым потоком. Решение похоронить Ага рядом с Сакиной ханым принял младший брат – Миркязим Ага. На кладбище народа было не так уж и много, в то время добраться до Шувелян было не так уж и легко. Сорок дней возле дома давали эхсан, со всех сторон привозили рис, мясо, масло. Народ скорбил по любимому сеиду. Это был поистине всенародный траур.

Святого пришли проводить тысячи людей. Все улицы, примыкавшие к его дому, были заполнены людьми разных возрастов и национальностей. Баку прощался с человеком, который стал для многих защитником, целителем и духовной опорой в самые тяжелые военные и послевоенные годы.

Г.Заплетин вспоминал:Десятки раз я бывал в Шувеляне, познакомился со служащими святилища, бывало, оставался там на ночь. Основной целью этих посещений было наблюдение за выражением лиц паломников, посещающих святилище. Это были грустные или радостные лица, но ни разу я не видел отрешенных и не слышал фанатических криков. В старом святилище всегда было тихо, люди вели себя спокойно, пристойно. Они шли в усыпальницу, где находилось захоронение Ага и его сестры Сакины ханым… Паломники трижды обходили постамент над могилой, целовали камень, на котором высечены их имена. Ох, как много интересного и полезного для себя я повидал за это время! Так продолжалось приблизительно два-три месяца. Помню, однажды в 5-6-м часу утра меня разбудил один из служащих святилища, чтобы я поторопился пройти в усыпальницу. И что я там увидел? Молодая супружеская пара – жена была в положении – пришла к Сеиду. Понятно, они просили его обратиться к Всевышнему послать им благословение, чтобы молодая женщина благополучно родила. На меня это произвело потрясающее впечатление.

Акиф Ализаде говорил:Феномен Ага Сеида Али заключен, на мой взгляд, в его природе, был заложен в нем с рождения, в генах… Ага обладал, видимо, определенными телепатическими способностями. Я считаю, что от него исходили какие-то биотоки. Одним словом, его феномен есть нечто неподвластное для нашего сознания. И это следует воспринимать только через нашу веру в силу духа Ага…

Годы спустя, могилу Мир Мовсума Аги посещали знаменитости (среди них – актеры Пьер Ришар и Жан-Клод Ван Дамм). Бывший президент, национальный лидер Азербайджана Гейдар Алиев четыре раза побывал на могиле Мир Мовсума Аги. Он, внимательно осмотрев еще прежний комплекс, составлявший святилище Ага, выразил одобрение проводимыми здесь работами по благоустройству. Последний раз он побывал в Шувяляне в 2000 году, когда там только начинались подготовительные работы по грандиозной реконструкции святилища.

Тогда Г.Алиев сказал:Это святилище необходимо народу, нации, необходимо нам на том праведном пути, по которому мы идем, и это строительство ведет сам народ.

По материалам Kultura.Az, Trend.Az, газеты “Каспий”, издания “Религия и общество на Кавказе”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.