Соляное производство в Азербайджане в XIX веке


М.Мамедов

Одной из отраслей горнодобывающей промышленности Азербайджана в XIX в. являлась добыча (выволочка) озерной и каменной соли. Здесь необходимо учитывать значение каждого из районов, ибо они отличались друг от друга присущими им особенностями и преобладающими отраслями хозяйства. В этом отношении выделялся Абшеронский полуостров с его обилием природных ресурсов, в том числе и озерной соли. В Нахичевани же производилась добыча каменной соли.

По данным «Кавказского календаря» в середине 1850-х годов на Абшеронском полуострове насчитывалось 27 озер, содержащих самосадочную соль. Из них самыми крупными были Масазырское, Балаханское, Зыхское, Пиршагинское, Магомедлинское, Кюрдаханинское и др.

Один из исследователей природных богатств края инженер Эйхвальд еще в 1819 г. сообщал о скоплениях соленых озер недалеко от Баку, и о том, что масазырская соль «совершенно чиста и бела» и ее добывают не более 150 пудов. Большая часть соли поступала в продажу и ее вывозили в Губу, Дербент, Шемаху, Нуху (Шеки), Энзели. Меньшую часть употребляли для удовлетворения бытовых нужд, на рыбных промыслах, когда выловленную рыбу солили и вялили.

В источниках сообщалось, что абшеронские озера, а также Дивичинское, расположенное в Губинской провинции, и некоторые другие в Прикуринской низменности могли давать до 500-600 тыс. пуд. соли в год, но для удовлетворения спроса дают только 150 тыс. пуд.

В процессе завоевания Азербайджана Россией соляные промыслы, как и нефтяные, из собственности ханов перешли в собственность казны. Каких-либо особых изменений в разработку природных богатств это не внесло. Не имея собственного хозяйства, казна отдавала их в откупное содержание. Обычно крупные купцы вносили в казну установленную сумму и получали монопольное право на добычу соли и ее продажу.

С 1808 по 1821 годы соляные озера вместе с нефтяными колодцами находились на откупе. Подсчитать точное количество добытой соли и дохода от ее продажи не представляется возможным, т.к. в официальных источниках за первую половину XIX в. она приводится вместе с нефтью.

Но интересно, что в 1919 г. некий откупщик Тарумов сверх откупной суммы и за вычетом всех расходов получил 12,1 тыс. руб. серебром прибыли. Toт же Эйхвальд, считая финансовую сторону промыслового хозяйства весьма перспективной, предлагал администрации края «взять нефть и соль в непосредственное распоряжение казны».

И хотя это предложение не было принято, но при новых торгах администрация края повысила суммы откупа с 63,7 тыс. до 131,0 тыс. руб. серебром в год. А с 1 января 1825 г. промыслы перешли в управление казной. В том же году с эксплуатации нефтяного и соляного промысла казна получила 76 тыс. руб. дохода. В 1848 г. доход достиг 108 тыс. руб.

После заключения Туркменчайского (1828 г.), а затем Адрианопольского (1829 г.) мирных договоров, на Южный Кавказ были посланы специальные чиновники для обследования состояния хозяйства. Результаты обследования были опубликованы затем в виде «Обозрения российских владений за Кавказом…».

В этом четырехтомном издании обосновывалось стремление царизма создать на Южном Кавказе сырьевую базу и рынок сбыта для промышленности России. Именно этими целями объяснялась покровительственная политика правительства в отношении ряда отраслей народного хозяйства.

Озеро Масазыр

Вплоть до 1872 г. соляные промыслы, как и нефтяные, попеременно находились либо в откупе, либо в распоряжении казны. Одним из аргументов в пользу откупной системы выставлялась ее предполагаемая выгодность, расчет на получение более высокого дохода. Действительно, при непосредственном заведывании промыслами казна выручила в среднем по 102,8 тыс. руб. в год, а откуп приносил казне в среднем 146 тыс. руб. в год.

В целом, за 37 лет откупного содержания казной было получено 3,5 млн. руб., а за 17 лет казенного управления – 1,7 млн ,54 млн. руб. Из этой суммы удалось за отдельные годы выделить ту часть дохода, которая приходилась непосредственно на соляной промысел.

Так, с 1826 по 1830 гг. откупная сумма за соляные промыслы составляла 30 тыс. руб., или в среднем 6 тыс. руб. в год, а в 1845 г. от соляных промыслов Баку и Сальян было получено чистой прибыли 36,1 тыс. руб. Несмотря на колебания в отдельные годы сумм за эксплуатацию соляных промыслов, все более отчетливо проступала тенденция к увеличению дохода. В определенной степени он зависел от состояния добычи соли.

В Бакинской губернии объем добычи соли неуклонно увеличивался. По сравнению с 1820-ми годами он увеличился к концу 30-х годов вдвое. Если в начале 1840-х годов добыча соли в губернии составляла 300-350 тыс. пуд., то в 1847 г. она достигла 510 тыс. пуд.

Также значительно увеличился вывоз соли на Южный Кавказ, и особенно в Иран. Так, если в 1830 г. в Иран было вывезено 9,6 тыс. пуд., то в 1840 г. – 43,4 тыс., а в 1857 г. – 74,1 тыс. пуд. Однако расширению объема вывоза все же препятствовала конкуренция со стороны Туркмении. При цене бакинской соли в Персии в 18 коп. за пуд., туркменская соль продавалась же за 12 коп.

Помимо бакинских озер, самосадочная соль добывалась также в Джевадском уезде, недалеко от Сальян, где в восьми озерах выволакивалось менее одной тыс. пуд. в год. Еще 7 озер находилось к югу от Джевада, на Муганской степи, а также близ Божьего промысла.

Добыча каменной соли производилась недалеко от города Нахичевани, между селениями Суст, Джагры и Ших-Махмуд. Собственно, крестьяне этих селений и были приписаны к соляным копям.

В начале XIX в. разработка велась только в одной копи, но с 1832 г. начала эксплуатироваться и вторая копь. Труд ломщиков (т.е. рабочих) был очень тяжел, и при крайне низкой технике трудовые процессы выполнялись ручным способом. Сначала ломщикам платили по 2 коп. за один батман (10 фунтов) соли, затем одну треть и одну пятую часть вырученной суммы от продажи произведенной продукции.

С 1822 по 1850 гг. Нахичеванские соляные промыслы почти одинаковое время попеременно находились либо в казенном управлении (1828-1830 гг., 1841-1850 гг.), либо были на откупном содержании (1830-1840 гг.). В 1828- 1829 гг. доход казны составлял одну тыс. руб., в 1833-1836 гг. – 6 тыс. руб. и в 1841-1850 гг. – почти 9 тыс. руб. Вполне логично объяснить такой рост доходов увеличением добычи соли и ее продажи.

К концу 1840-х годов среднегодовая добыча соли составляла 126,4 тыс. пуд., а в 1858 г. – 248,2 тыс. пуд. Безусловно, росту добычи соли в Нахичевани способствовало и запрещение правительством 26 августа 1852 г. привоза на Южный Кавказ соли из-за границы.

Следует особо отметить, что в середине XIX в. среди представителей высшей администрации края зрела мысль о том, что чиновник, представлявший интересы казны, хотя и работает на промысле, тратит государственные средства, которые с гораздо большей пользой можно было уделить другим важным делам. А откупщик (даже при обнаруживавшихся негативных сторонах этой системы) затрачивает на разработку полезных ископаемых свой капитал и поэтому заслуживает предпочтения.

Таким образом, в администрации края крепло убеждение о необходимости поощрения частного предпринимательства и об ограничении непосредственной деятельности государства в сфере промышленности.

Одной из основных черт экономического развития Азербайджана во второй половине XIX в. был происходивший под влиянием российского рынка рост товарных отраслей сельского хозяйства, а также добывающей и обрабатывающей промышленности. Значительные изменения произошли в 1870-х годах и в соляном производстве.

После отмены откупной системы (и вплоть до конца XIX в.) большинство озер Бакинской губернии принадлежало казне. Всего насчитывалось до 70 таких озер. Крупнейшими из них на Абшеронском полуострове оставались Масазырское и Зыхское соляные озера.

В 1875 г. 6ыли опубликованы, а в 1876 г. введены в действие «Правила» об отдаче в аренду соляных озер на Южном Кавказе, в соответствии с этими «Правилами» крупные озера дробились, а мелкие объединялись в отдельные участки. Всего было образовано 9 участков: шесть из них находились в Бакинском уезде, три – в Джевадском. Эти участки стали порознь сдаваться частным лицам путем соревнований (на торгах) в арендное содержание сроком на шесть лет.

Введение в действие «Правил» стимулировало увеличение добычи соли. В Бакинской губернии в 1876 г. было добыто 618,3 тыс. пуд, а по сравнению с 1847 г. добыча увеличилась на 107 тыс. пуд. В течение 1880-х годов добыча соли то увеличивалась, то уменьшалась. Так, в 1884 г. было добыто 617 тыс. пуд; на промыслах занято 434 работника. Через четыре года объем добытой соли уменьшился до 408 тыс. пуд. Соответственно, сократилось и число рабочих – до 206 человек.

Как известно, в конце 70-х – начале 80-х годов XIX в. русские войска начали продвижение в Туркмению, которая оказалась в составе России. С этого времени туркменская соль получила свободный доступ на Бакинский рынок. «Кавказский календарь» отмечал, что «теперь стали подвозить много соли из Закаспийской области, более дешевой, чем бакинская».

Сдерживающим влиянием ввоза туркменской соли на добычу самосадочной соли в Бакинской губернии объясняется ее сокращение в 1890-х годах. И хотя в 1897 г. было добыто более 500 тыс. пуд., однако бурный рост населения Баку и особенно развитие рыбной промышленности в бассейне р.Куры (где производилось соление рыбы) не давали повода для оптимизма.

Газета «Каспий» в конце XIX в. писала о том, что абшеронские самосадочные соляные озера «гораздо производительнее и могли бы удовлетворять не только местную потребность, но и служить источником для вывоза соли. Между тем, из Бакинских соляных озер в 1897 г. извлечено всего 507,6 тыс. пуд. соли. Развитию здесь соляного промысла препятствует соль, ввозимая морем в Бакинскую губернию из Закаспийской области (в количестве до 500 тыс. пуд в год)». Другими словами, из Туркмении привозилось в Баку столько же соли, сколько ее добывали в озерах Бакинской губернии.

На исходе XIX в. Абшеронские озера продолжали занимать преобладающее место в добыче соли по всей губернии. На их долю приходилось три пятых добытой самосадочной соли, а две пятых составляли долю озер Джевадского уезда.

Несколько в ином положении находились нахичеванские солеломни. Здесь высокий уровень производства удерживался и в начале 1860-х годов. Об этом свидетельствует и рост дохода казны от откупного содержания солеломен, который в 1849 г. составлял 15,1 тыс. руб., а в 1862 г. – 48,7 тыс. руб.

В 1861 г. на соляных копях в Нахичевани было учреждено казенное управление. Был установлен контроль над добычей соли и за соблюдением правильной разработки недр. Откупная система в нахичеванских копях сохранялась до конца XIX в. Но она имела определенное своеобразие. Как отмечал А.Сумбатзаде, оно состояло в том, что откупщики непосредственно в управление солеломней не вмешивались и не имели никакого отношения к процессу добычи соли.

В течение 1864-1868 гг. был ликвидирован принудительный труд приписанных к соляным промыслам крестьян и на них стал использоваться «исключительно труд наемных рабочих». В утвержденной в 1868 г. «Инструкции для управляющих Кульпинским и Нахичеванским соляными промыслами», во-первых, назначались свободные торги на соляные копи, и, во-вторых, заведывание промыслами поручалось «назначенным от правительства чиновникам с званием управляющих промыслами».

Важно подчеркнуть, что на управляющих возлагались не только наем рабочей силы, но и забота о том, чтобы цены на соль ни в коем случае не превышали 2 коп. за пуд добытой каменной и 1 коп. за пуд мелкой соли.

Результатом этих мероприятий явилось прекращение упадка добычи соли, происходившей в 1860-1870-х годах. А в 1880-х и особенно в 1890-х годах уровень ее добычи стал повышаться. Так, если в 1872 г. было добыто 136 тыс. пуд., то в 1879 г. – 104,4 тыс., в 1885 г. – 162,0 тыс., в 1890 г. – 178,8 тыс. пуд. А в 1899 г. был достигнут максимальный в XIX в. уровень добытой в Нахичевани соли в 307,2 тыс. пуд. В это время на соляных промыслах Азербайджана было занято от 250 до 350 и более рабочих.

Добытая соль сбывалась не только в Елисаветпольской губернии, но и вывозилась на рынки Южного Кавказа, в центральные губернии России, а также в Турцию и Иран.

Таким образом, бурная индустриализация России во второй половине XIX в. содействовала экономическому подъему в Азербайджане. Протекционистская политика царского правительства особенно отчетливо проявилась в тех отраслях, которые могли обеспечить казне, не имевшей собственного нефтяного или соляного хозяйства, получение дохода от реализации продукции и дополнительные источники финансовых выгод от обложения тех или иных отраслей косвенным налогом.

По материалам книги автора

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.