С револьвером на боку: Кого брали на работу в полицию Баку (нач. XX в.)

Т.Бехбудов

В начале XX века, под давлением роста преступности, власти Российской Империи решились на проведение реформ в полиции. Реформы дошли и до Баку. Общественно-политическая ситуация в городе оставалась очень сложной, и разгребать накопившиеся проблемы был поручено Владимиру Назанскому (1877-1939), имевшему за плечами опыт военной службы.

Изучив методику организации полицейского дела Российской империи и стран Западной Европы, Назанский принялся за дело.

За период преобразования полицмейстерства, т.е. с 1910 по 1914 гг. в городе Баку активизировались различные политические силы. Митинги, шествия, забастовки проходили практически на всех заводах фабриках и на промыслах.

По количеству и по продолжительности стачек и забастовок Баку занимал третье место после Петербурга и Москвы. Все эти события способствовали возникновению в г. Баку криминогенных очагов. Преступный мир Российской империи потянулся к богатейшим источникам Баку.

Здесь были представлены три вида преступности: транснациональная, уголовная и политическая. Транснациональной и уголовной занималось, как правило, Бакинское полицмейстерство, а что касалось политической, то ею занималась жандармерия (голубые мундиры) и Бакинское отделение царской охранки (политическая полиция).

Назанский занимался первыми двумя, так как эти виды преступности были самыми распространёнными и опасными для безопасности граждан города.

К 1913 году Баку превратился в большой индустриальный, богатый город с населением 248,875 человек. Процесс урбанизации способствовал пополнению города дешёвой рабочей силой. Бурное развитие нефтяной промышленности в г. Баку привело к резкой дифференциации классового состава, который приводил в действие созревший социальный конфликт.

Поток преступных групп и сообществ в богатый Баку из России, Ирана, Грузии и Турции создавали проблемы для сотрудников полиции. Вооружённость большинства заезжих преступных групп держала полицию в постоянном напряжении.

В большинстве случаях указанные преступления совершались с применением огнестрельного оружия. Кроме этого стало привычным, когда все преступные разборки в городе заканчивались вооружёнными стычками, перестрелками среди белого дня между криминальными группировками, которые в конечном итоге приводили к вооружённому столкновению с полицией.

Для наглядности достаточно оперировать ниже приведёнными статистическими данными, которые приводит Назанский в своём отчёте в виде таблицы преступности за 1912-1913 гг.

Вооружённость населения города Баку серьёзно отличалась от вооружённости других городов Российской империи.

Назанский по этому поводу писал: «Приходилось сталкиваться с тем обстоятельством, что вооружение злоумышленников, нападающих на полицию, в значительной степени превосходило по своим качествам вооружение городовых, которым приходилось стрелять из револьверов старых систем, что ставило последних в значительное худшие условия в сравнение с первыми».

Ношение старых систем, помещавшихся в кожаных кобурах, создавало большие неудобства. Долгая процедура вынимания оружия из кобур в экстремальных ситуациях лишала городового возможности быстро воспользоваться им, что зачастую служило причиной ранения или гибели чинов полиции.

Назанским были приняты срочные меры для перевооружения чинов полиции. В первую очередь стал пополняться арсенал полицейских новыми, 10-ю зарядными револьверами системы «Браунинг» с деревянными кабурами-прикладами в которых имелось в запасе ещё 10 патронов в обойме. Револьвер теперь, в открытом виде висел под рукой полицейского и всегда был готов к применению. Стрельба из этого оружия была более эффективной и результативной из-за того, что городовые, набранные из бывших пехотинцев, привыкли к стрельбе из ружья.

На занятиях по стрельбе чинам полиции теперь выдавалось по 20 патронов вместо пяти. Учебная стрельба производилась по условным убегающим преступникам.

Занимаясь вопросами проведения занятий по учебной стрельбе, Назанский вносит свои коррективы. Например, он пишет: «Я требую, чтобы таковая (стрельба) производилась не на бегу, а при остановках после каждой перебежки».

Назанский со всей ответственностью относился к порядку соблюдения правил использования, хранения и содержания оружейного парка. Основываясь на уже существовавших правилах использования, хранения оружия он делает некоторые свои дополнения к этим правилам. Теперь в отличие от предыдущих лет городовые по возвращении с постов должны были производил чистку револьверов под наблюдением взводного надзирателя, после чего оружие клали в гнездо шкафа, ключ от которого хранился у дежурного полицейского участке.

Городовым, которые жили на частных квартирах, разрешалось, для собственной безопасности и для самозащиты, носить револьверы старых систем. Их выдача производилась следующим образом. Каждый городовой, завершив время, отведённое для службы, должен был сдать табельное оружие и получить личное, но при этом должен был расписаться в книге выдачи личного оружия с необходимым запасом патронов.

Вся работа Назанского по усовершенствованию деятельности Полицмейстерства была очень сложной и многопрофильной. Для осуществления такой сложной работы естественно нужны были грамотные, профессионально обученные полицейскому делу люди.

С первых дней реорганизации деятельности полицмейстерства он обращает особое внимание на кадровый состав. Тщательное изучение этой области привело его к выводу о необходимости установления 4-х категорий основных полицейских чинов Бакинской полиции.

Прежде всего, это руководящий состав, т.е. первая категория – приставы. По его мнению, кандидаты в приставы должны были набираться исключительно из среды военных офицеров, которых в силу определённых условий службы сплачивала воинская дисциплина, взаимная выручка, воспитание воинского товарищеского духа, психологическая и физическая подготовка.

Подбор кандидатов в приставы он предлагал при одном условии, чтобы выбор их производился по нейтральному списку, т.е. по тому списку, куда заносились бы имена кандидатов, прежде всего из числа офицеров, которые были удостоены хороших аттестаций со стороны командования войсковых частей, где они проходили воинскую службу.

В противном случае, по мнению Назанского, набор кандидатов в приставы из среды военных офицеров уволенных в запас «будет произведён под влиянием протекции и давления извне».

Вторая категория – это околоточные. Группа околоточных по своему составу в полицмейстерстве была наиболее пёстрая. В основном, как правило, это бывшие городовые-самоучки с 5-6 годичным классным образованием гимназии. Назанский, понимая важность службы околоточных, начинает заниматься их образованием.

В 1910 году для них были открыты курсы продолжительностью от 2-х до 4-х месяцев. На этих курсах им читались лекции по следующим предметам: наружная полиция (помощник полицмейстера), уголовное право (прокурор города), судебная медицина (врачи), теория сыска (жандармский офицер), азербайджанский язык (преподаватели учебных заведений).

После завершения курсов и сдачи экзаменов выпускная комиссия в присутствии прокурора города выдавала свидетельство, дающее им право замещать должности околоточных.

Назанский писал: «За время курсов велось тщательное наблюдение за поведением, аккуратностью посещения занятий, черты характера из чего определялся нравственный облик и умственный кругозор каждого из них».

Гимнастические упражнения полиции
Школа для городовых

К третьей категории полицейских города относились городовые. Назанский считал, что в основе их комплектования необходимо придшживаться выборного принципа «свежих, стойких людей, не издерганных жизнью».

Далее он пишет: «Я избегаю принимать обживших из других полицейских управлений, а выбираю из нижних чинов, уволенных в запас из войск, преимущественно последних сроков службы из гвардейских и гренадёрских частей».

Назанским были определены условия приёма городовых на службу в Бакинское Полицмейстерство. Пожелавшие поступить на службу в полицию в качестве городового должны были представить, после окончания срока военной службы в армии, рекомендацию, а также аттестационные свидетельства от командования тех полков, где они проходили службу.

После предоставления ими соотствующих окументов, они зачислялись в школу городовых, при резерве полицмейстерства. После окончания данной школы они принимались на службу в городскую полицию.

Назанский подбору чинов полиции из военной среды придавал особое значение. Он отбирал военнослужащих, преимущественно из унтер-офицеров армии. Он считал, что они, прежде всего, спаяны общностью службы и одинаковым воспитанием в полках. Набор производился из числа уволенных в запас, прибывших из других регионов Российской империи.

Правда, им не хватало всегда полицейской сноровки. Поэтому вновь поступившим на службу городовым приходилось адаптироваться к службе полицейского в условиях Бакинской жизни. После прохождения краткосрочных консультаций вновь принятые на службу городовые в составе опытных городовых выходили на патрулирование города и его окрестностей.

Для того чтобы процесс адаптации проходил безболезненно и быстро, Назанским было принято решение организовать для «молодых» городовых специальную школу при резерве полиции, где каждый третий день недели в течение двух часов с ними проводили занятия по словесности, гимнастике и внешней выправке.

Кроме этого в школе резерва с ними проводили занятия по повторению и закреплению правил службы полиции и изучению новых распоряжений, приказов и наставлений.

К особой категории полицейских чинов полицмейстерства относилась категория полицейских надзирателей. Эта особая категория полицейских, от которых требовалась высокая образованность, так как именно надзиратели составляли костяк полицейских чинов, работающих в различных службах полицмейстерства, начиная от канцелярии и заканчивая расследованием и сыском.

Но для использования их в этих службах и на этих должностях они должны были соответствовать высокому уровню образования. С этой целью Назанскому пришлось действовать со следующей последовательностью.

Осенью 1910 года по его инициативе при полицмейстерстве были открыты 3-х месячные курсы для подготовки полицейских надзирателей, на которых с ними проводились занятия в основном по «прикладным полицейским занятиям». А в 1911 году при полицмейстерстве были организованы аналогичные, только уже 4-х месячные курсы.

В 1912 г. после тщательного профессионального отбора были организованы совместные с судебными органами специальные курсы для тех сотрудников полиции, которые должны были быть назначены на работу по линии судебного розыска.

Назанский этим курсам придавал особое значение. И не случайно, что данными курсами заведовал сам прокурор города. Занятия на этих курсах проводились три раза в неделю по 3 часа в день. На курсах изучались следующие предметы: уголовное право, уголовная техника и др. Слушатели данных курсов так же занимались практическими занятиями, такими как разбор казусов, встречающихся в процессе дознания и т.д.

С целью дальнейшего усовершенствования подготовки полицейских по линии судебного розыска было принято решение всех полицейских надзирателей собирать по субботам в помещении сыскной полиции для ознакомления с «образом жизни и практикой» преступного мира. Там, на этих практических занятиях с ними проходили тренировочные занятия, приближенные к реальной обстановке.

По материалам книги автора “История бакинской полиции”