Армянский фактор в истории отношений Азербайджана и Северного Кавказа


С. Алиева

Азербайджан, занимающий стратегически выгодное географическое местоположение на Южном Кавказе, имеющий выход к Каспийскому морю, в прошлом имея также выход на Северный Кавказ через район Дербента, исторически представлял собой регион развитого ремесленного производства, нефтедобычи, торговли.

Все эти факторы предопределили развитие и укрепление политических, торгово-экономических, культурных связей народов Азербайджана с Северным Кавказом.

В конце XVIII – начале XIX века, по мере завоевания и последующей колонизации Россией Северного и Южного Кавказа мусульманские народы региона притеснялись, их земли заселялись представителями христианских народностей, в том числе армянами. Еще в 1725–1727 годы Российская империя аннексировала уцмийство Кайтагское, владения Табасарана, Аварское ханство, Акуша-Дарго и другие союзы и сельские общества Дагестана.

По Стамбульскому договору от 12 июня 1724 года к России отходило западное и южное побережье Каспийского моря с городами и провинциями Дербент, Баку, Сальян, Гилян, Мазандеран, Астрабад. С другой стороны, Османская империя продолжала контролировать азербайджанские города Шамаху, Нуху (Шеки), Гянджу, Тебриз, а также Западный Кавказ (позднее – Грузия, Армения).

Противники российской экспансии в регионе укрылись в горах современного Дагестана. Среди отказавшихся признать российскую власть были султан Утемышский, уцмий Кайтагский, Сурхай хан Казикумухский, к которым примкнул также сальянский султан Гасан бек.

По данным А.Бакиханова, шамхал Тарковский Адиль Гирей, возмущенный действиями российских войск и строительством крепости Святого Креста, в которой были размещены армянские поселенцы и донские казаки, осадил эту российскую крепость. Но войска шамхала потерпели поражение. В ответ Россия упразднила титул шамхала, а управление его владениями перешло к русскому командованию. После ухода российских войск с завоеванных территорий новым шамхалом стал сын Адиля Гирея Хасбулат.

Российский автор конца XIX – начала XX века В.Л.Величко сообщает: «История говорит, например, что дагестанцы искони презирали армян и даже грузин, бывших во времена грузинского царства данниками и объектом набегов лезгин».

В это время Россия запланировала снарядить экспедицию под командованием генерала В.Зубова с целью установить власть над Дагестаном, проникнуть на территорию современной Грузии и поддержать армян на Южном Кавказе. Пока Зубов находился в Тифлисе, командир передового отряда Савельев прибыл во владения Шейх-Али хана Дербентского и предложил ему заключить союз против иранского шаха. Тот не ответил и встретил войска В.Зубова пушечными залпами. Однако 1 мая 1796 года Дербент был сдан. Русские войска заняли также Губу, Баку, Шамаху, Сальян, Джеват и Гянджу.

По итогам русско-иранской войны 1826– 1828 годов северная часть Азербайджана была аннексирована Российской империей. Российская администрация приступила к переселению на вновь завоеванные земли многочисленных групп христианского населения немцев, армян и русских. Такая же политика проводилась и на Северном Кавказе по мере укрепления здесь Российской империи (XVIII – XIX вв.).

В начале ХХ века в Российской империи обострились политические и социально-экономические противоречия. В этот период на Кавказе возникают и распространяются социал-демократические ячейки. Социал-демократические кружки появились, в частности, в Дербенте и Петровске, преобразуясь с 1904 года в организации.

В связи с начавшимися армяно-азербайджанскими столкновениями и осознанием причастности к ним армянской левацкой партии «Дашнакцутюн» и российских властей, в Баку была создана партия «Кавказского всемусульманского комитета обороны – Дифаи». Ее отделения в середине октября 1906 года возникли в Тифлисской, Бакинской и Елисаветпольской губерниях, а также во Владикавказе и в Дагестане, где активисты этой партии вели агитацию среди местного азербайджанского населения.

В программе партии отмечалось, что «храбрые и любящие свой народ молодые люди тысячами собрались вместе из Северного Кавказа, Дагестана и Закавказья, поклялись на священном Коране и образовали партию «Дифаи». Мусульмане Кавказа, вошедшие в ряды этой партии, объявили об «освобождении мусульман Кавказа от грозящей гибели» путем просвещения и силы.

Когда в период мартовских кровавых событий армяне истребляли мирное азербайджанское население, «…беззащитные азербайджанцы, следует из речи председателя Совета министров Азербайджанской республики Ф.Х.Хойского в парламенте, спасались от поголовной резни бегством… в горы Дагестана…».

По данным азербайджанского правительства, в Баку и Шамахе было убито свыше 50 тысяч азербайджанцев. В Губинском уезде дашнакско-большевистскими отрядами было уничтожено около 200 мусульманских селений, в которых жили тысячи азербайджанцев и представителей северокавказских горских народностей.

Для защиты мусульманского населения Баку в Азербайджан стали прибывать представители горцев Северного Кавказа. Имам Нажмутдин Гоцинский, князья Тарковские и Каплановы собрали в конце марта в Хасавюрте съезд представителей сельских обществ для обсуждения вопроса о походе на Баку на помощь единоверцам.

Имам Нажмутдин в своем выступлении заявил, что в Дагестане он «покончил с большевиками, чтото же надо было сделать с ними и в Хасавюрте», но сейчас ему некогда, так как его зовут в Баку на спасение мусульман: «А когда покончим там с врагами Бога и шариата, вернемся сюда».

По пути в Азербайджан к отрядам Гоцинского присоединились южные кумыки, табасаранцы и лезгины. Мюриды Нажмутдина выступили на помощь азербайджанцам с севера. По ходу продвижения дагестанских отрядов в сторону Баку, в Губе, Хачмазе и Девечи к ним примыкали местные отряды. Силы Нажмутдина заняли позиции у станции Хырдалан в 10 км от Баку, где к ним присоединились части Мусульманского корпуса, которые ранее были вынуждены отойти за пределы города. Два полка дагестанских бойцов численностью около полутора тысячи человек и 1000 добровольцев возглавляли полковники М.Джафаров (будущий губернатор Чечни и командир Дагестанского конного полка) и Д.Мусаев. Общее командование осуществлял русский генерал Лазарев.

7 апреля в ставку командования дагестанских сил прибыла делегация во главе с А.Джапаридзе, который обратился к дагестанцам с просьбой о признании большевистской власти в Баку. Эта миссия успеха не имела.

По сообщению комитета революционной обороны Баку от 7 апреля 1918 года, в 12 часов дня того же дня дагестанские силы обстреляли из орудий броневик исполнительного комитета, а конные и пехотные отряды Нажмутдина Гоцинского начали наступление в направлении Баладжар и Баку. 7-8 апреля у станции Хырдалан произошли ожесточенные бои между отрядами Гоцинского и большевиками. 10 апреля 1918 года дагестанские силы вынуждены были отступить к Дербенту.

В ночь на 20 апреля вблизи Петровска высадился большевистский десант и вскоре же захватил город. Спустя сюда подошли корабли с десантом из Астрахани. Взятие Петровска оправдывалось необходимостью возобновить доставку хлеба из Астрахани и восстановить сообщение с Северным Кавказом.

Гоцинский бросил на Петровск под знаменем джихада десятки тысяч горцев, вооруженных одними саблями и кинжалами. Их встретили пулеметным огнем, залпами корабельной и полевой артиллерии. В результате горцы, потеряв свыше ста человек убитыми, отступили в горы, оставив также Темир хан-Шуру. Большевики требовали разоружения «дагестанских полков и милиции Гоцинского с выдачей оружия…».

В это время в связи с поражением Центральных держав в первой мировой войне и выходом Османской империи из войны в ноябре 1918 года турецкие войска должны были срочно покинуть территорию Дагестана и Закавказья.

В связи с этими событиями председатель Совета министров Горской республики Пшемахо Коцев на союзном совещании Горского правительства сказал: «Когда союзники пришли на Кавказ, то возникли опасения, что настал конец самостоятельности Грузии, Азербайджана и нашей. Тем не менее, мы предстали перед союзниками. Оказалось, что союзники информированы некоторыми русскими офицерами и армянскими деятелями крайне односторонне, вследствие чего настроены враждебно к нам, в особенности к нам, горцам, за Петровск. Дело было представлено так, будто не турки нам помогали очистить нашу территорию от сил, мешавших нашей самостоятельности, а мы, мол, помогали туркам в их борьбе против союзников. Мы долго не могли в этом разуверить англичан и сделали это лишь при содействии Грузии и Азербайджана, представители коих постарались более правильно информировать союзников».

Национальное движение на Кавказе и деятельность эмигрантских организаций привлекали внимание Антанты. Так, французская печать приветствовала соглашение между представителями демократических правительств Азербайджана, Грузии и Северного Кавказа о совместном выступлении против советской России.

В то же время из Стамбула поступило официальное обращение к Нуру-паше и Халил-паше оставить пределы Дагестанской области. Халил-паша просил разрешение сформировать дагестанские военные части и пройти с ними через Баку в Зангезур на помощь азербайджанцам, страдающим от бесчинств армянских дашнаков.

В Стамбуле был создан Комитет независимости Кавказа – союз политических организаций Северного Кавказа, Азербайджана и Грузии. В августе 1922 года в Грузии был создан «Паритетный комитет независимости Грузии» для курирования организации вооруженной борьбы за независимость в Грузии, Азербайджане и Дагестане. Военный центр Паритетного комитета наладил тесные связи с лидерами национального движения за независимость на Северном Кавказе князем Чолокаевым и А.Мутушевым.

С изменением политической обстановки в регионе после гражданской войны в Турции и переворота в Азербайджане значительно ослабла поддержка национально-демократических сил Кавказа со стороны Турции, и в результате все попытки свергнуть власть русских большевиков на Северном Кавказе оказались безуспешными.

История взаимоотношений Азербайджана и Горской Республики в 1918–1924 годы знает неоднократные проекты слияния этих двух государств. При этом инициатива, как правило, исходила от представителей Северного Кавказа. Вышеприведенные материалы свидетельствуют о тесных связях, взаимном сотрудничестве и стремлении к единению мусульманских народов Кавказа.

В неблагоприятной военно-политической обстановке правительство Азербайджана по возможности защищало свои государственные интересы, но в то же время и правительство, и различные слои населения страны всячески поддерживали дагестанцев в их стремлении отделиться от России и восстановить независимость.

В последствии, Азербайджан, несмотря на проблемы, связанные с оккупацией части территории страны соседней Арменией и наличием массы беженцев, продолжал играть традиционную роль важного источника социально-экономического благополучия для соседнего Дагестана.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.