Ашуг Валех – Карабахский рыцарь любви


Абузар Багиров

Большинство античных философов утверждало, что любовь – главный движущий фактор в процессе развития цивилизации. Тема любви во все времена занимала центральное место в общественно-философской мысли.

Гениальный поэт Низами Гянджеви (1141–1209) не зря в своих бессмертных произведениях воспевал великую силу любви, утверждая её божественное начало, функцию упорядочения не только живой, но и неживой природы, а также её роль в совершенствовании личности и общества.

Подтверждением этому постулату стала история любви замечательного представителя азербайджанской ашугской поэзии Ашуга Валеха. Любовь принесла ему земную славу и долгую счастливую жизнь, ибо он оказался способен влюбиться безоглядно и, навсегда связав свою судьбу с возлюбленной, преданно служить ей, как настоящий карабахский рыцарь любви.

Кербелаи Сефи Мухаммед оглы – Ашуг Валех – родился в 1720 году в карабахском горном селе Абдал-Гюлаблы в зажиточной семье. С восьми лет начал учиться в медресе, к 14 годам выучил Коран наизусть. Завершая учёбу, в совершенстве владел арабским и персидским языками, близко познакомился с восточной классической литературой, живо интересовался народным фольклором.

Все ожидали, что молодой Сефи пойдёт по религиозной стезе и получит духовный сан. Вместо этого он, изумляя своим решением не только родных и близких, но также своих духовных наставников, попросился в ученики к известному ашугу, прославленному во всём Карабахе Шаиру (поэту) Самеду (1702–1799).

К такому выбору юношу подтолкнуло весьма загадочное обстоятельство: он неоднократно во сне играл на сазе и слагал стихи, а затем наяву без труда вспоминал эти стихи и начал их записывать, однажды даже попробовал наиграть по ним на сазе получилось совершенно складно и на слух приятно.

Вначале он никому не рассказывал об этих сновидениях, но в конце концов раскрыл эту тайну отцу. Тот стал успокаивать сына, а тем временем посоветовался со своим близким другом Шаиром Самедом, который очень обрадовался и сказал, что юному Сефи ниспослан «божий дар ашугства», и немедленно начал заниматься с ним. Юноша прилежно обучался искусству игры на сазе и премудростям стихосложения.

С благословления своего наставника он взял псевдоним «Валех», что в переводе с арабского значит «восхищённый». С тех пор учитель и ученик, долгие годы разъезжали по городам и сёлам Карабаха, Гёкчи, Ширвана, Дагестана, не раз побывали в Ардебиле, Гяндже и Тебризе, выступая на народных торжествах и праздниках, играли на сазе, напевали ашугские мелодии, рассказывали разнообразные любовно-героические сказания – дастаны.

Год за годом молодой ашуг оттачивал своё исполнительское мастерство и со временем сам начал слагать лирические стихотворения. Его феноменальная память удерживала весь репертуар ашугского искусства того времени.

Мощный, высокий, мелодичный голос молодого сказителя вызывал особенный восторг слушателей, и уже в 25-летнем возрасте имя Ашуга Валеха было у всех на устах, его слава шагнула далеко за пределы родного Карабаха.

Однажды Валех нежданно-негаданно получил поэтическое послание-приглашение с угрозой-вызовом из города Дербента от самой легендарной красавицы Ашуга Зарнияр (это имя в переводе с персидского означает «золотая красавица»).

Ашуг Зарнияр была дочерью дербентского хана. Владея ашугским искусством в совершенстве, она сочиняла утончённые лирические стихи и сложные поэтические загадки и имела обыкновение приглашать отовсюду известных ашугов на традиционные состязания, которые проходили прямо в ханском дворце.

Здесь при большом стечении взыскательной публики из числа знати устраивались музыкальные и словесные ристалища, которые неизменно заканчивались блистательной победой хозяйки, а посрамлённые соперники, лишаясь саза, заточались в темницу для подневольной работы в огромном придворном хозяйстве. Ашуг Валех был сороковым приглашённым ашугом.

Конечно, и сам Шаир Самед, и его высокоодарённый ученик немало были наслышаны о дербентской красавице-ашуге. Как только разнеслась весть о вызове, в доме Мухаммеда, отца Валеха, собрались на обсуждение взбудоражившего всех известия мудрецы, аксакалы, именитые ашуги и музыканты с разных концов Карабаха.

После долгих прений за чашкой чая, за ложкой плова собравшиеся единодушно посоветовали принять вызов, а иначе греха не оберёшься, ибо молчание или тем более отказ станут позором для всего края. Получив благословление и напутствие уважаемых земляков, наставника, родителей, Ашуг Валех стал собираться в путь.

Вскоре Валех достиг Города с Железными Вратами, как в старину называли Дербент. Ханский дворец утопал в зелени фруктовых деревьев. Ашуг Валех стал расхаживать вокруг дворца. Вскоре стражи, заметив приезжего ашуга, донесли хозяйке, которая сразу же велела ввести чужестранца.

Узнав, что приезжий не кто иной, как прославленный молодой ашуг Валех из Карабаха, Зарнияр распорядилась немедленно приготовить в саду площадку для традиционного ашугского состязания. Срочно созвали всех знатных людей города, собрались также многочисленные поклонники таланта ханской дочери.

И вот уже все приготовления завершены, зрители чинно заняли свои места, привели также тридцать девять злосчастных пленников – неудачливых предшественников Валеха. Ашуг Зарнияр в роскошном ашугском одеянии, с инкрустированным перламутром девятиструнным сазом на груди надменно стояла посреди огромной площадки, устланной разноцветными коврами.

Впрочем, не меньшую решимость побеждать выражал всем своим видом и несравненный Ашуг Валех, тем более что соперница пленила его своей красотой с первого взгляда…

Зарнияр возвестила условия состязания: если она побеждает, то побеждённый сдаёт саз и становится её слугой, если же победа будет за гостем, то она также отдаст ему свой саз, и победитель может по желанию взять её себе в жёны или прислугой.

Ашуг Валех изъявил согласие; состязание началось с пения различных ашугских мелодий, при котором стороны проявили мощь и высоту голосов, а затем перешли на самую трудную стадию – разгадывание стиховзагадок на вольные темы. Карабахский соловей ни в чём не уступил горной красавице, разгадав подряд, пять её сложных поэтических загадок, после чего попросил согласно правилам ответить на его стихи-загадки. Она согласилась и блестяще ответила на три поэтические загадки.

Ашуг Валех выбрал для четвёртой загадки самую сложную религиозную тематику, в которой он был несравненно силён – годы учёбы в медресе не прошли для него впустую. На сей раз хозяйка не сумела разгадать и попыталась сослаться на то, что гость неверно изложил свою мысль, и она не поняла, о чём речь идёт.

Валех рассмеялся и сам разгадал свою загадку поэтическим куплетом. Под овации присутствующих, стоя приветствовавших победу гостя, Зарнияр сняла саз с плеча и с учтивым поклоном передала его сопернику.

Карабахский рыцарь принял саз, поцеловал ей руки и сказал так, чтобы все слышали:

– Прошу тебя стать моей женой. И отпусти на волю этих тридцать девять недоучек.

Хозяйка с готовностью согласилась и освободила пленных ашугов.

Валеха и Зарнияр женили и проводили в Карабах. Всевышний наделил эту ашугскую семью счастливой преемственностью: из сыновей Талех, из внуков – Мирзалы, из праправнуков – Хасполад стали знаменитыми ашугами. Замечательный азербайджанский тарист и музыкант начала прошлого века Гурбан Пиримов (1880–1965) – родной правнук Ашуга Валеха.

Ашуг Валех умер в 1822 году и был похоронен в родном селении на склоне гор; позже рядом похоронили и Зарнияр. Вплоть до армянской оккупации в 1993 году их могилы служили местом паломничества ценителей ашугского искусства и поэзии, а также всех, кто хотел выразить уважение к необычайной любви замечательных сына и дочери азербайджанского народа.

Ашуг Валех создал множество бессмертных лирических творений во всех жанрах народного стихосложения, которые оказали мощное влияние на дальнейшее развитие не только ашугской поэзии, но и письменной азербайджанской литературы.

Великий мастер оставил также несколько популярных ашугских мелодий: «Башсарытел», «Орта-сарытел», «Аяг-сарытел», «Гюлаби», «Ширвани», «Юрд-йери», «Гёвхари», «Дервиши», «Гарабаг-гайтармасы», «Гарабаг-гайтагы» и др.

По материалам журнала IRS Наследие. Автор иллюстраций – заслуженный художник Азербайджана Исмаил Мамедов

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.