Азербайджанцы в партизанском движении в Крыму (1941-1942 гг.)


В.Поляков

Участие азербайджанцев в партизанском движении Крыма одна из мало-изученных страниц истории. Объясняется это тем, что архивные материалы в Крыме долгое время не привлекали внимания крымских историков, а попытки отдельных азербайджанских исследователей, в силу определенных географических причин, носили весьма поверхностный характер.

В статистике довоенного Крыма, азербайджанцы отдельно не учитывались. Можно предположить, что их точное количество было незначительным.

Тем не менее, культурные и научные связи двух тюркских государственных образований той поры: Азербайджанской ССР и Крымской АССР были весьма значительны. К тому же Бакинский университет фактически был кузницей научных кадров для молодых ученых из Крыма.

В соответствии с тем, что формирование партизанского движения в Крыму первоначально планировалось исключительно из числа партийно-советских работников полуострова, то не удивительно, что среди первых партизан этой категории представительство азербайджанцев не установлено.

Впрочем, это не удивительно, так как среди участников последней предвоенной Крым-ской партийной конференции 1940 года тоже не было ни одного азербайджанца.

В связи с тем, что организация партизанских отрядов была на грани срыва, так как Крымский обком приступил к созданию партизанского движения только в октябре 1941 года, фактически за одну неделю до оккупации полуострова, то буквально в последние дни в партизаны были направлены и бойцы истребительных батальонов, которые формировались из обычных местных жителей. Среди них азербайджанцев не оказалось.

После краха обороны Перекопа в лес хлынули сотни бойцов и командиров 51-й и Отдельной Приморской армии.

Одни отряды принимали к себе окруженцев, другие отнимали у них оружие и выгоняли из леса. Встретив негостеприимный прием, военнослужащие были вынуждены создавать свои отряды, которые и получили названия Красноармейских. Уже в середине ноября 1941 их уже было пять. Вот среди них и оказались первые азербайджанцы-партизаны.

В январе 1942 года в Крыму высадились советские десанты: в Судаке, Феодосии, Керчи. Два первых сразу же были разбиты противником и их остатки ушли к партизанам. Среди них также оказались азербайджанцы.

Подсчеты автора В.Полякова выявили 9 человек. По его словам, сбор материала напоминал поиск иголки в стоге сена, когда из 12.5 тысяч участников партизанского движения он выбирал именно азербайджанцев. Хорошо если в списке бойцов отряда или в наградном листе указывалась искомая национальность, а если ее не было, но партизан носил фамилию Алиев, Гусейнов, Мамедов…и тогда приходилось перепроверять по десятку других самых различных документов.

Вероятно, подлинное количество, партизан–азербайджанцев в действительности несколько большее за счет еще не распознанных, растворившихся в тюркоязычных фамилиях.

Партизанское движение в Крыму, которое длилось долгих 900 суток, традиционно представляется тремя этапами.

Первый этап. 1.11.1941 – 25.10.1942

Азербайджанцы первого этапа очень скоро зарекомендовали себя как надежные, опытные воины, не случайно, в конце 1942 года Нур-Мамед Азимов был принят в партию, а двое награждены боевыми орденами.

Судьба первых партизан азербайджанцев сложилась в Крыму достаточно удачно. Из 9 выявленных партизан, один умер от голода и один отправлен «на спецзадание», что равносильно гибели. Он был единственным азербайджанцем среди четырехсот таких же умирающих с голоду партизан, которых отправили «на все четыре стороны».

Поскольку эти люди ровно год жили в лесу, спали у костра, то исходивший от них запах сразу же выдавал в них партизана. Оккупанты расстреливали их, даже не допрашивая. Поскольку после войны Али Бабаев не обращался в Крымский обком партии за подтверждением о своем участии в партизанском движении, то можно сделать вывод о его гибели.

Судьба остальных его товарищей сложилась более счастливо. Все они вместе со своими отрядами в октябре 1942 года были эвакуированы на Большую землю. Дальнейшую их судьбу проследить сложно, но известно, что Башир Ахмед оглу и Исса Джамалов уже на «Большой земле» за свое участие в партизанском движении в Крыму были награждены орденами Красной звезды.

Второй, самый трудный этап с октября 1942 по октябрь 1943 года в горах Крыма оставалось только 214 партизан. Азербайджанцев среди них не было. Массово они появятся уже на третьем заключительном этапе.

В октябре 1943 года фронт вновь приблизился к Крымскому полуострову, и, казалось, что до освобождения осталась одна-две недели. Было принято решение о возобновлении массового партизанского движения.

На базе сохранившихся отрядов было сформировано 6 бригад, которые затем трансформировались в три соединения: Северное, Южное и Восточное. В лес массово хлынули как местные жители, так и недавние коллаборационисты. В октябре 1943 года партизанами становятся 1637 человек, в ноябре – 2966 человек, в декабре – 1028 человек.

Партизанские бригады стали успешно нападать на крупные гарнизоны противника: Зуя, Старый Крым, Бешуй… Было парализовано движение на всех горных дорогах.

В этот заключительный период удалось выявить 57 партизан-азербайджанцев. 5 из них пришли непосредственно из лагеря военнопленных; 48 – из различных германских военных формирований.

Первоначально предполагалось, что все они попали в плен в ходе неудач Крымского фронта, но детальное знакомство с их биографиями показало, что многие из них воевали на Западном, Юго-Западном, Южном фронтах.

Примечательна запись в одной биографии: «попал в плен в Подвысоком». Для знающего человека это говорит о многом. Дело в том, что там попали в плен: командующие 6-й и 12-й армиями генералы Понеделин и Музыченко; три командира корпусов, шесть командиров дивизиями… Что уж говорить о лейтенанте азер-байджанце.

Судьба всех партизан азербайджанцев заключительного этапа сложилась следующим образом: Погиб – 1; переданы органам НКВД – 4; все остальные после освобожде-ния полуострова влились в ряды Красной армии.

Большинство азербайджанцев входили в 8−ой отряд 4-й, а затем 7-й бригады Южного соединения. Командиром отряда был Мамед Алиев, начальником штаба Сагиб Гаджиев, а вот комиссаром – старый партизан крымский татарин Абдулла Аширов. Отряд считался одним из лучших в этом районе. Под своим контролем он держал села Бахчисарайского района Татар−Осман, Богатырь, Мухульдур.

В определенной литературе умалчивалось о том, что азербайджанцы пришли в партизаны из различных воинских подразделений оккупантов. В самом первом списке прямо указывалось, что все бойцы и командиры отряда, кроме комиссара, пришли в лес из 149-го добровольческого батальона. Уже во всех последующих списках 8-го отряда, была нейтральная запись «из плена».

Надо заметить, что в отличие от русских, украинцев, крымских татар, которые за свою службу оккупантам все без исключения были репрессированы, абсолютное большинство партизан-азербайджанцев влилось в 77-ю Симферопольскую дивизию, сформированную в Азербайджане, и продолжили службу в Советской армии.

По материалам Национальной Академии Наук Азербайджана

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.