Отсидка в карцере и диплом: университетские годы А.М.Топчибашева в Петербурге


Али Мардан-бек Топчибашев является одной из ярчайших личностей в истории Азербайджана – общественный и государственный деятель, юрист и журналист, депутат Первой Государственной думы России (1906), Председатель парламента АДР (1918—1920), Топчибашев всю свою сознательную жизнь был поборником идеи независимого Азербайджана.

Когда Али Мардан-бек в качестве студента начал свое обучение в Петербурге, фамилия Топчибашева была широко известна в научных и политических кругах. Хотя его дед Мирза Джафар умер в 1869 году, но оставались его многочисленные ученики, которые в 80-х годах трудились в Петербургском Университете, и различных учреждениях. Большинство всемирно известных русских востоковедов, выпускников Университета, изучили арабский, фарсидский и тюркские языки, узнали жемчужины восточной литературы именно благодаря Мирзе Джафару.

После поступления в Университет, Али Мардан-бек 18 сентября 1884 года обратился в инспекцию по делам студентов с просьбой ходатайствовать перед Правлением Санкт-Петербургского Университета об освобождении его от внесения платы за слушание лекций во второй половине 1884 года. Тифлисское городское полицейское управление также обратилось к руководству Университета с аналогичной просьбой. Семья Топчибашева не получала от государства ни помощи, ни пенсии и жила в бедности. Поэтому полицейское управление и обратилось с подобной просьбой.

Университетское руководство удовлетворило просьбу и определило Али Мардан-беку стипендию, однако на историко-филологическом факультете он оставался недолго. По окончании первого семестра, 25 января 1885 года А.М.Топчибашев обратился к ректору Университета с просьбой перевести его на юридический факультет.

Али-бек Гусейнзаде, Али Марданбек Топчибашев и Насир-бек Таиров (Ст.Петербург, 1887 г.)

Получив соответствующее разрешение, он успешно сдал дополнительные экзамены и перешел на юридический факультет. Вместе с тем, он потерял право на стипендию, которую ему выделили на историко-филологическом факультете .

Почему же Али Мардан-бек решился сменить факультет? Сам он объяснял это тем, что учеба на историко-филологическом факультете была построена преимущественно на преподавании языков. Он писал, что Российские Университеты, как правило, обучают славянским языкам и диалектам, и это не могло удовлетворить студента-мусульманина. Но и с историко-филологическим факультетом он не разорвал связи окончательно. За годы учебы он посещал некоторые лекции на этом факультете, а также и на факультете востоковедения, где преподавал его дед.

29 мая 1885 года он обратился к декану юридического факультета с просьбой поднять перед Ученым Советом Университета вопрос о зачислении его в ряды студентов юридического факультета. К просьбе своей он присовокупил и «свидетельство о бедности», полученное из полицейского управления Тифлиса, но тщетно: за первый год обучения в Университете он стипендию так и не получил.

28 августа 1887 года инспекция по делам студентов Петербургского Университета продлила 24-летнему Али Мардан-беку срок пребывания в столице на один год. В этом документе была указана его принадлежность к мусульманскому вероисповеданию. Ему разрешалось свободное проживание в Петербурге до 20 августа 1888 года.

В годы учебы на юридическом факультете Али Мардан-бек активно участвовал в студенческой жизни и общественных делах. Под руководством профессоров Александра Градовского, Ивана Фойницкого, Николая Дювернуа, Юлия Янсона и других он выступал на заседаниях студенческого научного кружка с интересными докладами и рефератами. Последние годы его студенческой жизни совпали с периодом обострения политической ситуации в Российской Империи.

В годовщину смерти императора Александра II, 1 марта 1887 года состоялось покушение на жизнь Александра III. Это событие потрясло всю империю. Следствие выяснило, что среди покушавшихся были и студенты Петербургского Университета. В террористическую группу образованной осенью 1886 года партии Народная воля входили студенты, в том числе и Александр Ульянов. 8 мая 1887 года главные участники покушения были казнены в Шлиссельбургской крепости. Остальные получили сроки тюремного заключения на 20 лет или пожизненно.

Следы этого покушения, ведущие в Петербургский Университет, стали важным поводом для репрессий и преследований. Студенты и преподаватели — участники тайных кружков или просто попавшие под подозрение — или арестовывались, или изгонялись из Университета. Волна репрессий, усиливающихся день ото дня, накрыла и Али Мардан-бека Топчибашева: в 1887 году за участие в тайных кружках студент III курса был отчислен из Университета.

Одновременно он лишился права проживать в столице. 28 августа он написал руководству Университета объяснительную, в которой отрицал свое участие в запрещенных законом организациях и особенно настаивал на своем неучастии в сборе средств для нужд революционеров. Но этому не поверили.

Покушение на Александра III

Обращения в Министерство Просвещения также были безрезультатны. В одном из писем министр предложил руководству Университета исключить Али Мардан-бека из числа студентов. Следуя этому предписанию, 17 декабря 1887 года он был исключен с III курса юридического факультета.

Али Мардан-бек действительно активно участвовал в общественной жизни Университета. Позднее он признавался, что в 1887 году действительно входил в тайное студенческое общество. Он был душой маленького кружка студентов-мусульман, поэтому на его квартире неоднократно проводились обыски. Вместе с ним в работе кружка участвовал и Али-бек Гусейнзаде — студент математического факультета Петербургского Университета. Кроме того, Али Мардан-бек регулярно посылал статьи в кавказские газеты, а для выходившей в Петербурге газеты «Новости» готовил хроники.

В те же дни в Петербург для поступления в Политехнический Институт приехал Ахмед-бек Агаоглу, который до января 1888 года пробыл в столице и вместе с Али Мардан-беком и Али-беком посещал различные кружки народников. Несмотря на то, что он успешно сдал вступительные экзамены, начальство заподозрило в Ахмед-беке принадлежность к еврейской нации, и его под различными предлогами не приняли в институт. По этой причине он в январе 1888 года отбыл в Париж и продолжил образование во Франции.

Приехавшие в Петербург в 1880-х за наукой и образованием Али Мардан-бек, Али-бек и Ахмед-бек позднее стали друзьями. Эта встреча на чужбине стала знаковой, так как свела вместе трех молодых людей, уже созревших для борьбы за национальные идеалы. Все трое симпатизировали движению народников. Это чувство привело к исключению Али Мардан-бека из Университета, и удалению Али-бека и Ахмед-бека из Петербурга.

Али-бек Гусейнзаде
Ахмед-бек Агаев

Али Мардан-бек никак не мог смириться с этой несправедливостью. Преподаватели защищали этого неординарного студента. С помощью и при покровительстве профессора Николая Дювернуа, читавшего в Университете лекции по гражданскому праву, он обратился в суд, требуя восстановления своих прав. Суд заменил исключение из Университета на отсидку в карцере. В царской России в высших учебных заведениях и военных казармах для нарушителей режима или в чем-то провинившихся лиц существовал кратковременный арест и помещение в тесный одноместный карцер. Али Мардан-бек предпочел этот вид наказания.

Отсидев положенное наказание, в 1888 году Али Мардан-бек продолжил образование в Университете и успешно сдал экзамены последнего семестра. В качестве выпускной работы он с большим успехом защитил диссертацию о местном самоуправлении по специальности «Государственное право и право движимого имущества».

Интересная работа Али Мардан-бека не прошла мимо внимания преподавателей кафедры гражданского права. Они предложили оставить его на кафедре, чтобы подготовить к преподаванию в качестве профессора. Али Мардан-бек и сам проявлял интерес к этому делу. Однако, по новому университетскому положению, принятому в 1885 году только христиане могли занимать академические должности в российских университетах. Ему предложили сменить религию, но он отказался.

После того, как Правление Университета утвердило его дипломную работу, Али Мардан-бек обратился к руководству Университета с просьбой дать ему рекомендательное письмо для поступления на государственную службу, но получил отказ. В качестве довода приводилось его исключение из Университета в 1887 году.

10 декабря 1888 года Али Мардан-бек обращается в Министерство Народного Просвещения с заявлением, в котором дает подробную информацию о себе, а также упоминает, что успешно завершил полный курс университетского образования и судебным путем добился признания своей невиновности. Он просил Министерство Просвещения оказать ему помощь в получении рекомендательного письма для поступления на службу в системе Министерства Юстиции.

На соответствующий запрос Министерства ректорат Петербургского Университета 17 декабря ответил, что не видит каких-либо препятствий в выдаче Али Мардан-беку Топчибашеву рекомендательного письма. После всей этой переписки, Департамент высших учебных заведений Министерства народного просвещения направил Попечителю Санкт-Пе-тербургского учебного округа письмо, в котором разрешалось выдать окончившим юридический факультет Али Мардан-бек Топчибашеву свидетельство о благонадежности.

Только после этого ректор Петербургского Университета 13 января 1889 года выдал Али Мардан-беку документ, удостоверяющий, что он «в бытность свою студентом сего Университета не принимал никакого участия в каких бы то ни было противозаконных проявлениях, обнаруживающих неуважение к закону или к установленным властями правилам».

Наконец, 13 января 1889 года Али Мардан-бек Топчибашев получил диплом об окончании Петербургского  Императорского Университета.

По материалам книги Д.Гасанлы “Али Мардан Топчибашев. Жизнь за идею”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.