Начало восстания Хаджи Давуда против Сефевидов на территории Азербайджана (1710-е гг.)


В начале XVIII века на территории между Черным и Каспийским морями столкнулись интересы трех крупных государств – России, Турции и Сефевидов. Государство Сефевидов постепенно приходило в упадок, теряло свою экономическую мощь. Ослабление центрального правительства приводило к своеволию местных правителей, которые в своем стремлении к обогащению усилили гнет над народами.

В свою очередь, это привело к дальнейшему усилению их борьбы за освобождение от власти Сефевидов. Особенно организованный характер эта борьба приобрела на территориях Афганистана, Азербайджана, Грузии, Дагестана и других.

Воспользовавшись тяжелым положением Сефевидов, захватить богатые Прикаспийские области а тем самым и контролировать Шелковый путь стремилась Турция. Потерявшая былую мощь и уже долгое время переживавшая стагнацию, Османская империя мечтала исправить свое положение за счет новых войн и территорий. Чтобы добиться желаемого, султан подкупал отдельных местных феодалов Кавказа, материально поощряя их, создавал тем самым почву для реализации своих планов.

Особенно заинтересована была в захвате Кавказа Россия, значительно расширившая свои границы на юге после захвата в XVI веке Астрахани. Война с Турцией 1711 года и постоянная угроза с юга заставляла Петра I задуматься над кавказским вопросом. В 1710-1722 гг. российский император получил несколько писем с Кавказа с сообщением о военной подготовке Турции для захвата территорий Азербайджана, Грузии. Естественно, Петр I ни в коем случае не мог смириться с этим.

В 1718-1722 гг., проведя переговоры с некоторыми местными правителями в Азербайджане, Грузии, Дагестане, Россия заручилась их согласием на оказание помощи российским войскам при военном походе на юг. Направивший своих представителей для изучения ситуации в Закавказье еще в 1700 году, Петр I прикрывал свою политику в отношении Кавказа под видимостью торговых отношений. На самом же деле, все обстояло иначе.

Отправленному в 1715 году к Сефевидам в качестве посла А.П.Волынскому было дано особое поручение: изучить сухопутные и водные пути, собрать информацию о войске шаха, о военной мощи Турции и также об отношениях двух стран. В 1720 году особым указом Петра I гвардии капитан Алексей Баскаков был назначен консулом в Шамахе. Ему было поручено изучить дороги, ведущие в Шамаху и установить степень их пригодности для военного похода. Сопровождали его четыре офицера, выдававших себя за геодезистов.

Называвший сефевидского шаха «нашим другом» Петр I, на деле, строил каверзные планы и в отношении этой страны, и в отношении Турции.

В составленном им в 1725 году и обнародованном в 1738 году «Завещании» говорилось: «Государство Российское лишь тогда можно мировой державой назвать, когда столица ее обоснуется в Стамбуле – ключе к сокровищницам Азии и Европы. Быстро и своевременно постараться завладеть западными границами Стамбула. Конечно, завладевший Стамбулом государь станет в мире государем государей. Чтобы осуществить эту цель надо постоянно разжигать вражду, создавать междоусобицу между Турцией и Ираном. В этом деле раздоры между суннитами и шиитами – огромное, действенное оружие и непобедимая армия. Раздоры суннитов с шиитами-хорошее средство для повышения авторитета России в Азии… Необходимо подкупить религиозных деятелей и Ирана, и Турции, разжигать при их помощи раздор между суннитами и шиитами, отдалять исламскую веру от Азии, серьезно пропагандировать, распространять религиозную веру, культуру Иисуса…»

petr-1-neft

Стремление Петра I претворить в жизнь свою политику, планы Турции, и слабеющее положение Сефевидов усиливало напряжение на Кавказе, заставляя отдельные народы браться за оружие. Среди них были и лезгины жившие на территории Азербайджана, входившего в состав государства Сефевидов.

В 1577 году борьба лезгин Ширвана и Шеки против кызылбашей охватила и другие территории, завершившись в 1583 году восстанием в Губе. Еще более усилило протесты местного населения переселение Сефевидами в Азербайджан падарских племен. Расселяли их, в основном, на соседних с местами проживания лезгин территориях. Падары должны были отражать набеги лезгин. Это привело к тому, что в 1601 году население Губы, взявшись за оружие, восстало против шахского режима. Вооруженное до зубов 10-тысячное войско шаха воевало с лезгинами более двух месяцев и усмирило это восстание только ценой огромных потерь.

Отправка в 1610 году кязылбашским беглярбеком Зулфугар-ханом большого войска для захвата Шабрана возмутила лезгин и табасаранцев, которые создали вооруженные отряды и бросились в бой с шахским войском. Погибли тысячи людей с обеих сторон. Потеряв множество солдат, а также столкнувшись с необходимостью усмирить восстания в Закавказье, Шах Аббас I был вынужден в 1612 году заключить мирный договор с Турцией.

Несмотря на временное затишье, назначенный беглярбеком Ширвана Юсуф-хан в 1620 году во главе 30-тысячного войска перешел в наступление против местного населения, с целью восстановить власть шаха в области Самур. Бои продолжались целых 2 года, за которые шахские войска нанесли восставшим большой урон в живой силе. Вслед за этим шах стал терять контроль и над другими территориями.

В 1707 году начались новые восстания горцев. В Джарском регионе движение лезгин, аваров и цахуров возглавлял лезгин Али Султан. За первые 9 лет Али Султан одержал несколько побед над шахскими войсками. В 1712 году Али Султан поднял народные массы на борьбу и на протяжении 20 лет вел бескомпромиссную войну против Сефевидов.

Примерно в то же время в Северо-восточном Азербайджане мюшкюрский лезгин Хаджи Давуд-бек поднимает народ на борьбу против шахской власти. Мнения историков по этому вопросу разделились. Некоторые считали, что Хаджи Давуд присоединился к борьбе после событий 1710 -1711 гг., а некоторые – с 1709 года.

Как пишет Мирза Мехди-хан Астрабади, в 1710-1711 гг. беспорядки охватили ряд районов Дагестана и Северный Азербайджан. Мятежники дошли до окрестностей Шемахи, Гянджи, Акстафы, Шамхора (Шамкира), Барды и Шеки, нападали на Губу и Дербент. Посланные против них шахские войска были разгромлены.

Есть и другие факты, доказывающие более раннее присоединение Хаджи Давуда к восстанию и руководство им. В 1709 году шахский правитель Дагестана Султан Мурад Дагестани сравнял с землей лезгинское село Мюшкюр за то, что он был центром пропаганды и борьбы против кызылбашей. Хаджи Давуд не оставил это без ответа. Внезапно напав на вражеский гарнизон, он уничтожил много живой силы.

Некоторые авторы придавали борьбе Хаджи Давуда религиозный окрас, называя ее борьбой против шиитов. В ряде исторических трудов это движение частично признавалось также освободительной борьбой народа. Как явствует из исторических источников, некоторых авторов к различным выводам привели противоречивые события 1712 года.

В 1711-1712 гг. Хаджи Давуд сумел освободить от сефевидских войск ряд населенных пунктов. Это послужило толчком к восстаниям против Сефевидов в отдельных регионах Закавказья. Возглавляемое Хаджи Давудом движение приобретало все более организованный характер. Отряды повстанцев наносили один за другим неожиданные удары по гарнизонам и крепостям, нанося врагу тяжелые потери. Усиление Хаджи Давуда привело к тому, что уцмий Кайтага Ахмед-хан и хан Казикумуха Чолак Сурхай примкнули к нему со своими отрядами.

Как сообщают некоторые историки, Хаджи Давуд уже успел овладеть такими крупными азербайджанскими городами, как Шабран и Худат. Видя его силу и перспективу возглавляемого им движения, уцмий Ахмед-хан, набрав большое войско из кайтагов и акушинцев, прибыл осенью 1711 года к Хаджи Давуду в Мюшкюр (тогда – часть Губинского ханства, позднее – хачмазский район Азербайджана). Одновременно сюда прибыл из Казикумуха и Чолак Сурхай со своим войском. Через некоторое время к ним присоединился Али Султан, прибывший из Джара.

Осенью того же года объединенное войско повстанцев двинулось на Шамаху и окружило город. Встретив ожесточенное сопротивление, повстанцы сняли осаду, решив атаковать вновь город весной. Прослышав об этом, шах приказал своему подручному в Дагестане шамхалу Адиль Гирею помешать осуществлению намерения горцев. Шамхал провел переговоры с Ахмед-ханом и лично отговорил его от похода на Шамаху.

Весной 1712 года возглавляемые Хаджи Давудом и Чолак Сурхаем объединенные отряды повстанцев вновь напали на Шамаху, решив освободить город от сефевидских войск. Узнавший об этом беглярбек Гасан-хан на этот раз решил изменить тактику. Он вывел войско из крепости и ввязался в открытый бой с повстанцами. В бою войско Сефевидов потерпело сокрушительное поражение. Часть была перебита, погиб и сам беглярбек. Шамаха была захвачена.

Захват Хаджи Давудом Шамахи в 1712 году подтверждает и служивший в то время на Кавказе русский офицер, гидрограф Ф.И.Соймонов: «Во время восстания в 1712 году лезгин и других горских народов был захвачен и разграблен город Шамаха, у некоторых русских отняли их капиталы в крупной сумме».

В советское время данный эпизод описывался несколько иначе: «В 1711 году отряды Хаджи Давуда внезапно напали на Шабран – один из богатых городов на севере Азербайджана. Ворвавшись в город, где были 70 мечетей и 70 кварталов, они сравняли его с землей. Летописец указывает, что отряды Хаджи Давуда зверски расправлялись с населением, вырезая даже грудных младенцев.» (История Азербайджана. Баку, 1961).

И так: «…Через год Хаджи Давуд и Сурхай-хан внезапно приблизились к стенам города Шемаха, штурмом захватили город и перебили много людей. Во время этих событий в городе были ограблены и убиты до 300 русских купцов…» (История Азербайджана. Баку, 1961).

По мнению историка В.Н.Левиатова, «повстанцы некоторое время удерживали Шамаху, а потом были вынуждены покинуть его и укрыться в горах. В Шемахе была восстановлена власть шаха… Потом восстание было подавлено в кратчайшие сроки».

Как отмечали некоторые историки, оставаться в городе и организовывать его оборону не входило в тактику повстанцев. Учитывая реальную ситуацию, военный потенциал повстанцев и шахских войск, Хаджи Давуд избрал тактику нанесения шахским войскам урона посредством внезапных атак на укрепленные Сефевидами города и крепости, а также на их гарнизоны. Он придерживался этой тактики до 1720 года.

Со своей стороны, шах решил слегка изменить тактику борьбы. Подкупив Ахмед-хана при помощи своего союзника шамхала Адиль Гирея, шах назначил ему ежегодное жалованье помимо доходов с Кайтагского уезда. Поэтому он отказался от борьбы. Чолак Сурхай также перешел на сторону шаха. Хаджи Давуд, несмотря на то, что столкнулся с предательством Ахмед-хана и Чолак Сурхая, продолжал вести борьбу.

Несмотря на то, что после событий 1712 года борьба против шахского режима несколько затихла, сокрушительные удары по шахским гарнизонам, наносимые Хаджи Давудом, послужили толчком для нового размаха сражений в 1717 году.

П.Г.Бутков писал: «После этого события (после взятия Шемахи в 1712 году) Давуд-бек продолжал свои нападения, в 1719 году были закрыты все торговые пути, соединяющиеся с Ширваном».

Другой автор, иностранец Джон Белл, по поводу событий, происходящих в 1715-1716 годах, пишет, что многочисленные отряды Хаджи Давуда совершали нападения на деревни, сражались с солдатами шаха.

Как известно из архивных материалов, в 1715-1717 годах Хаджи Давуд отбил у шахских войск более 40 городов и деревень. В 1717 году его борьба получила новый размах.

А.Волынский, руководивший в 1715-1718 годах русским посольством, в своем журнале от 17 апреля 1717 года сообщал: «Сего же числа здесь в Шемахе получена ведомость, что народ лезгинской (которое живут в горах близ Низовской пристани) разорили некоторый городок, именуемый Акташи, где жителей побрали в полон не мало и при том некоторой купецкой караван разграбили, а сие место от Шамахи верст с 40».

Через некоторое время, то есть 30 мая 1718 года, в материалах, отправленных канцлеру Головкину, А.Волынский писал: «…А здесь ныне так пусто стало, что некоторой народ, имянуемой лезгинской, в свою волю около Шемахи уже и в двадцати верстах деревни разоряют, от которых мы и здесь не без страха, чтоб и сюда не пришли, а сказывают, что их уже собралося около осми тысяч, к которым многие и иные горские народы под тем именем пристают. Пред несколькими днями прислал сюда Дербентской салтан нарочного куриера, которой уже и к шаху с тем отправлен наскоро, что оные лезгинцы собираются и хотят в семнадцати тысячах приттить разорять Дербент, так же и деревни, которые тамо и около пристани Низовской».

Покидая Шамаху, в своем журнале А.Волынский записал: «… Народ, имянуемой лезги, (прежде бывшие подданные персидские, которые живут близ Каспийского моря и города Дербента в горах, около горы, имянуемой Шах-Дага), собрав пришли в 8000… И притом видя (что) им от персиан при пяти я никакова нет, пришли они уже к Шемахе, около котораго в пяти и четырех милях разорили множество деревень и людей. И тако мы пять дней в таком были страхе, что ежедневно пришествия их в Шемаху ожидали, которой бы так и прочие места, конечно, могли разорить, ежели б пожелали. И поистине великому удивлению и смеху достойно, что оне лезгинцы чинят с персианы. Имеют они в Шемахе особливой караван-сарай…, которой и называется лезгинской, где они с своими караванами останавливаются с товаром… И тако оные лезгинцы при моей бытности больше трех месяцев в провинции Ширванской в свою волю воевали, которые и при отъезде моем в тех местах остались…».

Эту же картину в тот период наблюдал и А.И.Лопухин, член посольства, которым руководил А.Волынский. Перевозивший в 1718 году из Шемахи в Астрахань слона, подаренного шахом Петру I, И.А.Лопухин в своих путевых заметках писал, что лезгины, живущие вблизи этого города (Шемахи), в Кубе, у подножия Шахдага, также их кюрельское население, проживающее в Суринском (Самур) уезде не подчиняются ни одному правителю.

Ситуация особенно обострилась осенью 1721 года. Как отмечал представитель Турции у Сефевидов Али бей Бедреддинзаде, в то время 8-тысячная армия лезгин на равнине между Гянджой и Тифлисом нанесла сокрушительное поражение «страшной как дьявол» 40-тысячной армии шаха Султана Гусейна I. В этом сражении погибло пять тысяч повстанцев.

Перечисляя в своей информации ряд фактов, представители царя на Кавказе в 1720 году Ф.Беневени и Д.Петричис писали: «Лезгины наносят армиям шаха сокрушительные удары, еще больше расшатывая устои его правления. Шах не в состоянии давать им отпор и, постепенно, он все больше теряет свои позиции на Кавказе».

Кульминацией сражений, произошедших в 1720 году, стало освобождение Шабрани, а удачным результатом сражений 1721 года стал бой за Шамаху. До захвата главной опоры Сефевидов на Кавказе – Шамахи Хаджи Давуд искал сильных и надежных союзников.

По материалам книги М.Меликмамедова «Хаджи Давуд»

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.