Социальный состав населения: кто жил в Карабахском ханстве?


З.Гаджиева

Население Карабахского ханства делилось на два основных класса – феодалов и крестьян. А в городе Шуше преобладали ремесленники и купцы. К феодалам относились хан, мелики, беки, агалары, минбаши, юзбаши, кендхуды, ясавулы и высшее духовенство.

Со слов историка Мирза Джамала Джеваншира Карабаги, выясняется, что беки в ханстве делились на три группы. В первую входили все те, кто имел непосредственное отношение к семье правителя: братья хана и их дети, ханские дети и двоюродные братья хана. Двоюродные братья хана – Мирзаали бек, Лютвали бек, его племянники – Фази бек, Абдуссамед бек, Келбели бек, Гумматали бек и дети самого хана входили в первую группу беков.

В эту группу входили также владетельные беки племен Джаваншир, Отузики, Кабирли, Демирчи Гасанли, Баргюшад, Гарачорлу, Гаджы Самлы, Коланы и Гапан, а также мелики Дизага, Варанды, Чилаберда, Талыша и Хачина. Это были наследственные беки и мелики (прямые потомки и родственники правящей династии, потомки прежних владетельных родов, родоначальники кочующих племен и т.п.), которые свое звание получили от персидских шахов и турецких султанов и имели на данный счет соответствующие ферманы (указы). Будучи лишены своих имений и даже изгнаны за пределы ханства, они не теряли звания бека. Пожалованные в управление бека деревни могли переходить по наследству только с утверждения хана.

Во вторую группу входили беки, получившие это звание грамотами (талигами) гарабагских ханов с пожалованием им сел, магалов, меликств и др.

В третью группу входили беки, временно или наследственно управляющие непосредственно подвластными хану административно-хозяйственными единицами, без каких-либо пожалованных грамот. Сюда относились также и личные беки, получившие свое звание за службу при хане без пожалования в их управление сел и оймагов. Свои права и звание они сохраняли только в период служения хану, а при смещении с должности лишались и того, и другого.

Личные беки при добросовестной службе хану, независимо от родовитости, имели возможность стать потомственными беками. Представители третьей группы беков при наличии у них земельной собственности платили подать в казну. Беки, относящиеся к первой и второй группам, стояли по иерархии выше беков из третьей группы.

В первые годы российского правления в Гарабаге имелось 1190 семейств высшего сословия – ханов, агаларов, беков и лиц бекского происхождения. По данным 1823-го года, на территории Гарабагского ханства имелось 102 бека, 284 кендхуды и ковхи, 11 меликов, 12 дарга, 4 агалара, 1 минбаши, 27 серкеров (чиновник, отвечающий за финансы и сбор податей), 64 юзбаши, 152 чавушев, а также 175 маафов. Кроме того, здесь было 1 гази, 182 муллы, 2 дервиша и 82 христианских священнослужителя.

Агаларское звание было по существу равнозначно бекскому. “Агаларами” назывались потомки владетельной ханской фамилии. Беки играли большую роль в общественно-политической и экономической жизни ханства. В документах, составленных российскими чиновниками, отмечалось, что беки всегда занимали высшие должности в ханстве и при дворе хана и получали за свои труды или жалование из казны ханской, или доходы от предоставленных им в управление владений, или, наконец, хан давал им в пожизненное владение села. Они могли приобретать земли, заниматься без всякого платежа хану торговлей, земледелием и другими промыслами. Главнейшая обязанность беков состояла в том, что они должны были быть всегда готовы на всякую службу хану.

На этой же ступени стояли также минбаши. Являясь военным чином, минбаши имел право командовать тысячным отрядом в военное время и управлять таким же количеством крестьян в мирное время.

Высшее духовенство (шейх-уль-ислам, ахунды, патриарх, епископы) также относилось к классу феодалов. Духовные же лица из низшего сословия по своему социальному положению были близки к крестьянам. Христианское духовенство разделялось на два сословия – белое и черное духовенство. Находящиеся в монастырях архиепископы, епископы, или же архимандриты относились к черному духовенству. Архиепископов, епископов назначал патриарх. К белому духовенству относились священники, дьяки и все церковные служители. В 30-х годах XIX века в Гарабаге имелось всего 145 семей григорианских духовных лиц.

Мусульманское духовенство – ахунды и муллы, обучали детей грамоте, исполняли религиозные обряды, получали добровольную милостыню, тем и кормились. В селах с каждой семьи в пользу мулл взыскивали определенное количество пшеницы, ячменя. В ханстве было зарегистрировано 207 семейств мусульманского духовенства: 2 гази, 2 ахунда, 5 эфенди, 22 агамира, 26 сейидов, 114 мулл-шиитов и 36 мулл-суннитов.

Юзбаши, являясь военным чином, имел право командовать сотней воинов в военное время и управлять таким же количеством семейств в мирное время. Для управления селами крестьяне избирали между собой кендхуду. На практике эта выборная должность превращалась в наследственную. Используя свое положение в корыстных целях, кендхуды эксплуатировали подвластных крестьян, захватывали общинные земли.

Все вышеуказанные лица были освобождены от податей и повинностей. Расходы на содержание сельской администрации ханы взваливали на крестьян. За управление хозяйством ханства и военными делами ханские чиновники денежного жалования из казны не получали. Вместо этого ханы давали им часть доходов от управляемых сел.

Кроме того, при исполнении ханских поручений в селах и оймагах ханские чиновники (нукеры, маафы, юзбашы и др.) взимали с крестьян за свой труд “тагвилани”, “гуллуги”, “даргалыг”. Каждое исполнительное действие нукеров оплачивалось тем, к кому это действие относилось. Крестьянин, дающий приют ханскому чиновнику, должен был заплатить ему: “диш пулу” или “диш киреси” – за то, что чиновник, будто бы, находясь на постое и съедая крестьянских хлеб, портит себе зубы; “дырнаглыг” (копытный сбор) – за то, что чиновник, разъезжая по делам службы, “портит” копыта своего коня; “ат арпасы” (ячмень для лошади). Помимо этого, чиновники получали подарки от хана – лошадьми, оружием и другими ценными вещами.

**********

Многочисленную категорию крестьян составляли райяты. Они платили ренту – налог за использование земли и отбывали разнообразные повинности ханской казне.

Райяты составляли самую многочисленную категорию крестьян (“райят” – по-арабски “подданный”), и их можно разделить на четыре группы:

1. Крестьяне, живущие на своей собственной, наследственной земле, не выплачивающие земельную ренту, а платящие в казну только подать в одну десятую;

2. Крестьяне, живущие на казенной земле, наряду с казенной податью в одну десятую, выплачивающие также и земельную ренту;

3. Крестьяне, живущие на землях их владельцев на правах наследственного арендатора. Наряду с казенной податью в одну десятую, они выплачивали владельцу земли одну десятую часть урожая, одну пятую часть коконов, заготавливали дрова и др.;

4. Крестьяне, живущие на землях, пожалованных ханом бекам и духовенству, которые все государственные подати, либо часть их выплачивали духовенству и бекам. Райяты формально считались свободными, но в экономическом плане зависели от землевладельцев.

Для предотвращения беспорядков и защиты землевладельцев ханами была введена круговая ответственность всей общины за преступления и беспорядки, совершенные ее членами. Община должна была выдать зачинщиков беспорядков и преступников или же платить в ханскую казну штраф – “ган пулу” (плату за кровь).

Во главе каждой общины стоял демократическим путем избранный кендхуда или ковха. В селах существовала еще и духовная администрация, в руках которой был шариатский суд и дела религиозных учреждений. Вопросы, касающиеся всех членов общины, решались на общем собрании общинников, а спорные вопросы – старейшинами общины.

Вторую категорию крестьян составляли элаты. В большинстве случаев они были освобождены от выплаты податей. Определенный вред оседлому населению наносился при передвижении кочевников из гышлагов на яйлаги и при спуске с яйлагов в гышлаги: их скотина при этом травила посевы, а некоторые элаты, к тому же, занимались грабежом. Элаты были обязаны служить в ханской армии. Иногда они пасли скот, табуны, принадлежавшие хану или мюлькедарам, выделяли транспорт для доставки продуктов в Шушу. А некоторые элаты должны были работать на вспашке ханских полей и собирать созревший урожай.

Порядки в оймагах несколько отличались от правил в сельских общинах. В случае, когда пастбища принадлежали казне, прибавочный продукт поступал в пользу хана, а если феодалу – то в пользу последнего. На элатов было возложено исполнение ряда повинностей: военная, доставка дров, обслуживание феодалов во время кочевья, содержание и обслуживание его скота, обработка и доставка продуктов скотоводства и провизии и т.д.

Производственные отношения оказывали влияние на общественные и семейные отношения. Семью возглавлял отец. От него зависели все члены семьи: сыновья, дочери, невестки. Отец распределял время и занятия каждого, по всем вопросам принимал единоличное решение и даже определял свободу передвижения членов семьи. Он выбирал невесток для сыновей и внуков, выдавал замуж дочерей и внучек. Одним словом, он был полновластным повелителем всего семейства. В очень редких случаях сыновья при жизни отца отделялись от семьи. Отделение, обычно, происходило после смерти отца. При этом функции главы семейства переходили к старшему сыну. Для разрешения спорных вопросов по разделу имущества приглашали представителя закона (гази), почетных лиц сел. Они делили имущество среди сыновей, каждый из них получал свою долю по жребию. Мать, после раздела имущества, имела право жить у любого из своих сыновей по собственному усмотрению, но, обычно, оставалась при старшем сыне.

Мать пользовалась в семье большим почетом и уважением. Обычно, она распоряжалась съестными припасами, кухней, распределяла работу между невестками, дочерями, старшими внуками и внучками. Она воспитывала молодое поколение семьи, внушала им набожность, скромность, заботливость, невмешательство в дела старших.

Домашняя жизнь крестьян начиналась с раннего утра и протекала довольно однообразно. Зимой мужчины занимался изготовлением и починкой земледельческих орудий, разными ремеслами, а женщины ткали ковры, паласы, хурджуны, вязали чулки, шили платья. С наступлением весны вся крестьянская семья привлекалась к сельскохозяйственным работам, с раннего утра до позднего вечера трудилась в поле.

Женщины работали наравне с мужчинами. Поливка бахчи и огородов, а также молотьба производилась женщинами. На яйлагах забот у женщин становилось еще больше. Они носили воду, готовили пищу, заготавливали топливо, перерабатывали продукцию скотоводства. Мужчины пасли скот, оберегали его от кражи и грабежа, а пастбища – от потрав, а также спускались в низменность, где обменивали молочные продукты на хлеб, соль, арбузы, дыни, фрукты и т.д.

В воспитании детей отец участия не принимал. Эта работа была возложена на плечи матери. Мальчиков с 6-7 лет приучали к сельскохозяйственным работам – смотреть за скотом, гонять его на пастьбу и водопой, помогать родителям во время жатвы. Примерно с этого же возраста девочки учились вязать носки, ткать паласы, привлекались они и к другим домашним работам.

Для увеличения в семье рабочей силы, крестьяне смолоду, с 14-18 лет женили сыновей, девушек выдавали замуж в 12-13 лет. Выход замуж в 16-17 лет считался поздним браком. Перешедшую этот возраст девушку, обычно, выдавали за вдовцов. Мужчина имел право на многоженство.

Наиболее обездоленной частью крестьянства, жившей в невыносимых условиях, были ранджбары. По мнению И.П.Петрушевского, слово “ранджбар” означает “несущий повинность”, “труженик” (батрак, поденщик).

Ранджбары не имели своего хозяйства и работали в хозяйствах феодалов, их родственников, служилых людей. Они прикреплялись ханскими талигами к хозяйствам светских и духовных феодалов, не имели права оставлять своих владельцев. Ранджбары им же платили подати и отбывали повинности. За работу в хозяйствах феодалов они, к примеру, получали половину выработанного шелка, часть выращенного чалтыка.

Некоторые ранджбары передавались определенным лицам по наследству, а другим – в пожизненное пользование, третьи же – использовали труд ранджбаров во время нахождения в определенной должности. В последнем случае, по завершении срока исполнения должности этими лицами ранджбары переходили “по наследству” к их преемникам. Хотя исламское право запрещало крепостничество, ранджбары фактически являлись крепостными крестьянами. Нередко хан дарил бекам, а беки друг другу семьи ранджбаров.

Одну из групп крестьян составляли слуги-нукеры. Охранники границы, слуги, личные телохранители хана и других феодалов назывались “нукерами”. Нукерство переходило по наследству, согласно ханскому ферману любой райят вместе с семьей мог стать нукером. Нукеров было немного. Они были освобождены от податей и повинностей. Ханские нукеры по своему положению относились к феодальному сословию и в некоторых случаях даже носили звание бека.

Крестьяне, жившие на ханских (халисе) землях, назывались “халисе”. По своим правам и фактическому положению крестьяне-халисе соответствовали райятам. Они выплачивали подати и исполняли повинности не в пользу казны, а самому хану или же другим владельцам земель-халисе.

Некоторые исследователи относили маафов к классу феодалов. На самом деле, маафы не были отдельной прослойкой. Мааф или по-арабски “муаф” означает “освобожденный от податей и повинностей”. То есть “маафами” назывались те, кто был освобожден от податей в пользу владельца или государства. Д.Зубарев писал, что к маафам принадлежали старшины селений, султаны, юзбаши, мелики, агсаггалы, ковхи и кендхуды, десятники-чавуши и гизиры, все их родственники, христиане, принявшие мусульманство, бекские родственники, слуги и другие. Значит, маафы были представителями различных прослоек. Освобожденные от всех податей, они были обязаны по первому требованию хана вооруженными являться на военную службу. В мирное время маафы охраняли границы ханства.

Хотя райяты находились в определенной личной зависимости феодалов, они не были крепостными. Лишь только села, в которых обитали райяты, могли быть переданы какому-либо феодалу в качестве тиюля или мюлька. Крестьяне в любое время могли покинуть эти земли. И лишь только недостаток пригодных пахотных земель в Азербайджане удерживал их от этого шага. Именно в период ханств положение крестьян ухудшилось.

Пытаясь добиться увеличения доходов казны, ханы стремились любыми способами, в том числе, и насильственными, переселять крестьян из соседних ханств. В некоторых случаях крестьяне поддавались на посулы хозяев о лучших условиях жизни и переселялись на новые места. Ханы с целью предотвращения переселения своих подданных в другие ханства принимали определенные ограничительные меры. В их числе были и попытки использования условий крепостничества, в конечном счете, эти попытки не увенчались успехом, крепостное право не было узаконено.

По материалам книги автора «Гарабагское ханство»

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.