История военного строительства в АДР


Мехман Сулейманов

После провозглашения Азербайджанской Демократической Республики одной из самых актуальных задач, стоящих перед правительством, было создание боеспособной армии, способной решать задачи по обеспечению обороны страны. Это диктовалось сложной военно-политической обстановкой в регионе, и в первую очередь прямой угрозой Азербайджану со стороны дашнаков и большевиков, а позже и военных формирований генерала Деникина.

Историю военного строительства в АДР можно разделить на два этапа. Первый – с момента провозглашения АДР 28 мая и до конца октября 1918 года. Принимая во внимание важность преодоления угрозы со стороны большевистско-дашнакского альянса, контролировавшего в этот период Баку и Бакинский уезд и строившего планы захвата всей территории страны, правительство обратилось за военной помощью к османской Турции.

В результате из прибывших турецких воинских частей и частей Мусульманского корпуса была сформирована «Кавказская исламская армия», которая прошла славный боевой путь, начавшийся в середине июня первыми столкновениями с войсками Бакинского совета у села Карамарьям недалеко от г. Агдаша и увенчавшийся 15 сентября освобождением Баку.

Однако по условиям Мудросского мирного договора, оформившего результаты первой мировой войны на Ближнем и Среднем Востоке, османская Турция вывела свои войска с Кавказа. Незадолго до этого, 23 октября правительство Азербайджана обсудило вопрос о восстановлении Военного министерства, а 1 ноября приняло соответствующее постановление. Этот важный шаг и ознаменовал начало второго этапа военного строительства в стране. Решением правительства пост военного министра был возложен на председателя Совета министров Фатали-хана Хойского. Заместителем министра был назначен полный генерал артиллерии Самед-бек Мехмандаров, незадолго до этого вышедший в отставку из российской армии и прибывший в Азербайджан. На него и было возложено формирование Военного министерства.

Фрагмент боевого знамени Кавказской Исламской армии, найденный в 2014 г. в Гяндже

В этот период азербайджанское правительство столкнулось с трудностями, связанными с введением на территорию страны британского экспедиционного корпуса в соответствии с 14-й статьей Мудросского мирного договора. Тем не менее, работа по формированию национальной армии продолжалась.

Для целей военного строительства были мобилизованы все ресурсы страны. Парламент за время своей деятельности рассмотрел в общей сложности 9 законопроектов по различным аспектам военного строительства и вынес решения, ставшие правовой базой как при решении текущих задач, так и с точки зрения перспектив усиления обороноспособности страны.

Учреждение Военного министерства явилось отправной точкой для масштабной работы по сведению под единое командование ранее разрозненных военных формирований, созданию центральных управленческих органов. Уже 15 ноября С.Мехмандаров подписал приказ о создании главного штаба, начальником которого был назначен Габиб-бек Селимов.

Тем временем командующий британским экспедиционным корпусом на Кавказе генерал В.Томсон потребовал от правительства Азербайджана вывести из Баку не только турецкие, но и азербайджанские воинские части. Британское командование и правительство придавали особую важность контролю над Баку, ведущим центром нефтедобычи мирового значения. Поэтому 22 ноября Военное министерство Азербайджана было перебазировано в Гянджу.

Безусловно, географическая удаленность от столицы, от других государственных учреждений не могла не вызывать определенные трудности в работе министерства и тем самым отражалась на военном строительстве. Но профессионализм и высокие организаторские качества, проявленные руководством Военного министерства, позволили сводить эти трудности к минимуму.

Показательно, что основные воинские части и соединения были сформированы именно в гянджинский период работы министерства. Исходя из общей военно-политической обстановки и стоящих задач армейские части и соединения были дислоцированы вокруг Гянджи и в Карабахе. В конце ноября – начале декабря руководители военного ведомства провели инспекцию частей, расположенных вокруг городов Гянджа и Агдам. По итогам инспекции был издан приказ об устранении замеченных серьезных недостатков. Этим приказом, в частности, вводился порядок воинской присяги для всех военнослужащих.

25 декабря 1918 года постановлением Совета министров Азербайджана Самед-бек Мехмандаров был назначен военным министром, а генерал-лейтенант Али-ага Шихлинский – заместителем министра. Эта мера оказала благотворное влияние на ход военного строительства, поскольку и С.Мехмандаров, и А.Шихлинский – опытнейшие офицеры, видные военные деятели, и они сумели обеспечить функционирование военных структур строго в рамках их полномочий, иными словами – вне каких-либо политических влияний, исключительно во имя защиты государственных интересов, и этот момент неоднократно подчеркивался в приказах по министерству. Показательно в этом плане, что при всех сменах правительственного кабинета руководство Военного министерства оставалось неизменным – альтернативы его составу просто не видели.

Конец 1918-го – начало 1919 года ознаменовались важными шагами по созданию правовой базы военного строительства в Азербайджане. Прежде всего, приказом военного министра были на временной основе сохранены в силе акты военного законодательства Российской империи, действовавшие до 1 января 1917 года, за исключением тех положений, которые противоречили условиям Азербайджана и конкретным задачам военного строительства.

Так, приказом военного министра от 27 декабря 1918 года в армии вводился порядок приветствий, а также похвалы офицером рядового на азербайджанском языке и согласно принятой у азербайджанцев традиции. В связи с введением азербайджанского языка перед офицерами-неазербайджанцами была поставлена задача в течение месяца выучить хотя бы минимальный набор слов, чтобы уметь отдавать команды на государственном языке. Тем, кто не выполнит этого требования, грозило увольнение из армии.

Параллельно были организованы специальные курсы по изучению азербайджанского языка и ликвидации неграмотности среди рядового состава. Общение на родном языке и обучение на нем военному делу позитивно сказывались на морально-психологической атмосфере в армейской среде и как следствие на повышении боевой подготовки личного состава. Кроме того, была введена практика воспитательных бесед с солдатами на темы истории родной страны, верности присяге и пр. К проведению таких бесед привлекались самые опытные офицеры и муллы частей.

Руководство Военного министерства придавало большое значение делу воспитания личного состава армии на героических примерах из истории. Характерно при этом, что министр С.Мехмандаров, считая важным распространение среди военнослужащих знаний о героическом прошлом своего народа, вместе с тем предостерегал от чрезмерного увлечения националистической агитацией, выступая исключительно за здоровое патриотическое воспитание, без националистического перехлеста.

Важной мерой в контексте военного строительства стала работа по введению новой военной формы, разработанной в духе азербайджанских традиций специальной комиссией во главе с генерал-лейтенантом А.Шихлинским. Новая форма была официально введена 11 января 1919 года; одним из новшеств стала надпись «Азербайджан» на погонах военнослужащих и персонала. Отметим, что еще до этого в форму одежды были внесены частичные изменения: вместо фуражек введено ношение папах.

Одной из самых злободневных задач военного строительства в Азербайджане была подготовка своих военных кадров. В этом русле Национальное военное училище школа подпрапорщиков, основанное еще 1 марта 1918 года, было преобразовано в Школу прапорщиков, соответственно была пересмотрена его учебная программа. Если прежде выпускники этого учебного заведения получали низшее офицерское звание после того, как прослужат в части определенное время и заслужат его, то теперь выпускники покидали стены школы уже в звании прапорщика.

В конце 1919 года на базе школы прапорщиков было учреждено Военное училище, выпускники которого получали уже звание лейтенанта. Наряду с этим училищем, были открыты саперное училище, военно-железнодорожное училище и школа военных фельдшеров. Из них только первое готовило офицерские кадры, а два других предназначались для совершенствования специализации военнослужащих.

Не менее актуальным вопросом было упорядочение мобилизации и воинского призыва в стране, которая длительное время не знала всеобщей воинской повинности. По этой причине среди отвечающих за данную сферу должностных лиц стало распространяться взяточничество, которое стимулировало стремление многих состоятельных лиц удержать своих сыновей от военной службы, в офицерской среде наблюдались случаи произвола и даже издевательств по отношению к рядовому составу.

Все это создавало благоприятную почву для дезертирства и значительно подрывало престиж армии и военной службы среди населения. Таким образом, перед Военным министерством стояла задача коренной реорганизации системы воинского призыва, а заодно и эффективной борьбы с дезертирством. Благодаря взаимодействию с Министерством внутренних дел и другими государственными учреждениями в этой сфере удалось достичь существенных сдвигов. Еще в декабре 1918 года Военное министерство заявило, что одна из основных причин дезертирства из армии состоит в несовершенстве работы органов воинского призыва.

Сам министр замечал, что в армию призываются только те, кто не имеет возможности дать взятку и откупиться от военной службы, и поэтому личный состав сплошь состоит из детей бедноты. Только в школе прапорщиков можно было встретить сыновей состоятельных лиц, которые выбрали военную стезю по доброй воле.

Отряд охраны парламента на параде в Гяндже. 1919 год

Создание необходимых для эффективного военного строительства органов управления, улучшение снабжения армии продовольствием и инвентарем, периодическое повышение жалования военнослужащих постоянно находились в центре внимания Военного министерства и правительства в целом. В апреле 1919 года военный министр представил Совету министров предложения относительно ассигнований бюджета на военное строительство. С учетом этих предложений статья военных расходов бюджета в 1919 году была установлена в объеме 399,4 млн. руб., что эквивалентно 27,7% государственного бюджета в целом.

10 января 1919 года в Военном министерстве Азербайджанской Демократической Республики был создан Временный военный совет, на который возлагалось стратегическое руководство военным строительством в стране. До утверждения Положения и постоянного состава нового органа он должен был заниматься рассмотрением и решением важных вопросов военного законодательства и военного управления.

В состав совета вошли военный министр и его заместитель, а также руководители главных структурных подразделений министерства. Наряду с этим, для ускорения военного строительства, улучшения качества службы и боевой подготовки были созданы новые структуры, а некоторые из существующих реорганизовывались. 26 марта 1919 года приказом военного министра был создан генеральный штаб, начальником которого назначен генерал-лейтенант Магомед-бек Сулькевич.

Целью этой меры было упорядочение работы по боевой подготовке войск и создания оборонных структур. До этого работа по боевой учебе, решение вопросов снабжения и хозяйственного обеспечения, а также текущие вопросы возлагались на общий штаб.

После назначения М.Сулькевича начальником генерального штаба были ускорены мероприятия по формированию 2-го Бакинского пехотного полка, в сжатое время завершено формирование 3-го Шекинского кавалерийского полка.

В начале 1919 года командование Антанты приняло решение о допуске размещения в Баку ограниченного контингента азербайджанской армии. В связи с этим был издан приказ военного министра от 31 марта, предусматривавший расквартировку в Баку одного пехотного батальона, отряда кавалерии в 400 человек и одной артиллерийской батареи. Обеспечение передислокации и размещения этих частей, а также руководство ими на новом месте возлагалось на командира 1-го Татарского кавалерийского полка полковника Агаларова. К 5 апреля указанные части прибыли по железной дороге в Баку и были встречены жителями с большим энтузиазмом.

С учетом этого был организован торжественный марш кавалерийской части от городского вокзала на набережную, оттуда по Николаевской улице и далее к Сальянским казармам. В связи с приходом частей азербайджанской армии в Баку прошли празднества, в которых принял участие и военный министр Самед-бек Мехмандаров.

Лето и осень 1919 года ознаменовались значимыми результатами военного строительства в Азербайджане. После начавшегося вывода британского экспедиционного корпуса с территории Азербайджана приказом военного министра в последних числах июня – начале июля аппарат министерства стал перебазироваться обратно в Баку.

В том же 1919-м году топографическим управлением Военного министерства Азербайджана началась разработка боевых знамен воинских частей и военных учебных заведений. После обсуждений представленные эскизы были приняты. В приказе военного министра об объявлении эскиза одного из боевых знамен отмечается, что в основе эскиза старинные архитектурные элементы из мечетей и каменных надписей, а также строений, возведенных при эмире Тимуре и его последователях. Однако изготовить эти боевые знамена и передать их по адресу так и не удалось – наступил трагический апрель 1920 года.

Для улучшения снабжения армии правительство Азербайджана уделяло много внимания активизации международного сотрудничества. В этом плане особую важность представляло развитие военно-технического сотрудничества с соседней Грузией, правовой основой которого служило соглашение о военном союзе, подписанное в Тифлисе 16 июня на трехлетний срок. Наряду с этим, между двумя странами был подписан отдельный документ о военно-техническом сотрудничестве, сыгравший большую роль в улучшении снабжения азербайджанской армии, и как следствие в повышении ее боеготовности.

Летом 1919 года, когда обострилась обстановка на северной границе ввиду усиления опасности со стороны войск генерала Деникина, правительство совместно с Военным министерством создало глубоко эшелонированную оборонительную систему, состоявшую из отдельных оборонительных систем северной границы, Абшеронского полуострова и Баку.

В июне 1919 года был создан Государственный комитет обороны, во главе которого стоял председатель Совета министров. Комитет принимал решения общегосударственного характера в сфере укрепления обороноспособности страны и военного строительства, привлекал необходимые силы и средства для осуществления этих решений. В августе того же года на юге страны, в Ленкаранской зоне вспыхнул белогвардейский мятеж. Для ликвидации мятежа и восстановления законной власти в этом крае приказом военного министра был сформирован так называемый «Ленкаранский отряд», в состав которого вошли 5-й Бакинский пехотный и 3-й Шекинский кавалерийский полки, 2-я легкая артиллерийская, 6-я горноартиллерийская и отдельная гаубичная батареи, саперный взвод и взвод бронемашин. Командование отрядом было возложено на генерал-майора Габиб-бека Селимова. 14 августа указанные силы выступили из г. Хаджигабула и 23-го числа достигли Ленкарана, где белогвардейские формирования были разоружены, а собранное оружие отправлено в Баку.

Осенью 1919 года для лучшего налаживания обороны Баку и Абшеронского полуострова был создан Бакинский укрепленный район. В ведение этой структуры были переданы все воинские части, дислоцированные на указанной территории.

Наряду с этим, 14 сентября было завершено формирование штатов авиационного отряда и отряда бронемашин, 24-го артиллерийской батареи, 1 октября – военного судна «Астрабад». Велась также работа по созданию Бакинского военного порта. К концу года завершилось формирование 7-го Ширванского и 8-го Агдашского пехотных полков. Всего на конец года численность личного состава армии предполагалось довести до 20 тысяч, а число лошадей – до 5 тысяч.

В соответствии с планом работы на 1920-й год предстояло сформировать один пехотный и один кавалерийский полк, две гаубичные и одну горнокавалерийскую батареи, легкий полевой дивизион из трех батарей со штабом, штабы гаубичного и горно-кавалерийского дивизионов, четыре околоточные команды по одной роте в каждой и три команды по три роты в каждой.

Военнослужащие армии АДР (1918 г.)

Наряду с этим, планировалось сформировать новую, 3-ю пехотную дивизию, куда войдут 7-й, 8-й и новый – 9-й полки. Численность личного состава планировалось довести до 40 тысяч, лошадей – 10 тысяч. В начале года было решено сформировать 3-й бронепоезд. Кроме того, реорганизовали высшие органы управления вооруженными силами: в марте 1920 года генеральный и общий штаб были объединены в единый штаб армии, начальником которого был назначен генерал-майор Г.Селимов. Было также создано единое управление начальника по снабжению армии.

Накануне большевистского переворота азербайджанская армия включала в себя две пехотные дивизии по три полка в каждой и два отдельных пехотных полка, кавалерийскую дивизию, состоящую из трех полков, две артиллерийские бригады и отдельную батарею, а также отдельный артиллерийский дивизион, три бронепоезда, автокоманду, взвод бронемашин, авиационный отряд, военные суда, роту охраны, а в Зангезуре – пехотный батальон и кавалерийский дивизион, составленные из местных жителей. Пехотный полк состоял из трех батальонов, каждый из которых в свою очередь из трех пехотных рот и пулеметной роты, располагавшей 8 пулеметами, разведывательно-кавалерийской и разведывательно-пехотной, саперной рот, роты связистов и иррегулярной роты – всего 2800-2900 человек личного состава.

Кавалерийский полк состоял из трех кавалерийских рот, пулеметной роты, учебной команды и команды связистов. Артиллерийская бригада состояла из двух дивизионов – легкой и горной артиллерии. Легкий дивизион включал три батареи, горный – две, по четыре орудия в каждой. Наряду с этим, имелись следующие военные структуры: военные школы и училища, госпитали, военные предприятия, военные представительства и пр.

В ночь на 23 марта 1920 года – в разгар народного праздника Новруз армянские военные вместе с местными вооруженными сепаратистами предприняли одновременные нападения на азербайджанские части в ряде населенных пунктов Карабаха – Шуше, Ханкенди, Аскеране, Ходжалы и Тертере. Тем самым Армения начала захватническую войну против Азербайджана. Армянское командование предприняло наступление по четырем направлениям: Газах – Агстафа, Джебрайыл, Агдере – Тертер, Шуша – Аскеран – Агдам, планируя посредством быстрой операции оккупировать Карабах, а затем, наступая со стороны Газаха и Тертера, захватить Гянджу. Это было, пожалуй, самое серьезное испытание для Азербайджанской Демократической Республики за весь недолгий период ее существования.

Перед лицом реальной угрозы Военное министерство предприняло надлежащие меры для противодействия агрессии. В Гяндже был создан оперативный штаб, руководство которым принял на себя министр С.Мехмандаров. Была сформирована карабахская группировка войск под командованием начальника штаба армии Г.Селимова. На заместителя военного министра генерала Али-агу Шихлинского была возложена координация между оперативным штабом в Гяндже и карабахской войсковой группировкой. За короткий период в Карабах были стянуты части и подразделения из других мест, обеспечены оружием и боеприпасами.

В результате боевых действий, продолжавшихся около месяца, противник был разбит и отброшен с территории Азербайджана. Велика заслуга в этой победе как военного министра С.Мехмандарова и его заместителя А.Шихлинского с их умелым руководством и организаторскими качествами, так и командиров частей и подразделений – Г.Селимова, Теймур-бека Новрузова, Джавад-бека Шихлинского и других.

К сожалению, как показало дальнейшее развитие событий, армянская военная авантюра в Карабахе и вокруг него была лишь прелюдией к решающему действу – вторжению со стороны большевистской России. Как уже отмечалось, для отражения армянской агрессии азербайджанское командование вынуждено было стянуть в Карабах военные части и подразделения из других мест, вследствие чего северная граница страны оказалась фактически оголенной.

Согласно информации о состоянии на 25 апреля 1920 года, силы, прикрывавшие государственную границу на северном направлении, сводились к четырем пехотным ротам и горной батарее 4-го Губинского полка. Две роты и батарея были размещены в поселке Худат, одна рота – в поселке Ялама, а в г. Хачмазе стоял бронепоезд и размещался штаб. Этим скудным силам противостояла XI красная армия численностью, согласно российским источникам, в 72,472 человека, поддерживаемая 6 бронепоездами и Волжско-Каспийской флотилией. Ясно, что при таком соотношении сил нельзя было всерьез рассчитывать на отпор наступлению большевиков, которое началось 28 апреля и в тот же день достигло Баку.

Несмотря на драматическую развязку, военное строительство в АДР стало яркой страницей военной истории Азербайджана и в целом истории азербайджанского народа. Работа по созданию вооруженных сил АДР открыла новую страницу в истории военного строительства Азербайджана, положив начало процессу создания современной азербайджанской регулярной армии на основе всеобщей воинской повинности.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.