О литературных и культурных контактах Х.Уцмиева и М.Ф.Ахундова


Л.Гусейнова, С.Гаджиева

В истории многовековых дагестанско-азербайджанских литературных и культурных связей, интерес представляет вопрос о взаимосвязях великого азербайджанского писателя, просветителя, мыслителя и общественного деятеля М.Ф.Ахундова (1812-1879) с деятелями дагестанской литературы и культуры.

Самым обстоятельным и содержательным исследованием взаимоотношений М.Ф.Ахундова и Х.Уцмиева является научная работа Г.Б.Мусахановой «М.Ф. Ахундов и Дагестан». Для изучения культурных и литературных связей Х.Уцмиева с М.Ф.Ахундовым и некоторыми другими азербайджанцами – деятелями литературы уже накоплены некоторые сведения, заслуга выявления которых во многом принадлежит азербайджанским исследователям жизни и творчества Ахундова и других азербайджанских писателей, с которыми Уцмиев был тесно связан и своими духовными устремлениями, и обстоятельствами личной жизни.

Прогрессивный деятель своего времени, кумык из Аксая Хасай (Хасайхан) Уцмиев (1808-1867), генерал – майор русской армии, служивший на Кавказе, был довольно широко известен в кругах кавказской интеллигенции 40-60-х гг. XIX в. Дружба Уцмиева с Ахундовым зародилась в Грузии, куда Уцмиев отправился после смерти своей первой жены. Как известно, литературная среда Тифлиса в этот период состояла не только из грузинских писателей. Пользовались там популярностью и ряд азербайджанских, и русских деятелей литературы, с которыми М.Ф.Ахундов и X.Уцмиев были связаны.

По предположению Г.Мусахановой, X.Уцмиев через М.Ф. Ахундова мог быть связан с литературным обществом “Дивани хикмет” (“Общество мудрости”), созданным азербайджанскими литераторами в Тифлисе в 1844 г. во главе с известным азербайджанским поэтом Мирза-Шафи Вазехом. Членами литературного общества, помимо М.Ф.Ахундова, А.К.Бакиханова, был также известный азербайджанский поэт Касым бек Закир. В 30-е годы ХIХ в. Ахундов познакомился с Мирза Шафи Вазехом, что сыграло весьма благотворную роль в духовном развитии Мирзы Фатали Ахундова.

В начале 1840-х годов Мирза Шафи переселился в Тифлис и поступил в уездное училище. В Тифлисе Мирза Шафи познакомился и с другими литераторами, среди которых был Фридрих Боденштедт – немецкий литературовед – ориенталист. У Мирзы Шафи часто собирались друзья, вели беседы на литературные и философские темы. Он читал им свои стихи, рассказывал о выдающихся людях Востока, Азербайджана. Участниками этих вечеров были и русский востоковед Г.Розен и даже Ф.Боденштедт, некоторое время живший на Кавказе, работавший тогда над переводами лирики Мирза Шафи Вазеха на немецкий язык.

Тридцатые и сороковые годы ХIХ в. века были направлены не только против колониального владычества, но и против местных феодалов. Так, в 1842 году происходит изменение в колониальной политике царизма. Царское правительство, обеспокоенное крестьянскими волнениями, идет на соглашение с азербайджанскими беками. На фоне этих событий зарождается оппозиционная дворянская группа, которая входит в тесное соприкосновение с прогрессивными кругами и интересуется политической жизнью. Общественное движение в Азербайджане принимает все более противоречивый и сложный характер.

М.Ф.Ахундов в этот период связан с либерально мыслящими дворянами – Бакихановым, Куткашенским и Уцмиевым. Он ищет самостоятельный путь борьбы. И тогда к нему приходит идея создания масонской ложи просветительского направления. Теперь всю свою деятельность Ахундов намерен строить следующим образом: он будет встречаться со своими друзьями, обсуждать с ними важные вопросы, решать дела народные. Прежде чем поднимать народ на борьбу, надо видеть цель, надо иметь силы, надо подготовиться.

Как писал М.Рафили: “Мечта воспламеняла воображение Ахундова. Ему уже казалось, что сотни молодых, свежих умов, сотни людей, побывавших в Петербурге, Москве, служивших в армии, в канцеляриях, подобно ему стремящихся помочь народу идут за ним, борются вместе с ним, и они вместе осуществят свои прекрасные мечтания: всюду открываются школы, народ идет не в мечеть, а в театр, грамотность распространяется по стране, бесправные восточные женщины завоевывают свое право на жизнь, исчезают варварские обычаи, народ с отвращением отворачивается… от пройдох, от лицемеров… Ему казалось, что над странами Востока подымается великое солнце – солнце просвещения…”

М.Ф.Ахундов решает, что надо собрать вокруг себя единомышленников. Писатель стоит перед выбором: кто из образованных азербайджанцев может помочь ему в этом деле? Бакиханов? Просвещенный, благородный, смелый человек, большой ученый. Но в этот период он переживает непонятный Ахундову идейный кризис. Собирается ехать в Мекку. Что же касается Куткашенского, то можно попробовать и обратиться к нему. Он долго жил в Варшаве, прекрасно говорит по-русски и по-французски, офицер, член Географического общества, интересуется общественными делами. И наконец, выбор Ахундова падает на н Хасайхана Уцмиева, которому он дает высокую оценку: «это высокообразованный человек, офицер, и он пользуется авторитетом у русских».

Встреча Ахундова и Уцмиева происходит в Тифлисе в 1846 году. Азербайджанский просветитель знакомит дагестанца со своим проектом:мы будем собирать вокруг себя лучших людей страны, будем решать, что делать, откроем школы, начнем издавать газету, по примеру русских откроем театр, будем учить народ, готовить его к будущему“.

Уцмиев выслушал речь своего друга. Ему кажется безумной идея создания масонской ложи, ведь Ахундов – царский чиновник, а сам Уцмиев – офицер царской армии. Это слишком серьезные вопросы, по мнению Уцмиева, их надо тщательно продумать. Поскольку доводы дагестанца вызывают некоторые сомнения, Ахундов обращается к литературе, знакомится с опытом других народов. И всюду он видит подтверждение своих взглядов.

К этому же периоду взаимоотношений двух просветителей относится своеобразное послание Ахундова Уцмиеву. Оно содержалось на экземпляре книги «Рашид-бек и Саадет-ханум» (перевод Куткашенского), на котором имелась дарственная надпись ее автора Х.Уцмиеву. Как полагают исследователи, Уцмиев передал книгу для знакомства М.Ф Ахундову, а тот возвратил ее со своим посланием.

Вот текст послания М.Ф. Ахундова:Душа моя из тех пламенных душ, которые не в состоянии никогда скрыть ни радости, ни печали, а потому я не могу не сообщить Вам сегодняшнюю мою радость, клонящуюся к тому, что уже уничтожилось для меня всякое сомнение о несбыточности предприятия и желание наше близко к исполнению, о чем с сего же числа даю вам верное обещание. Объяснение оставляю до другого удобного случая. 18 марта 1846 г. Мирза Фатали“.

Послание относится к тому периоду жизни М.Ф.Ахундова, когда он находится в напряженных поисках путей преодоления отсталости родного края. И первым, кому он сообщает об этом, был Хасай Уцмиев. Этот факт – бесспорное свидетельство того, что Х. Уцмиев был не просто другом, но и единомышленником в поисках путей преобразования жизни кавказских народов.

Именно на этом послании известный азербайджанский писатель и ученый Чингиз Гусейнов в повести “Неизбежность”, а затем в романе “Фатальный Фатали”, посвященных М.Ф.Ахундову, строит свой рассказ о дружбе М.Ф.Ахундова с Х.Уцмиевым. Писатель рисует высокую одухотворенность обоих друзей, волновавшие их поиски блага народного, воспроизводит картину их доверительной беседы, очень памятной М.Ф.Ахундову, под впечатлением которой позже напишет азербайджанский писатель пламенные строки послания дагестанскому другу на книге Куткашенского, что Уцмиев был не только на одном уровне с передовыми людьми своего времени, но и пытался активно действовать на благо народов Кавказа.

Вряд ли М.Ф.Ахундов – чиновник канцелярии Главного управления Кавказом, мог бы так открыто говорить о своих устремлениях человеку, с которым не чувствовал бы внутренней близости. Необходимо отметить, что М.Ф.Ахундов вскоре отошел от этой идеи и решил открыто проповедовать свои просветительские идеи, выступив первым драматургом, мастером обличительной комедии.

Атмосфера высоких идеалов, одухотворявших передовые круги кавказской интеллигенции, с которой Х.Уцмиев с молодых лет оказался тесно связанным в Тифлисе, имела большое значение для формирования его личности и мировоззрения. Для молодого Х.Уцмиева очень важным было общение с А.Бестужевым-Марлинским, который в своих письмах с Кавказа братьям Петру и Павлу не раз с теплотой писал о своем молодом дагестанском друге.

В начале 1837г. в Тифлис прибыл А.Бестужев-Марлинский. Проведя несколько лет в Дербенте, Бестужев изучил азербайджанский язык и очень часто вкраплял в свои произведения из кавказской жизни азербайджанские песни, поговорки, пословицы, отдельные слова. Он решил продолжать в Тифлисе свое изучение азербайджанского языка. Бестужев искал себе преподавателя, и М.Ф.Ахундов оказался самым подходящим человеком.

С 8 декабря 1836 года, наряду с основной своей работой в канцелярии барона Розена, он состоял учителем азербайджанского языка при Тифлисском уездном училище. Так судьба свела А.Бестужева с М.Ф.Ахундовым. Вскоре он стал брать у него уроки «восточного» языка.

В мае 1837 г. была предпринята военная экспедиция к мысу Адлера. В экспедиции участвовал и А.Бестужев. Здесь в стычке с горцами он был убит. М.Рафили пишет, что ужасная смерть, потеря еще одного русского друга была тяжелым испытанием для Ахундова.

На розыски тела Бестужева сразу же выехал X.Уцмиев. Этот факт был обнаружен дагестанским ученым К.М.Алиевым, и является подтверждением связей Уцмиева с замечательным человеком и писателем, оставившим глубокий след не только в истории и культуре русского народа, но и в кавказской общественной среде.

В историю русско-кавказских литературных связей вошли не только произведения Бестужева-Марлинского о Кавказе, но и личная дружба со многими деятелями литературы народов края. Бестужев-Марлинский за три дня до своей гибели успел сделать подстрочный перевод на русский язык поэмы М.Ф.Ахундова “На смерть Пушкина”, открывшей русскому читателю нового поэта Кавказа, ставшего затем выдающимся писателем, ученым и общественным деятелем.

Гибель Бестужева-Марлинского еще более сблизила Х.Уцмиева с М.Ф.Ахундовым. Также объединяли их дружба с другими известными деятелями кавказской литературы, жившими в Тифлисе. Тифлис в это время стал крупным культурным центром. Здесь выписывались и распространялись почти все русские столичные журналы и газеты. Здесь издавались газеты «Закавказский вестник», «Кавказ».

О значительном количестве получаемых книг можно судить по регулярно получаемым объявлениям: в некоторых из них перечислялось 40-50 названий книг самого разнообразного содержания. Самым крупным событием в культурной жизни Тифлиса тех времен было создание казенного театра. М.Ф.Ахундов имел здесь много друзей и приятелей, в числе которых были журналисты, писатели, ученые и художники.

В 1845 году в Тифлис приехал известный ориенталист Н.В.Ханыков, в 1846 году здесь проживал поэт Я.П.Полонский, здесь же находился ссыльный поэт Лада-Заблоцкий. В дальнейшем круг знакомых еще больше расширился: В.А.Соллогуб, И.Ф.Золотарев, Г.Гагарин, А.Берже.

М.Ф.Ахундов принимал деятельное участие в научной и культурной жизни города. Его очень часто можно было видеть на заседании Географического общества. Но особо много времени он уделял преподавательской деятельности.

Для понимания духовной близости Х.Уцмиева и М.Ф.Ахундова, вероятно, большое значение может иметь их отношение к движению Шамиля. Оба они по своему служебному положению: один – генерал русской армии, другой – чиновник царского наместничества на Кавказе, призванные быть опорой в борьбе царизма с Шамилем и его окружением, внутренне сочувствовали антиколониальной борьбе горцев Дагестана и Чечни против царизма. Их положение, вероятно, во многом можно сравнить с положением русских писателей и других деятелей культуры, находившихся в период Кавказской войны в рядах русской армии, в то же время горячо и искренне сочувствовавших свободолюбивым горцам и с большой теплотой и правдивостью изображавших их образы, жизнь и быт.

Вызывает интерес и следующий факт из истории взаимоотношений двух передовых представителей своего времени: в 1837 году генерал-фельдмаршал, главнокомандующий царскими войсками на Кавказе Клюгенау ведет переговоры с Шамилем, свидетелем которых становится Мирза Фатали Ахундов, именно его назначают переводчиком (в 1840 г. после долгих представлений Ахундов был утвержден штатным письменным переводчиком. Он участвовал в определении русско-турецкой границы, переводил секретные документы).

О данном событии он рассказывает Х.Уцмиеву, что является еще одним подтверждением близких доверительных отношений между двумя просветителями. Х.Уцмиев ушел из жизни намного раньше своего друга, в пору первого этапа просветительства на Кавказе.

X.Уцмиев, не будучи литератором в полном смысле этого слова, но тесно связанный с литературными кругами Дагестана и Азербайджана, внес значительный вклад в укреплении культурных связей так как, в определенной степени, на него пала роль “посредника” в развитии литературных взаимодействий. В основополагающих трудах Н.И.Конрада, В.М.Жирмунского, И.Г.Неупокоевой этому факту придается большое значение, как одной из форм литературных контактов.

Завершая вопрос о культурных и литературных контактах А.Ф. Ахундова и генерала Х. Уцмиева, следует отметить, что, они были двусторонними и духовно обогатили обоих представителей кавказских народов. Их дружба знаменовала собой наступление нового этапа контактов народов Дагестана и Азербайджана.

По материалам научной работы авторов

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.