Дипломатическая борьба вокруг Карабаха и Зангезура при АДР (1918-1920)


Ильгар Нифталиев

Государственно-территориальное размежевание Южного Кавказа в 1918 году нарушило сложившийся веками социально-экономический уклад жизни населения, вызвав тем самым острые пограничные конфликты между возникшими здесь национальными государствами.

Наглядным примером служат такие регионы, как Карабах и Зангезур, которые в 1918 году стали одними из основных объектов территориальных притязаний Армении к Азербайджану.

Как следует из заявления Азербайджанского национального совета от 14 июня 1918 года, во время совместного заседания с представителями Армянского национального совета в Тифлисе было достигнуто устное соглашение по вопросу разграничения территорий. В основе этого соглашения лежала договоренность сторон, достигнутая ещё в Батуме, о том, что Азербайджан не будет возражать против объявления Эривани столицей Армении, а в ответ на этот жест доброй воли Армения откажется от претензий на часть Елисаветпольской губернии, то есть на нагорную часть Карабаха.

Однако армянская сторона отказалась от ведения переговоров в подобном формате. Об этом министру иностранных дел Армении А.Оганджаняну в своей телеграмме от 8 июля 1918 года писал председатель армянской делегации А.Агаронян из Стамбула, куда с конца июня 1918 года на предстоящую конференцию с участием стран Четверного союза начали собираться делегации правительств республик Южного Кавказа.

В телеграмме Агароняна отмечалось, что Батумские переговоры полностью потеряли свой смысл, поскольку касались границ закавказских округов, а не трех независимых государств. Теперь же армянская сторона считала, что границы Армении должны включать как минимум Шушу, Карягино, Джеваншир, Зангезур, Даралагез, Сурмали, Нахчыван, Шарур. Таким образом, Армения пыталась расширить свои границы за счет тех территорий Елисаветпольской и Эриванской губерний, где мусульманское население по численности превосходило армянское.

Поэтому председатель Совета министров Азербайджана Ф.Х.Хойский в своей депеше от 31 июля 1918 года к главе азербайджанской делегации на Стамбульской конференции М.Э.Расулзаде предложил отказаться от уступок Эривана и части Газахского уезда Армении в случае, если армя не заявят претензии на Карабах.

Попытки правительства Азербайджана, начиная с лета 1918 года, разоружить армянское население Карабаха и Зангезура с целью водворения порядка в регионе наталкивались на упорное сопротивление. Положение еще более обострилось с появлением летом 1918 года в Карабахе и Зангезуре армянских частей под предводительством Андраника, совершавших грабежи, насилия и убийства мусульман. Интересно, что правительство Армении отказывалось признать свою причастность к действиям отрядов Андраника, который якобы не подчинялся армянским властям и поэтому был исключен из армянской армии и действовал самостоятельно.

В результате к концу 1918 года около 150 мусульманских селений было разорено и разграблено, масса беженцев хлынула в низменную часть Карабаха. После ухода в начале ноября 1918 года турецких войск с Южного Кавказа контроль над регионом перешел в руки прибывших сюда во второй половине того же месяца британских военных.

На основании письменного обращения главы азербайджанского правительства Ф.Х.Хойского к командующему британским контингентом генералу В.Томсону по поводу зверств, чинимых Андраником в Карабахе, в начале декабря 1918 года тот потребовал от армянского командира прекратить боевые действия против азербайджанского населения. Кроме того, в телеграмме армянским лидерам в Гянджинском, Газахском и Джеванширском округах Томсон призвал их прекратить бесчинства и мародерства в отношении азербайджанского населения, предупредив: «Оповестить всех армян, чтобы тихо сидели по своим домам. В случае неподчинения вы будете непосредственно отвечать за пролитую кровь».

Безусловно, армяне не были готовы к подобному повороту событий, как и к тому, что в январе 1919 года распоряжением азербайджанского правительства в Карабахе и Зангезуре было создано генерал-губернаторство.

Предложение о выделении Карабаха и Зангезура в отдельное генерал-губернаторство, облеченное особыми полномочиями, было выдвинуто министром внутренних дел Азербайджанской Республики Халил беком Хасмамедовым в начале 1919 года в докладе правительству о положении в регионе. Основными доводами при этом послужили сепаратистские устремления местных армян, подогреваемые эмиссарами из Армении, кровавые эксцессы против мусульманской части населения, слабость местной власти в силу отсутствия за ней серьезной военной силы, а также не вполне налаженное сообщение центрального правительства с регионом8. Решением правительства Азербайджана от 15 января 1919 года генерал-губернатором был назначен врач по специальности Хосров бек Султанов.

С первых же дней существования Карабахского генерал-губернаторства армянское правительство и представители так называемого «Армянского национального совета Карабаха и Зангезура» забросали английское командование письмами, телеграммами и обращениями, в которых выражали протест по поводу создания особой администрации в Карабахе и Зангезуре, подчиненной правительству Азербайджана.

При этом армянское правительство называло Карабах и Зангезур «неотъемлемыми частями» своей территории, направив в Герус даже государственного комиссара. Армянский национальный совет же предлагал выделить армянскую часть Зангезура и Карабаха в отдельное генерал-губернаторство во главе с английским офицером, не подчиненным азербайджанскому правительству.

Непоследовательные на первых порах шаги английского командования, выраженные в заявлениях его представителей о статусе генерал-губернатора Карабаха, также давали повод армянской стороне для давления. Во время встреч с представителями карабахских армян и правительства Армении командующий британскими войсками на Кавказе генерал В.Томсон, а также представители британской миссии в Шуше заявляли, что пребывание азербайджанской администрации и войск в Карабахе и Зангезуре отнюдь не означает, что в будущем эти территории должны принадлежать Азербайджану, поскольку окончательная их судьба будет решена на мирной конференции.

Эти заявления английского командования обернулись активизацией происков армянских сепаратистов. Так, в письмах представителей Армянского национального совета, направленных в марте 1919 года правительству Армении и его комиссару в Карабахе и Зангезуре, ставилась задача добиться ликвидации азербайджанского генерал-губернаторства, введения армянских представителей Карабаха и Зангезура в состав делегации Армении на Парижской мирной конференции, создания в регионе единого командования, обеспечения его опытными командирами, оружием, деньгами и т.д.

Но после того, как командование британских войск в Карабахе устами полковника Д.Шательворта 3 апреля 1919 года подтвердило признание генерал-губернатора Х.Султанова единственной высшей властью и призвало население беспрекословно выполнять все его приказы, действия англичан стали более последовательными.

8 мая 1919 года в донесении дипломатического представителя Армении в Грузии сообщалось, что генерал В.Томсон на основе рапортов Д.Шательворта и майора Монк-Мэссона о положении в Карабахе и Зангезуре пришел к выводу, что правопорядок в регионе нарушается по вине представителей правительства Армении, которые подстрекают армянское население к неповиновению властям Азербайджана. В конце мая 1919 года эти представители были выдворены англичанами из региона.

Решительные действия англичан оказали определенное влияние на политические настроения армянского населения Карабаха и Зангезура и их лидеров. Это нашло свое отражение в решениях VII съезда армян Карабаха и Зангезура, состоявшегося 15 августа 1919 г. в Шуше. Съезд принял «Временное соглашение армян Нагорного Карабаха с азербайджанским правительством» из 26 пунктов: «Нагорная часть Карабаха – Шушинского, Джеванширского и Джебраильского уездов (Дизак, Варанда, Хачен и Джараберт), населенных армянами, считает себя временно, до решения этого вопроса на Мирной конференции, в пределах Азербайджанской Республики”.

После вывода в конце августа 1919 года британских войск из Азербайджана в регион прибыл полковник главного штаба армии США Вильям Гаскель, который ещё в июле 1919 г. решением Совета пяти (США, Англии, Франции, Италии и Японии) Парижской мирной конференции был назначен Верховным комиссаром союзных держав на Южном Кавказе. 20 августа Гаскель направился сначала в Эриван, 23 августа в Тифлис и наконец, 28 августа прибыл в Баку.

Турне Гаскеля по региону было вызвано прежде всего началом на мирной конференции в Париже активных переговоров союзников с представителями национальных государств, образовавшихся на развалинах Российской империи, по вопросу о процедуре признания их независимости. Южнокавказские республики были в эпицентре этого процесса. Одной из важных задач, стоявших перед миссией Гаскеля, было убедиться на месте, насколько молодые республики соответствуют содержанию положений своих меморандумов, которые их делегации представили на мирной конференции, и подготовить на этот счет доклад.

Наиболее острым был вопрос о границах, и Гаскель был, безусловно, в курсе тех территориальных конфликтов, которые происходили на Южном Кавказе. Гаскелю была известна также позиция бывшего британского командования относительно армяно-азербайджанского конфликта вокруг Карабаха и Зангезура. Поэтому не случайно, что в позиции Гаскеля по этому вопросу с первых его заявлений чувствовалась солидарность с позицией своего союзника по Антанте. Во время встречи с премьер-министром Азербайджана Насиб беком Усуббековым 28 августа 1919 года Гаскель исходил из точки зрения, что Карабах и Зангезур являются неотъемлемой частью Азербайджана. Одновременно Гаскель опроверг вызвавшие сенсацию места его речи в армянском парламенте с угрозами в адрес Азербайджана как не соответствующие действительности.

В это же время армянское правительство выступило с протестом по поводу пребывания азербайджанских войск в Зангезуре, заявив, что он составляет часть Армении, и всякие действия азербайджанского правительства в этой области как идущие вразрез с постановлениями английского командования считает недопустимыми и могущими повлечь за собой нежелательные последствия и кровавые инциденты. Правительство Армении предложило Азербайджану разрешить вопрос на отдельной двусторонней конференции.

В ответной ноте азербайджанское правительство указало, что считает зангезурские дела внутренним делом Азербайджана и не считает возможным вступить с армянским правительством в какие-либо переговоры по этому поводу. При этом подчеркивалось, что английское командование давно уже произвело предварительное разграничение территорий, предоставив Карабах и Зангезур Азербайджану. В то же время азербайджанское правительство дало согласие на проведение азербайд жано-армянской конференции в Баку, но при условии, что решения ее станут не временным, а окончательным разрешением территориальных споров между Арменией и Азербайджаном.

Эта оговорка азербайджанской стороны была не случайной. Азербайджанская дипломатия уже была хорошо знакома с тактикой армянской стороны делать сначала громкие заявления, представляя себя горячими миротворцами, и давать широковещательные обещания о решимости разрешить конфликт, а затем в последний момент отказываться от своих слов.

Учитывая это, министр иностранных дел Азербайджана М.Ю.Джафаров на встрече 13 октября 1919 года с полномочным представителем Армении в Азербайджане Т.Бекзадяном прямо предупредил армянскую сторону: «Опыт Закавказской конференции, на которой уже были отчасти выработаны принципы разрешения территориальных споров, показал, что при той непримиримой позиции, которую занимают армяне, решительно ничего не удастся, что и проектируемая конференция никаких результатов не даст, если не будут предварительно пу тем частного обмена мнениями выяснены как объекты спора, так и максимум взаимных уступок. Если такого предварительного выяснения вопросов не произойдет и не будет намечен путь разрешения вопросов, то созывать конференцию для того только, чтобы еще раз демонстрировать перед обществом свою непримиримость и неуступчивость, я считаю совершенно излишним и прошу снестись со своим правительством по возбужденным мной вопросам, если только, конечно, армянское правительство искренне желает придти к обоюдному соглашению».

Результаты начавшей работу в Тифлисе 20 ноября 1919 года мирной армяно-азербайджанской конференции полностью подтвердили опасения азербайджанского министра иностранных дел.

Накануне созыва конференции азербайджанское правительство отдало приказ своим армейским частям в Карабахе прекратить военные действия. Как следует из отчетов правительства, посылка войск на помощь карабахскому генерал-губернатору была вызвана наличием неопровержимых доказательств отправки армянским правительством в Зангезур своих регулярных войск, оружия и боевого снаряжения для раздачи армянскому населению края с тем, чтобы в нужный момент поднять восстание, дабы показать, что армянское население Зангезура не желает признавать азербайджанские власти.

В такой ситуации правительство не могло оставаться безучастным, тем более что предстояло вернуть на свои земли 60 тысяч азербайджанских беженцев, которые покинули родные места в результате бесчинств вооруженных банд Андраника в Зангезурском уезде в период со второй половины 1918-го и до начала 1919 года.

По итогам конференции, 23 ноября 1919 г. стороны заключили мирное соглашение, которое подписали председатель правительства Армении А.Хатисов и председатель правительства Азербайджана Н.Усуббеков. Стороны договорились решать все спорные вопросы, в том числе вопросы границ, путем переговоров, а не силой оружия. Предусматривалось, что с момента подписания соглашения ни одно из двух договаривающихся правительств не будет силой оружия подчинять себе не признавшие до того времени его власти районы.

Соблюдая условия соглашения, Азербайджан вывел свои воинские части из Зангезура. Армения же немедленно направила сюда свои регулярные войска, грубо нарушив тем самым достигнутые договоренности. Находившийся в это время в Баку английский военный журналист Скотланд-Лидделл сообщал в Лондон, что вслед за подписанием соглашения от 23 ноября «армяне, пользуясь отходом азербайджанских войск, предательски напали на мусульман в Зангезуре, где разрушили до сорока мусульманских селений».

Касаясь последних событий в Зангезурском уезде в телеграмме от 8 декабря 1919 года верховному комиссару союзников полковнику В.Гаскелю, премьер-министр Азербайджана Н.Усуббеков выразил опасение, что если у армянской части населения Зангезура останутся орудия и пулеметы, то нет гарантий от дальнейших их выступлений и от продолжения анархии. Поэтому глава правительства Азербайджана предлагал послать в Зангезурский уезд не позже чем через 5 дней комиссию из американских офицеров для изымания у армянских банд орудий и пулеметов.

Азербайджанское правительство предупреждало, что в противном случае будет вынуждено принять конкретные меры, могущие заставить виновников анархии осознать необходимость соблюдать мирные принципы сосуществования в Зангезуре22. В ответной телеграмме от 11 декабря 1919 года В.Гаскель сообщил, что телеграмму «получил и передал министру—президенту Армении со следующим добавлением: если эти обвинения после расследования подтвердятся, то это будет самый сильный удар для будущности Армении».

Тем временем с 14-го по 21 декабря 1919 года в Баку прошла армяно-азербайджанская мирная конференция, которая продолжила начатые в ноябре в Тифлисе переговоры с тем, чтобы разрешить все острые проблемы, накопившиеся между Арменией и Азербайджаном. Самым острым вопросом повестки дня конференции было решение территориальных проблем между республиками. Здесь позиции сторон вновь диаметрально разошлись.

Азербайджанская сторона выдвинула идею конфедерации всех республик Южного Кавказа, полагая, что подобное политическое объединение явится наилучшим и наибо лее приемлемым для всех способом разрешения терри ториальных и иных споров. Армянская же делегация вновь заняла неконструктивную позицию, заявив, что до установления окончательных границ необходимо предварительно заключить временное соглашение о демаркационной линии.

Такая позиция в целом была ожидаема: Армения не хотела связывать себя какими-либо долговременными соглашениями с соседями о границах, поскольку с нетерпением ожидала решений Парижской конференции по «армянскому вопросу». Решение этого вопроса в пользу Армении означало бы передачу ей всех территорий бывшей Эриванской губернии, Карабаха и Зангезура.

Армяне грезили авантюрной идеей «великой Армении», границы которой, как писал первый премьер-министр Араратской Республики Ов.Качазнуни, должны были простираться «от Средиземного до Черного моря, от Карабахских гор до Аравийских пустынь». Понятно, что при столь обширных перспективах Армения не хотела размениваться на такие мелочи, как соглашения с Азербайджаном о тех или иных участках границы.

Поэтому армянская делегация на конференции вновь под различными предлогами уклонилась от окончательного признания двусторонних границ с Азербайджаном. Что же касается предложения армянской делегации об установлении демаркационной линии, то реальная этнодемографическая ситуация в приграничье Армении и Азербайджана делала практически невыполнимым такое размежевание без учета экономического и бытового уклада жизни населения.

Дело в том, что азербайджанские крестьяне-скотоводы традиционно перегоняли летом свои стада высоко в горы Зангезура, а зимой на равнины низменного Карабаха. Поэтому притязания Армении на гористый Зангезур, попытки упорядочить переходы путем введения удостоверительных документов и свидетельств о кочевых стоянках, установление сторожевых и таможенных постов, призванных воспрепятствовать этим перекочевкам, провоцировали постоянную напряженность между сторонами.

Протесты азербайджанского правительства оставались безрезультатными. И упомянутая мирная конференция завершила свою работу, не придя к каким-либо результатам. В январе-апреле 1920 года азербайджанские селения в Зангезуре и Карабахе подверглись новым нападениям армянских войск, которых поддерживали местные армяне. Вновь пролилась кровь, появилась новая волна беженцев среди мусульманского населения.

Это вынуждало правительство Азербайджана концентрировать значительные военные силы в Карабахе и Зангезуре, на границе с Арменией, оголяя тем самым северные границы, где нарастала военная угроза со стороны большевистской России. Таким образом, накануне советизации Азербайджана, несмотря на все дипломатические и политические усилия азербайджанского правительства, конфликт с Арменией вокруг Карабаха и Зангезура не нашел своего мирного разрешения.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.