История побед и поражений Гянджинских ханов


Тарифа Кенгерлинская

История династии гянджинских ханов полна уроков, горечи, ошибок и… мужества.

Сефевидское государство, созданное шахом Исмаилом, в XVI веке было разделено на области – беглярбекства, во главе которых стояли беглярбеки. История тюркского (азербайджанского) рода Зияд оглы Каджаров неразрывно связана с Гянджой – древним азербайджанским городом, столицей Карабахского беглярбекства.

Мухаммед Масум ибн-Ходжаги-и-Исфагини в рукописи “Хуласет ас-Сийар” описывает историю рода Зияд оглы. Так, в главе “Шамма аз зикри-и Зийад-угли ва Аусаф-и Гянджа” (“Краткий очерк истории Зияд оглы и описание Гянджи”) автор указывает, что этот род происходит из области Рум. Описание этого рода начинается с Хызр бека, переселившегося из области Рум в Азербайджан (обл. Хорасан). Его сын Уммет бек получил псевдоним Зияд оглы (Зияд на фарси означает всесильный) за свои выдающиеся качества и доблесть.

Храбрый и мужественный, верно служивший династии Сефевидов, сын Уммет бека – Кямаледдин Шахверди Султан Зияд оглу Каджар – основатель могущественного рода Каджаров. Кроме Гянджи и Карабаха, Шахверди Султану были подчинены Шамшадил и Газах. В 1556, 1557 и 1560-1561 гг. он совершил три успешных похода на Грузию. В результате одного из походов был убит борец за независимость Грузии царь Луарсаб, взят в плен царь Симон, а войска Шахверди Султана остались в Тифлисе.

Его внук Имамкули хан Каджар (1501-1582), дальновидный политик, обладавший большим военным талантом, сумел сохранить независимость Карабаха в тяжелые годы оккупации Азербайджана османами. В 1578-79 г. стотысячная армия под руководством турецкого военачальника Мустафы Леле Паши нападает на Ширван. Имамкули хан Зияд оглы Каджар со своим союзником, правителем Чухурсаада Туркмен ханом терпит неудачу. Вернувшись в Карабах, он собирает свежие силы и, соединившись с подоспевшими войсками правителя Азербайджана Амир хана, отправляется навстречу османским войскам. Разбив войско османов у реки Алазань, Имамкули хан и Амир хан становятся обладателями значительных военных трофеев – тысячи верблюдов со снаряжением и трех тысяч лошадей. В борьбе с иноземцами Имамкули хан Каджар придерживался тактики опережения врага, стремительной концентрации войск и снаряжения в нужном месте, способствующей значительному снижению потерь.

Шах Ирана Аббас I, отвоевав у турок Карабах и Гянджу, назначает правителем области Мухаммеда Зияд оглы Каджара. Раздел единого беглярбекства Карабаха и Гянджи произошел в 1736 г., после прихода к власти Надир шаха Афшара, положившего начало новой иранской династии. Военная знать Азербайджана, обязанная своим возвышением Сефевидам, была крайне недовольна сменой династии, но открыто выступить против узурпатора решились лишь Кенгерли и беглябек Карабаха и Гянджи Угурлу хан Зияд оглы Каджар.

Последствием этого протеста стало лишение его большей части его владений. За родом была оставлена только область Гянджи и сохранен титул беглярбеков этой области. К тому же большая часть Каджаров была переселена в Хорасан. Чтобы окончательно ослабить могущество и силу Угурлу хана, Надир шах Афшар отнял у рода права на земли Газаха и Шамшадила, передав их правителю Грузии. После смерти Афшара на смену системе беглярбекства в Азербайджане приходят независимые ханства, и Карабахским ханством правят Джаванширы. Правителями Гянджинского ханства остаются Каджары.

В XVIII в. Гянджинское ханство граничило на юго-западе с Иреванским, на востоке с Шекинским, на юге с Карабахским ханствами, на севере с Грузией, на северо-западе с Газах-Шамшадинским султанством.

Состоящее из областей Самух, Кюрякбасан, Гянджа, Шамкир (Шамхор), Айрым, Гянджинское ханство со своей столицей (г. Гянджа), расположенной в благоприятных природных условиях и на пересечении торговых путей, стало торговым центром, куда приезжали купцы с многих стран мира. Основное место в хозяйстве занимали животноводство, земледелие, садоводство, виноградарство, шелководство и т.д. Были развиты ковроткачество, гончарное, красильное, ювелирное, ткацкое и др. ремесла. В Гяндже имелся монетный двор, где чеканили свои деньги. Абсолютная власть, земли и природные богатства края принадлежали хану и членам его семьи.

В годы правления Шахверди хана II Зияд оглы Каджара Гянджинское ханство было подвержено несколькими нападениям Карабахских ханов (Панахали хана и Ибрагим хана), а также царства Картли-Кахетли (Теймураз и Ираклий II). Опасаясь более Панахали хана, Шахверди хан заключил мирные договоры с Теймуразом и Ираклием II, тем самым, попав в зависимость от них.

После смерти Шахверди хана II к власти пришел его сын Мухаммедгасан хан (1760-80 г), сумевший положить конец зависимости от Картли-Кахетии, укрепить независимость своего ханства. В 1780 г. Мухаммедгасан хан был убит своим братом Мухаммед ханом, однако в том же году Гянджа была взята объединенными войсками Ибрагим хана и Ираклия II, Мухаммед хан был ослеплен и брошен в Шушинскую темницу. Захватчики назначили в Гянджу сразу двух своих представителей – от Карабахского ханства – Хазратгулу бека и от Картли-Кахетии Кейхосрова Андроникашвили. Вся тяжесть двоевластия легла тяжелым бременем на плечи народа.

В 1783 г. Грузия и Россия подписывают трактат, по условиям которого Грузия перешла под протекторат России. Желая воспользоваться благоприятной обстановкой союзнических отношений, грузинский царь требует права на владения Гянджой, Иреваном, Ахалцихом и Нахчиванью.

В первую очередь грузинский царь требует подчинения ему Гянджи. Планы Грузии становятся известными Ибрагим хану, и он организует выступление гянджинцев против грузинского царя. Вскоре в 1783 г. началась война против завоевателей, во главе которой стал Гаджи бек (1783-1785 гг.) из рода Зийад оглы. Восставшие изгнали из Гянджи представителей Карабаха и Грузии. Осенью 1784г. Ираклий II организует нападение на Гянджу, в котором участвовали русские войска во главе с полковником Бурнашевым. Гаджи бек обратился за помощью к дагестанским феодалам, при поддержке которых удалось отстоять Гянджу от очередного нападения. Ибрагим хан казнил Мухаммед хана, бывшего в заключении в Шуше, т.к. некоторые азербайджанские ханы старались привести его к власти в Гяндже.

Брат Мухаммед хана Рагим хан (1785-86 г) сумел сбежать из Шушинской крепости и взять власть в руки. После очередного нападения Ибрагим хана и Ираклия II на Гянджу, Ибрагим I хан стремился к назначению гянджинским ханом Джавад хана (1786-1804 г) не без помощи Ираклия II, которому Джавад хан в течение нескольких лет выплачивал ежегодно 10 тыс. рублей. Чтобы избавиться от зависимости, став одним из немногих сторонников Ага Мухаммеда шаха Каджара, Джавад хан помог ему войском и продовольствием во время похода на Тифлис. Этот поступок вызвал сильное негодование Карабахского Ибрагим хана и Ираклия II.

После ухода войск Ага Мухаммед шаха Каджара развернулась внутренняя борьба за ханскую власть в Гяндже между Рагим ханом-братом Джавад хана и Шамшадильским Али Султаном. В феврале 1796 г. трехтысячное войско грузин под командованием царевичей Александра и Давида осадило Гянджу. Плохо вооруженное и ощущающее сильную нехватку в продовольствии грузинское войско разбежалось. В мае в нем остались только 100 чел. В марте к Гяндже подошли объединенные силы Ибрагим хана и его родственника Омар хана аварского. С другой стороны, город обложили войска утарцев и Рагим хана. Общее число войск, осадивших Гянджу, доходило приблизительно до 150 тыс. человек.

Длительная осада не поколебала мужество и храбрость гянджинцев, наоборот, усилила их боевой дух. Только пронесшийся слух о надвигающейся армии Ираклия II на Гянджу вынудил Джавад хана начать переговоры с Ибрагим ханом. В результате переговоров Джавад хан вынужден был вернуть захваченных им в Тифлисе 400 грузинских пленных и ежегодно выплачивать 15 тыс. руб. грузинской стороне, также отдать в залог сестру и сына с ежегодной выплатой 10 тыс. руб. карабахскому хану Ибрагиму. Кроме этого, он раздал воинам Омар хана 40 руб. каждому.

С момента прихода к власти Джавад хан требовал возвращения гянджинских ворот, однако этот вопрос не находил понимания со стороны Ираклия II, становясь причиной войн. Воздвигнутые по приказу правителя Шададидов -Шавура (1049-66/67) – Гянджинские ворота были внутренними воротами Гянджинской крепости. На одной из створок ворот была сохранившаяся куфическая надпись, которая гласила: “Во имя Аллаха всемилостивого, всеблагого! Приказал соорудить эти ворота владыка наш, сейид, достославный, Шавир сын ал Фазла, да продлит Аллах владычество его! Попечением кадия Абу-л-фараджа Мухаммеда сына Абдаллаха, да продлит Аллах его успехи! Работа Иб¬рагима сына Османа, Анкавейха, кузнеца, года пятого и пятидесятного и четырехсотного”.

В 1139 г. грузинский царь Дмитрий (1125-54), воспользовавшись отсутствием Гянджинского правителя Гарасангура, находившегося в Аране, напал на оставшуюся без защиты и разрушенную землетрясением Гянджу, увез городские ворота в Келатский монастырь. В XVIII веке во времена ремонта монастыря одна створка ворот была использована для покрытия монастырской крыши (расплавлена на гвозди), а другая прикреплена к южным стенам напротив могилы Давида IV.

Окруженный соседями-врагами, предвидя возможность повторного нападения со стороны Ираклия II, Джавад хан предпринимает опережающие шаги: встречается с командующим русскими войсками В. Зубовым, и просит принять его под покровительство России. В тот период большинство азербайджанских ханов прибегало к этому решению на условиях сохранения ханства и ханской власти. В 1796 г. по приказу Екатерины II начинается поход русских на Кавказ, возглавляемый Зубовым. 13 декабря 1796 г. Кавказский корпус русских во главе с Римским-Корсаковым принимают ключи от города Гянджи.

Благожелательное отношение азербайджанцев к приходу русских изменилось после публичного обращения армянского архиепископа Иосифа Аргутинского, бывшего заместителя Потемкина на Кавказе. В начале 80-х  гг., у фаворита Екатерины графа Потемкина возник проект образования на Кавказе сильного армяно-грузинского княжества, находящегося в вассальной зависимости от России, с передачей ему провинции Карабаха и Карадаг. Теперь уже заместитель В.Зубова, И.Аргутинский, без согласования со своим начальником, заявляет, что русские пришли в Азербайджан с “главным намерением освободить армян от мусульман”.

А в это время, карабахские мелики стали предъявлять свои права на Карабах и Зангезур. Еще русские не успели закрепиться на Кавказе, как начался дележ азербайджанских земель между грузинами и армянами. За содействие Грузии в экспансии на Кавказе Россия обещает в будущем способствовать установлению гегемонии грузин в этом регионе. Иреванское и Карабахское ханства планируется заселить армянами, завезенными сюда из Персии и Турции, с целью создания буферного христианского государства.

Смерть Екатерины II становится причиной ухода русских с Кавказа. Воспользовавшись их отсутствием, Ибрагим хан, правитель Шеки Селим хан и Ираклий II планируют отнять власть у Джавад хана (1796 г.), а на место посадить шамшадильца Али Султана, но, узнав о нашествии Ага Мухаммеда шаха Каджара (1797), союзники отступили назад. Джавад хан, опасаясь гнева шаха из-за своего обращения о покровительстве русскому царю, поехал в Шушу просить прощения у Мухаммеда шаха.

После взятия шахом Ирана Шуши, туда под стражей был доставлен бакинский хан Гусейнкули, и прибыл также Джавад хан, которые должны были обьяснить причину сдачи русским без сопротивления. В результате разбирательства, Джавад хан был заключен в Шушинскую крепость. Вскоре, в результате заговора Мухаммед шаха убивают, и освобожденный Джавад хан возвращается в Гянджу. Собрав войско во главе со своим сыном Гусейнгулу ага, он направляет его в Шамшадил, и возвращает 29 деревень, ранее входящих в состав Гянджинского ханства.

Во время воссоединения Грузии с Россией в 1801 г. русские потребовали оставить Шамшадил, но Джавад хан отказался подчиниться этому требованию, после чего туда были отправлены войска во главе с генерал-майором О.Лазаревым.

В 1803 г. войска во главе с царским генералом грузинского происхождения П.Д. Цициановым двинулись на Гянджу. Цицианов пишет письмо Джавад хану с требованием послать краткий отчет о деятельности хана и просит прислать своего сына Угурлу хана в заложники в знак верности и дружбы. Джавад хан отказывается выполнять этот приказ, переводя, что речь идет не о русском покравительстве, а об уничтожении и ликвидации ханства в целом. 22 ноября 1803 года русские войска из Тифлиса направляются в сторону Гянджи. На подступах к Гяндже Цицианов вновь шлет письмо Джавад хану, в ультимативной форме требуя сдачи города. Джавад хан ответил, что город он не сдаст и готов к битве.

Сражение произошло в местечке Гуру-Гобу, недалеко от могилы великого азербайджанского поэта Низами. Силы были неравными. После битвы, неся тяжелые потери, гянджинцы отошли в город и заперлись во внутренней крепости, а русские окружили цитадель со всех сторон. На все угрозы и ультиматумы Цицианова Джавад хан отвечал однозначно: “Что касается сдачи города, оставь эту несбыточную мечту. В Гянджу ты сможешь войти только через мой труп. Понял? Только после моей смерти и никак по-другому”.

Гянджинцы сопротивлялись отчаянно, пули, камни, стрелы как град сыпались на головы врагов. Чтобы хорошо видеть врагов в темноте, они поджигали пропитанные нефтью епанчи (бурки) и бросали вниз с башен крепости. Вокруг от грохота пушек, свиста пуль, смешавшихся с криками сражавшихся в крепости, царили ужасный шум и кошмарное зрелище. На одной из башен крепости с саблей в руках Джавад хан бесстрашно отражал нападение врагов. Защищая свою землю, он погиб от вражеской пули, его сын Гусейнкули хан в тот же день тоже пал смертью храбрых. В этом жестоком бою участвовала и жена Джавад хана – Беим ханым: одетая в мужские доспехи с саблей в руках она защищала главный вход башни. Выпавший по колено снег был залит кровью защитников города.

После взятия Гянджи генерал Цицианов дал приказ немедленно найти тела убитых Джавад хана и его сына Гусейнкули, однако найти их трупы не удалось. Пропажа тел убитых ввергла русского генерала в сомнение, опасавшегося, что хан и его сын живы. На самом деле, после смерти мужа и сына, Беим ханым ночью, пока об этом не узнал генерал Корнякин, распорядилась спустить тела родных с крепостной башни. Два других сына хана – Угурлу и Алигулу, оставшиеся в живых, успели покинуть крепость.

Услышав во дворце хана плач, Цицианов направился туда; зайдя в главную комнату дворца, он удивился, увидев трупы Джавад хана и его сына, но не подал виду. На лице ханши не было ни слезинки, оплакивали хана его придворные. Ханша, схватив саблю своего мужа, бросилась на Цицианова.

В своем дневнике генерал Корнякин пишет: “Если бы при Павле Дмитриевиче не был бы адъютант, ему не удалось бы спастись от женщины-героини. Вставший между женщиной и Цициановым адъютант был ранен. Несмотря на то, что крепость была взята нами, эта татарская женщина вела себя как победитель и приказала нам выйти из комнаты. Через день после похорон воинственного хана Цицианов пришел выразить соболезнование его жене. Одетая с ног до головы в черное, она смотрела на него как на убийцу. И она имела на это право. Цицианов предложил ей деньги. Не торопясь с ответом, Беим ханым подозвала стоявшую рядом девушку, что-то прошептала ей на ухо. Девушка вышла в соседнюю комнату и вернулась с мешочком денег в руках. Жена хана взяла деньги у девушки, став напротив генерала, глядя ему прямо в глаза, что-то сказала по-татарски и неожиданно бросила деньги генералу в лицо. Золотые монеты ударились в лоб, глаза, нос и рот Павла Дмитриевича, рассыпались на пол. Когда генерал, опустив голову, с алчностью посмотрел на золото, рассыпавшееся на землю, женщина многозначительно и с ненавистью улыбнулась. Генерал, знакомый с кавказскими обычаями, не ответил Беим ханум, положив деньги в карман, собрался уйти, но, передумав, вернулся, вынул деньги и бросил к ногам стоявшей ханши 600 червонцев, женщина не посмотрела на них, она растоптала их”.

Джавад хана и его сына похоронили в Гяндже у Джума Месчиди, построенной шахом Аббасом Великим. Во времена советской власти в 1962 г. в связи с реконструкцией площади вокруг мечети и постройкой фонтана могила была уничтожена. Местные патриоты, однако, смогли сохранить останки Джавад хана и перезахоронить их. 27 марта 1992 г., после восстановления независимости Азербайджана, останки Джавад хана были возвращены на прежнее место.

2-го марта 1804 г. по приказу русского царя г. Гянджа была переименована в Елисаветполь в честь жены императора Александра I Елизаветы. Указ был зачитан в “Джума Месчиди” Цициановым. Кавказский наместник дал срочный указ о запрете даже произносить имя Гянджи.

Гянджа неоднократно меняла свое имя в 1606 г. на Аббасабад, в 1804 г. – Елисаветполь, в 1918 г. – Гянджа, в 1935 г. – Кировабад, лишь в 1989 г. вновь обретя историческое название – Гянджа.  Гянджинское ханство, перейдя в состав России, перестало существовать, хотя 26-го июля 1826 г. сыну Джавад хана – Угурлу хану удалось взять Гянджу и восстановить на короткий срок ханство.

После установления советской власти в Азербайджане многие Каджары, опасаясь преследования, были вынуждены сменить свою известную царскую фамилию на более неприметные.

По воле злой судьбы потомки Джавад хана оказались разбросанными по многим городам Азербайджа, Турции, Ирана, России, Европы и Америки. После соединения Гянджинского ханства к России многие потомки хана приняли фамилию Зиятхановых.

По материалам журнала “Азербайджан в мире”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.