Рождение классики: бурное развитие азербайджанской детской литературы в XIX в.


З.Халил

Фундамент азербайджанской детской литературы по-настоящему начинает закладываться в XIX веке. Одним из его строителей был знаменитый историк, географ, профессиональный военный, поэт Аббас Кули-ага Бакиханов (1794—1847).

Сочинения Бакиханова «Улучшение нравов» и «Китаби-Насихят» («Книга наставлений») содержат более ста рассуждений на темы семейного, в основном нравственного, воспитания. Бакиханов учит детей уважать старших, любить родителей и повиноваться им, не болтать попусту, не хвастать, быть доброжелательным к окружающим.

В духе восточной традиции Бакиханов выражал свои педагогические идеи с помощью притч, поучительных историй в стихах и прозе.

В стихотворении «Несбывшаяся надежда» он рассказывает о садовнике, который вырастил прекрасные яблоки и, надеясь на щедрое вознаграждение, понес их в дар шаху. Шах, в спешке выезжающий из дворца, распоряжается задержать садовника до его возвращения. Садовника бросают в темницу и забывают о нем. Вернувшийся спустя много дней шах узнает, наконец, зачем шел к нему садовник. Испытывая угрызения совести, он предлагает садовнику взять из шахской сокровищницы что тот пожелает. Садовник берет топор и Коран. Вернувшись домой, он топором срубает яблоню и клянется Кораном, что никогда больше не станет служить шахам.

Аллегорические произведения традиционны для азербайджанской литературы. Однако до Бакиханова она практически не знала жанра басни. Бакиханов, переведший на азербайджанский язык басню И.А.Крылова «Осел и Соловей», по существу, слил восточную аллегорию, в которой животные олицетворяют взаимоотношения людей, с новейшими достижениями европейских баснописцев. Его перу принадлежат первые оригинальные азербайджанские басни — «Лиса и Овца», «Волк и Улитка», «Неуместная гордость» и др.

Дальнейшее развитие азербайджанская басня получила в творчестве современника Бакиханова Касым-бека Закира (1784—1857).

Критик и литературовед Фиридунбек Кочарли (1863—1920) писал в 1911 году одному из создателей азербайджанской литературы для детей Абдулле Шаигу: «…К.Закир написал в стихах несколько прекрасных и забавных произведений. Эти басни неплохи, и содержание их взято из нашего быта. Недостаток лишь в том, что в некоторых местах покойный Закир употребляет труднопонимаемые выражения, которые вполне можно было бы заменить тюркскими словами… Вместе с тем в написанных Закиром баснях есть много сказанных уместно поговорок, пословиц, чисто тюркских выражений, каждое из которых с точки зрения их художественной ценности — червонное золото.»

Следуя привнесенной Бакихановым крыловской традиции, Закир стремится к реалистическому воссозданию басенного сюжета. В басне «Черепаха, Ворона, Мышь и Газель» умные и дружные звери в трудную минуту помогают друг другу, обманывая Охотника и спасая попавшую в сеть Газель. В басне «Верблюд и Осел» поэт высмеивает хвастовство, в басне «Лиса и Волк» — жадность, в басне «Змея, Верблюд и Черепаха» гневно осуждает предательство, а басней «Волк, Шакал и Лев» восстает против культа кулака, господства сильных над слабыми.

Интересна басня «Лиса и Лев». В ней звери объединяются против властного, жадного и жестокого Льва и побеждают его. Лиса в этой басне — воплощение общественной мудрости. Она, вопреки распространенной фольклорной традиции, изображается не просто хитрой, а умной, рассудительной, действующей не из корыстных побуждений, а с желанием восстановить справедливость, помочь слабым и обиженным, наказать злых.

Сюжеты басен Закир нередко берет из народных сказок. Заключающая басню «мораль» — это народные пословицы и поговорки. Нередко, пользуясь народным образцом, поэт сам создает отточенный афоризм, завершающий басню. Для басен Закира характерен народный взгляд на жизнь. Стрелы убийственной сатиры он обращает против омрачающего жизнь зла. Юмор служит ему для того, чтобы поднимать духовные силы человека, укреплять веру в торжество добра.

Басни Закира сыграли существенную роль в становлении азербайджанской детской литературы. Они сразу были приняты детьми, изучались в школах. По ним дети овладевали богатствами родного языка, получали первые сведения о мире природы и человеческих отношений, о характере социальных противоречий.

Огромное влияние на развитие педагогической мысли в Азербайджане, а через нее и на формирование азербайджанской литературы для детей и юношества оказала общественно-просветительская и литературная деятельность Мирзы Фатали Ахундова (1812—1878). Революционный демократ по убеждениям, Ахундов смело и последовательно утверждал в азербайджанской литературе реализм.

Он говорил: «Когда пора детства человечества проходит, наставления и проповеди не годятся». Ахундов считал, что настало время освободить литературу от абстрактной и иносказательной назидательности и говорить с народом конкретно, прямо и ясно, чтобы мысль писателя была понятна каждому.

Ахундов заложил основы театра и театральной драматургии не только в Азербайджане, а на всем Ближнем Востоке. Из всех родов и жанров литературы Ахундов выбрал театр не случайно. В стране, где подавляющая масса народа была неграмотной, именно театр оказывался самым демократическим способом обращения к поистине массовой, народной аудитории.

Могучее влияние философских, политических, педагогических воззрений М.Ф.Ахундова, – его эстетики реализма, его художественного языка испытали на себе все сколько-нибудь значительные азербайджанские писатели конца XIX — начала XX века, в том числе, конечно, и те, с именами которых связано создание азербайджанской детской литературы: Н.Б.Везиров, С.М.Ганизаде, С.А.Ширвани, Ф.Кочарли, М.А.Сабир, А.Шаиг, А.Сиххат, А.Ахвердиев. Не будучи исключительно детскими, эти писатели своими произведениями для детей и юношества доказали общественную необходимость выделения детской литературы в самостоятельную область словесного творчества.

Наджаф бек Везиров

Наджафбек Везиров (1854—1926), драматург-бытописатель, которого называли «мусульманским Островским», написал в 1875 году одноактную пьесу «Одна из форм домашнего воспитания». Это комедия, юные персонажи которой — Расул и Сафтаргулу — отличаются необыкновенной ленью, разболтанностью, непослушанием. По ходу пьесы выясняется, что нежелание ребят учиться вызвано сугубо корыстными побуждениями, которые вкладывает в их обучение отец. Расул и Сафтаргулу не хотят одолевать школьную науку только ради того, чтобы стать богатыми. Но иных, высоких, целей в учебе они не знают. Перед ними никто их не ставит. «Одна из форм домашнего воспитания» была первой детской пьесой в азербайджанской драматургии.

Сеид Азим Ширвани (1835—1888) обогатил азербайджанскую литературу для детей стихотворениями, стихотворными сказками, рядом прозаических произведений. Будучи педагогом и ежедневно общаясь с детьми в течение многих лет, Ширвани великолепно знал психологию своих юных героев и читателей. Неразрывную связь с устным народным творчеством обнаруживают такие произведения писателя, как басни «Поминки по собаке», «Хан и Дехканин», стихотворный «Дастан о мышке и кошке», который в какой-то мере пародирует традиционную форму героического дастана.

Поэт, например, так описывает героя этого произведения — кошку: глаза у нее желтые, как янтарь; шкура белоснежная; шея, как у пеликана; когти острые, словно рыболовные крючки; усы похожи на штопор; хвост подобен змее, а каждый зуб — будто ядовитое жало. И дальнейшие действия кошки рисуются, как приключения и подвиги дастанного героя.

Басни Сеида Азима Ширвани значительно лаконичнее басен Закира. В них нет разветвленного сюжета. «Петух и Шакал», «О том, как шли по дороге Верблюд и Осел», «Гусь и Журавль» представляют мгновенную юмористическую зарисовку какой-то сценки, кончающуюся поучительным басенным выводом.

Мы уже говорили, что Сеид Азим Ширвани был певцом дружбы русского и азербайджанского народов. В своих баснях он утверждал, что только там может быть счастье, где есть дружба. В басне «Лев и два вола» он рассказывает, как волы мирно жили в лесу, не опасаясь врагов, потому что вдвоем могли противостоять даже самым страшным зверям. Но однажды льву удалось их поссорить, и поодиночке он задрал обоих.

Сеид Азим Ширвани

Баснями «Осел и Осы», «Медведь и Мышь», «Мышка и Кошка», «Ответ Собаки Кошке», «Верблюд и его детеныш» поэт воспитывает в читателях прямоту, справедливость, верность друзьям, находчивость, честность, умение не теряться перед опасностью.

Подобно тому, как не предназначавшиеся для детей пушкинские сказки с первых дней своего появления сделались любимым чтением русских ребят, были «присвоены» азербайджанскими детьми и «взрослые» сатиры Сеида Азима Ширвани. Они написаны замечательным, народным языком, остроумны, смешны, сюжетно увлекательны. В них явственно ощутимо влияние народного анекдота.

Хотя объектами изображения в сатирах Сеида Азима являются обычно священнослужители, судьи-кази и другие эксплуататоры, в их поведении и характерах как в зеркале отражается бедственное положение невежественного, забитого народа. Но бывает и так, что поэт прямо пишет об обманутых, темных соотечественниках, и его смех над ними — это горький смех сквозь слезы. Такова сатира «Взятка аллаху». Измученные засухой крестьяне собирают последние гроши, чтобы дать взятку аллаху. Они передают деньги охотившемуся в их краях чиновнику, который обещает доставить взятку по назначению. На следующий день разразился ливень. Он был такой сильный, что окончательно погубил урожай. И крестьяне думают, что виноваты во всем сами, ибо дали аллаху слишком много денег, и он послал слишком много дождя.

Появление специальной детской литературы в Азербайджане было обусловлено объективными и субъективными факторами. Объективными условиями отпочкования детской литературы от общей явились увеличение числа общеобразовательных школ, распространение грамотности, необходимость обеспечить эти школы учебниками и пособиями для чтения, развитие прогрессивных педагогических идей, постепенное накопление в литературе удачных детских произведений, созданных писателями реалистического направления.

Вместе с тем для возникновения особой литературы для детей и юношества в конце XIX — начале XX века созрели и субъективные предпосылки. Передовые азербайджанские писатели все более глубоко осознавали значение заботы о подрастающем поколении. Их мечты о служении народу, о труде на благо завтрашних поколений естественно трансформировались в произведениях, адресованных детям и юношеству.

Приход в детскую литературу знающих, талантливых людей особенно усилился после открытия в конце 70-х годов прошлого века при Горийской учительской семинарии азербайджанского отделения. Учительская семинария в небольшом грузинском городке Гори по своему значению в культурной жизни дореволюционного Закавказья играла роль университета для народов обширного кавказского региона, не только грузин, азербайджанцев, но и многочисленных горских племен. Ведь она была в ту пору единственным на Кавказе учебным заведением подобного типа.

Преподаватели семинарии сами создавали учебники и книги для чтения на родном языке: «Язык родины», «Детский сад», «Турецкие песни», «Детский родник», «Родная речь», «Второй год» и десятки других. А большинство окончивших семинарию юных азербайджанцев впоследствии стали писателями, создавшими лучшие произведения национальной детской литературы.

Абдулла Шаиг писал впоследствии: «Для овладения педагогикой, для правильного направления и воспитания художественного вкуса детей наши учителя и писатели сами приобщались к мировой науке и литературе, особенно как к наиболее близкой — русской литературе».

В новых учебниках и хрестоматиях переводы занимали значительное место. Вот почему с конца XIX века небывало активизируется переводческая деятельность. Поэт Аббас Сиххат, с легкой руки А.Шаига, даже удостаивается титула «второго Жуковского», благодаря многочисленным и весьма удачным переводам басен И.А. Крылова, стихотворений А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, И. С. Никитина. Сам Шаиг переводил басни Крылова и сказки Пушкина, стихи Лермонтова и Кольцова, прозу Тургенева, Толстого, Чехова, Горького, Куприна.

Из русских писателей особенно много переводился Л.Толстой. Для детей были изданы на азербайджанском языке «Кавказский пленник», отрывки из повести «Детство», многие рассказы, сказки, басни из его «Азбуки» и «Новой Азбуки». В одном только журнале «Мектеб» («Школа») было опубликовано более сорока толстовских текстов для детей. Переводчики Л.Толстого писатель-педагог Г.Аббасзаде и его ученик Али Касымов были у великого писателя в Ясной Поляне, долго беседовали с ним и получили от него в дар на память о встрече роман «Война и мир».

Закономерно, что одновременно с вниманием к иноязычным литературам для детей рос в Азербайджане и интерес к национальному фольклору. Как писал Султан Меджид Ганизаде (1863—1938): «…Поняв полезность народных сказок в деле обучения и воспитания, я очень желаю, чтобы, по крайней мере, некоторые из них были обработаны литературно.»

В 1893 г. он выпустил созданную на базе фольклора сказку «Лис и Чагчаг-бек», в которой воплотил свои творческие принципы. Главнейший из них — обеспечивая произведению полную современность художественной формы и звучания, сохранить при этом и донести до читателя все идейно-нравствениое богатство и поэтическую прелесть народной сказки, положенной в его основу.

В сказке Ганизаде говорится о том, как мельник Чагчаг-бек, благодаря услугам мудрого и преданного ему Лиса женится на дочери падишаха, становится обладателем несметных богатств. Но Чагчаг-бек, он же Халил, неблагодарен и недобр. Сочтя Лиса умершим, он приказывает выбросить его в поле. Однако Лис оживает. И вновь помогает предавшему его человеку: мирит Халила с женой. Писатель, таким образом, осуждая неблагодарность и измену, превыше всех добродетелей ставит постоянство и верность в дружбе. Он отрицает какую бы то ни было мстительность, даже если для этого имеются веские причины.

Пересказанные и обработанные для детей сказки и дастаны, переводы и оригинальные стихи, басни, рассказы, повести для детей составили содержание таких популярных в начале XX века книг для чтения в начальной школе, как «Басиратуль атфал» Р.Эфендиева, «Турецкая азбука» М.Махмудбекова, «Новая школа» А.Сиххата и М. Махмудбекова, «Детские очки» и «Гюльзар» А.Шаига.

Были и сборники, целиком составленные из фольклорных произведений. Так книга Ф.Кочарли «Подарок детям» представляла адресованное дошкольникам собрание песенок, сказочек, считалок, скороговорок, загадок и других малых форм.

Напуганное революцией 1905 года, царское правительство сделало некоторые послабления народам национальных окраин. Прогрессивные круги азербайджанской интеллигенции не замедлили ими воспользоваться. Для детей стали выходить специальные журналы — «Мектеб» («Школа»), «Рехбер» («Ведущий»), «Дебистан» («Начальная школа»). Их появление дало новый толчок развитию детской и юношеской литературы.

Для передовых людей того времени любая деятельность, связанная с детской литературой, была подлинным гражданским актом. Создание многочисленных детских журналов, учебников литературы и родной речи основополагающей задачей своей имело и развитие детской литературы, превращение ее в самостоятельную, равноправную область литературного творчества.

В эпоху, когда идеалы демократического просветительства стали главным нервом общественной жизни, думать о будущем, о грядущем народа и нации значило развивать у детей чуткое эстетическое восприятие действительности, как можно шире распространять грамоту — создавать у подрастающего поколения предпосылки для формирования прогрессивных общественно-политических взглядов.

Эту благородную задачу взяли на себя Мирза Алекпер Сабир Таир-заде, Аббас Сиххат Мехтизаде, Абдулла Шаиг, Сулейман Сани Ахундов, Рашид Бек Эфендиев и некоторые другие писатели, их современники, которые смотрели на детскую литературу как на серьезное, исторической важности общественное служение, требующее полной отдачи сил, способностей, знаний, таланта.

По книге автора “Детская литература Азербайджана”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.