Салех Годжаев: легендарный изобретатель и ученый, ректор АзИИ


О.БУЛАНОВА

Как известно, во время Второй Мировой войны азербайджанские ученые внесли огромный клад в победу своим трудовым героизмом, многочисленными открытиями и изобретениями в мирной отрасли и военной оборонной промышленности. Одним из таких ученых был Салех Балай оглу Годжаев (1899-1984), уроженец одного из красивейших мест Азербайджана – села Илису Гахского района, ректор АзИНефтеХим, один из ярких умов ХХ века.

Все, работавшие с видным ученым, знали, что Салех Годжаев работал на ответственных постах. Некоторые даже представляли его как аппаратчика, государственного чиновника, партийного функционера. На самом же деле это был творческий человек, прекрасный ученый, ярчайший талант, замечательный изобретатель, человек титанического труда, стоявший неизмеримо выше любых наград и премий.

Никто не мог бы заставить его изменить своим принципам, свернуть с избранного пути, пойти на компромисс с совестью. Руководствуясь своими твердыми принципами, Салех Годжаев неуклонно продвигался к поставленной цели.

Его племянник, учившийся в Азербайджанском Индустриальном институте (будущий Азербайджанский государственный университет нефти и промышленности) с 1946 г., ректором которого был в то время Салех Годжаев, вспоминает, как однажды пришел к дяде за помощью – из-за задолженности по высшей математике ему светила перспектива лишиться стипендии: «Дядя, изменившись в лице, сказал, глядя мне прямо в глаза: «Запомни: никогда не обращайся ко мне в связи с экзаменами. Будь добр готовиться как следует и докажи всем, что ты не слабак. Всегда высоко неси честь и достоинство своей семьи!» Его слова ударили меня как дубинка, и после того разговора вплоть до окончания учебы ни одного прокола у меня больше не было, институт я окончил с хорошими оценками».

Известный писатель Манаф Сулейманов рассказывал, что Салех Годжаев был чрезвычайно серьезным человеком, не любившим шуток и неуместных слов, не устававшим творить добро. Тысячи его студентов, которым он помог устроиться в жизни, трудились потом в разных странах, добрым словом поминая своего наставника.

«Мой отец прожил жизнь, подобную жизни моря с его просторами и волнениями, – сказал о Салехе Годжаеве его дочь Шаргия. – Повсюду нес людям чистоту, свет, любовь, а главное – надежду».

По воспоминаниям племянника, Салех Годжаев всегда держал себя в форме, не пил и не курил. Был человеком высокого роста, с решительной походкой и пронзительным взглядом. Никогда не обращался к врачам. Говорил очень ясно, кратко, тихо, никогда не пускался в лишние разговоры и громко не смеялся.

Не только врожденная скромность мешала Салеху Годжаеву распространяться о себе. Дело было в грифе «Совершенно секретно»: изобретения ученого еще с 30-х гг. приносили в бюджет СССР, а позже продолжали приносить в бюджет независимого Азербайджана миллионы долларов. Но об этом практически никто не знал.

Его трудовой путь начался рано. В 1918 г. Салех Годжаев был одним из организаторов Союза Молодежи Азербайджана, был заместителем председателя Балакянского районного отделения Союза молодежи. В 1920 г. в Закаталах был председателем Революционного Комитета.

В 20-х гг. положение в Закаталах было тяжелейшее – голод, нищета, безработица. Активистов обыкновенно приглашали не только на заседания ЦК КП(б) Азербайджанской ССР, но и Закавказской федерации (федерация Азербайджанской Социалистической Советской Республики, Социалистической Советской Республики Армения и Социалистической Советской Республики Грузия, существовавшая с 12 марта 1922 г. по 5 декабря 1936 г., одна из республик-учредителей СССР).

На одном из заседаний после отчета исполнительного секретаря Закфедерации Серго Орджоникидзе Салех Годжаев отметил, что в Закаталах и соседних районах производится немалое количество орехов и табака, люди с большим трудом вручную очищают орехи, просушивают табак и вывозят их на продажу в другие города, и было бы целесообразно построить там орехоочистительный завод и табачную фабрику. Там можно будет организовать механизированную обработку принимаемых от населения орехов и табака, что позволит открыть рабочие места.

Серго Орджоникидзе одобрил предложение и вскоре направил в Закаталы специалистов, которые составили проекты не только орехоочистительного завода и табачной фабрики, но и металлического моста через реку Талу. В короткие сроки удалось завершить строительство всех трех объектов. Кроме того, на равнине Талы был заложен парк отдыха, реконструирована центральная площадь города Закаталы. Было открыто множество рабочих мест. Вскоре началось серийное производство очищенного ореха, ореховой халвы, сигарет «Наргиз». Для того времени это было большим достижением.

В 1925 г. Салех Годжаев окончил рабфак, затем поступил на технологический факультет Азербайджанского индустриального института, одновременно работал слесарем на заводе им. С.Буденного, чрез некоторое время по партийной линии был отправлен в районы и только после 1928 г. смог продолжить обучение. В 1932 г. он получил диплом инженера по машиностроению.

В дальнейшем Салех Годжаев занимал самые ответственные посты на партийно-хозяйственной работе: был представителем Народного комиссариата тяжелой промышленности, инженером сборочного цеха завода им. Шмидта, первым секретарем Шамкирского и Закатальского районов, начальником трестов «Кировнефть» и «Азнефтемаш», министром транспорта АзССР, начальником Азернефтькомбината и первым заместителем Председателя Совета Министров Азербайджанской ССР.

Несмотря на такую загруженность, Годжаев постоянно занимался изобретательством. Автором ряда ценных изобретений он стал еще в 30-е гг. О своей работе, этот уникальный человек распространяться не любил, лишь однажды – по воспоминаниям племянника, Салех Годжаев, находясь в хорошем расположении духа, стал подробно расспрашивать его о принципе работы автомобильного двигателя и пояснил, что готовит предложение, которое поможет на 50 процентов сэкономить расход горючего и снизить загрязнение воздуха.

В ответ племянник заговорил о большой прибыли, которую получит государство в случае успешного разрешения этого проекта, но Салех Годжаев его прервал: «Главное – здоровье человека. Случалось ли тебе смотреть летом на город с Нагорного парка? Весь он окутан дымом и напоминает старца, который, лежа навзничь, тяжело дышит». Затем достал толстый журнал и показал в нем племяннику статью с иллюстрациями о своем изобретении – приспособлении для регулировании бурового инструмента, и сказал: «Авторское свидетельство на этот станок – у меня, но применяется он в США. Сколько раз я писал Косыгину, что это изобретение принадлежит СССР, а точнее – мне, почему не требуете у американцев патент? Слышал, что после указания Косыгина между СССР и США началась переписка, и спор был улажен».

Это было далеко не единственное изобретение Годжаева. Приказом №1130 Народного комиссара тяжелой промышленности СССР Л.Кагановича от 11 октября 1938 г. с грифом «совершенно секретно» предписывалось срочно создать условия для испытания еще одного изобретения Салеха Годжаева, ставшего в то время событием, и ежедневно сообщать о ходе работы. Следующее изобретение было включено в общесоюзный опрос-каталог «Машиноэкспорт».

Накануне Великой Отечественной войны Салеха Годжаева освободили от должности заместителя Председателя Совета министров АзССР. Началось с того, что в апреле 1941 г. поздней ночью ему позвонил помощник Багирова и попросил срочно приехать в Центральный Комитет – к «первому». Машина уже у подъезда.

Его встретили сам «первый» – Мир Джафар Багиров, и Теймур Кулиев: в то время было принято работать по ночам. Без всяких объяснений и предисловий Годжаеву объявили, что он назначается министром внутренних дел.

Возражения, что он работник технической сферы, не юрист и ничего не смыслит в работе данного министерства, не принимались: партийные бонзы сказали, что у Годжаева будут юристы-заместители, а он будет осуществлять лишь общее руководство. Согласие Сталина уже получено.

Годжаев ответил, что не может работать под диктовку заместителей, даже тех, которых он сам выберет – как и было предложено, не может трудиться в области, которой не знает. В ответ услышал раздраженное: «Хорошо, можете идти». А утром не дождался у подъезда служебного автомобиля и узнал, что освобожден от должности заместителя Председателя Совета министров. Об это написала даже газета «Коммунист». Правда, причина увольнения указана не была.

Семья, конечно, была перепугана, ожидали самого худшего, но вскоре выяснилось, что гроза пролетела мимо: примерно через полтора месяца Салеха Годжаева снова вызвал Багиров и, напомнив ему его фразу, что он технический работник, назначил на должность ректора Индустриального института. На этой должности Салех Годжаев проработал практически двадцать лет – до 1960 г.

Тот период его жизни вспоминали многие и единогласно сходились в оценке: более кристально честного человека надо было еще поискать. Годжаев терпеть не мог льстецов, превыше всего ставил порядок и дисциплину. Помимо удивительной честности и бескорыстности, ректора крупнейшего и известнейшего вуза республики характеризовали также и как человека бескомпромиссного, непоколебимого, чистосердечного, приверженного справедливости. Если он кого-то увольнял, тех людей никто даже не брался восстанавливать на работе – все знали, что Годжаев просто так никого не уволит.

Очень хорошо Годжаева характеризует тот факт, что крупную сумму денег – 200 тысяч рублей, полученную в качестве гонорара за изобретение, он до последней копейки перечислил в фонд помощи фронту. За другое изобретение он был удостоен ордена.

В общей же сложности Салех Годжаев имел множеством наград: медали, орден Красного знамени, орден Красной звезды, был четырехкратным кавалером ордена Трудового Красного знамени.

В 1949 г. он стал кандидатом технических наук, хотя совершенно к этому не стремился. Однако ему дали понять, что на его должности просто нельзя не иметь этого звания. Писать докторскую диссертацию, хотя материала было предостаточно, у него просто не было времени. А ведь в технической лаборатории Годжаева составлялись проекты нефтебурового оборудования, испытывались и совершенствовались приборы и оборудование для скважин.

В годы Второй мировой войны Салех Годжаев немало сделал и в области создания современных и мощных видов вооружения. Например, им были сконструированы автомат-пулемет и автомат-миномет, создающие путем метания сотен мин в минуту обширное поле огня и крайне эффективные в уничтожении живой силы врага. Оба эти вида оружия успешно прошли испытания при участии военных специалистов, и Годжаев получил на них авторские свидетельства. Материалы этих изобретений были отданы на хранение с грифом «совершенно секретно» в Москву.

К сожалению, информации об Годжаеве в русскоязычном интернете практически нет. Есть только отдельные статьи в СМИ, например, статья с очень правильным названием – «Жизнь высокой пробы». Да и на азербайджаноязычных ресурсах можно найти лишь несколько куцых строчек в паре энциклопедий. А ведь еще в 1959 г. его сделал героем своего рассказа «Мозоль» известный азербайджанский писатель Мехти Гусейн. Герой, как и сам Салех Годжаев, видел цель жизни в служении своему народу, являлся образцом для нынешней молодежи, для каждого, любящего свой народ и думающего о его судьбе. «Почему мы не способны оглядываться на прошлое? Почему так забывчивы в отношении к своим незаурядным соотечественникам?» – написал в своей статье о Салехе Годжаеве Зульфугар Шахсевенли.

Использованы материалы Зульфугара Шахсевенли, статья в газете «Гюнай», воспоминания дочери и племянника Салеха Годжаева

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.