Монетная чеканка и денежное обращение Азербайджана VII-IX вв.

А.Раджабли

Появление в середине VII века под знаменем ислама новой мировой империи – Арабского халифата коренным образом изменило структуру формировавшихся веками политических, социально-экономических и культурных институтов стран Среднего и Переднего Востока, подвластных двум постоянно соперничавшим за гегемонию в регионе державам – Византийской империи и «упорядоченной монархии Сасанидов» (Ф.Энгельс) Ирана.

Южная часть исторического Азербайджана – сасанидский Атурпатакан после Нихавендского сражения (642 г.) вошел в состав халифата, получив новую арабскую транскрипцию названия – Азербайджан.

Что касается северной части Большого Азербайджана – классической Кавказской Албании, или Аррана, то ее завоевание арабами продолжалось несколько десятилетий, и несмотря на отчаянные попытки энергичного албанского князя Джаваншира (638-680) восстановить албанскую государственность, лавируя между Арабским халифатом, Хазарским каганатом и Византией, завершилось к концу VII века, и Албания, как и Атурпатакан, была включена в состав исламского Дар ал-Мулька (исламского государства).

Нетрудно представить состояние денежного хозяйства и уровень товарно-денежных отношений второй половины VII века и начала VIII века – смутного периода в истории Азербайджана, в особенности Албании – Арана, которая вследствие бесконечных военных стычек на ее территории, опустошительных набегов хазар была совершенно разорена.

До арабской экспансии Азербайджан благодаря своим природным ресурсам, благоприятному климату и коммуникационным возможностям переживал ощутимый подъем производительных сил, считался одной из богатейших стран, о чем красноречиво свидетельствуют многочисленные клады сасанидских монет – серебряных драхм найденные на территории Азербайджана.

Согласно данным основоположника азербайджанской нумизматики проф. Е.А. Пахомова, здесь было обнаружено около 30 более или менее крупных монетных кладов и десятки единичных находок сасанидских (а также римских и византийских) монет, представляющих продукцию более чем ста монетных дворов городов Ирана.

Значительную часть этих находок составляли монеты, выпущенные в монетных дворах азербайджанских городов. Эти города были священными очагами ортодоксального зороастризма (Ганзак, Шиз) и Ардабиль – стольный город Атурпатаканского кустака Сасанидов, монеты которого обозначались монограммой АТ Атурпатакан, а также крупные торговоэкономические и религиозно-культурные центры Албании – Партав (Барда), Аран (Байлаган), Гилан, Нахчыван, Богуван (Баку), Дербенд.

Большинство кладов было найдено вдоль водных и наземных транспортных магистралей, по которым осуществлялись внешнеторговые связи Азербайджана. Известно, что Азербайджан занимал одно из ключевых мест на Великом шелковом пути.

Сасаниды. Хосрой I
(479-531). Атурпатакан.
Сасаниды. Буран (630-631). Нахчыван, драхма.
Омейадский дирхем,
Аран (89=709 г.)

Ситуация на денежном рынке Азербайджана, как и всего Переднего Востока изменилась после арабо-сасанидских войн и образования Арабского халифата. Однако нельзя сказать, что смена многовекового владычества Сасанидов в Азербайджане арабами привела к тотальной ломке существовавших к тому времени социально-экономических устоев, в том числе денежномонетной системы.

Халифат находился еще на этапе становления, ему предстояло преодолеть внутренний кризис 50-х годов VII века, прежде чем приступить к формированию арабо-мусульманской теократии. Существенные изменения произошли позднее, при Омейадах. Упадок хозяйственной жизни и расстройство денежного обращения в период арабских завоеваний своеобразно отразились на составе денежного обращения Азербайджана второй половины VII века.

Дело в том, что ни сасанидский Атурпатакан, ни албанские Михраниды, не располагавшие монетной регалией (правом чеканки монеты), не имели своей государственной монеты, халифат же долгое время воздерживался от чеканки собственной монеты. С одной стороны, в обращении находилась еще масса монет – сасанидские серебряные драхмы, византийские золотые солиды и другие монетные группы завоеванных стран.

К тому же длительный опыт общения с монетой (пусть и не своей), приобретенной в международной транзитной торговле между Магрибом и Машриком, подсказывал новым хозяевам огромного региона избегать резкой ломки основ устоявшихся столетиями денежно-монетных систем на завоеванных территориях – требовалась определенная подготовка, адаптация населения к новым условиям.

Постепенно сасанидские и византийские монеты приспосабливались к новым социально-идеологическим и финансово-экономическим требованиям путем нанесения (при повторном чекане) коранических фраз, пропагандирующих догмы ислама. Так появились своеобразные арабо-пехлевийские, арабо-византийские и более мелкие группы «гибридных монет». Выпуском этих монет ведали наместники, но эмиссии были невелики. Этими, а также сохранившимися в ходу иранскими серебряными монетами отчасти обеспечивалось пассивное в целом денежное обращение Азербайджана второй половины VII века.

Подготовка к выпуску новых монет в халифате была завершена к концу VII века. В 696 г. при пятом омейадском халифе, известном реформаторе Абд ал-Малике (685-705) были отчеканены общегосударственные унифицированные монеты из всех трех монетных металлов золотые динары весом в один мискаль (4,26 г), серебряные дирхемы (2,98 г) и медные фельсы (2-3 г).

Новые монеты отличались безупречной выделкой и каллиграфическим изяществом надписей. Но облик монет радикально изменился. Монетная регалия (поарабски «сикка» монета, монетное право) и «хутба» (упоминание имени правителя с благопожеланием во время пятничных намазов в соборной мечети) были сильно конфессионализированы.

По негласному ригоризму на изображения живых существ, установленному при Омейадах и приписываемому Мухаммаду (согласно одному из хадисов, Пророк запретил изображения живых существ, ссылаясь на то, что создателем всего живого является Аллах, а те, которые изображают живые существа, в судный день не смогут их оживить и попадут в ад), монеты стали чеканиться анонимно – с них исчезли не только имена коронованных особ, но и всякие изображения, которые во всех домусульманских государствах составляли важный элемент монетной типологии. Их место заняли надписи.

Омейадский дирхем, чек. Азербайджан (105=724 г.)

В качестве основного типа лицевой стороны монет был избран ранний исламский символ веры – «Нет божества, кроме Аллаха. Он един, нет Ему сотоварища». На оборотной стороне выбивалась 112-я сура – «Аллах един, Аллах вечен, не родил, не рожден и нет Ему равного никого», вокруг – «Мухаммад посланник Аллаха…».

Серебряные и медные монеты чеканились во многих городах: только на востоке империи их было больше 150. Золотые монеты – динары чеканили сначала в Дамаске – столице Омейадов, затем на окраинах Халифата – Африкийе, Мысре (Египте), Аране. Одной из первых среди завоеванных областей, где стали чеканиться монеты халифата, стал Азербайджан – как южный (собственно Азербайджан), так и северный, т.е. Албания (Аран). Как видно из дошедших до нашего времени редких пореформенных монет, эти монеты обозначались не именем города, где они чеканились, а именем области, где находился данный город – монетный двор.

Так, самая ранняя отчеканенная в Аране монета – серебряный омейадский дирхем, датирован 89=709 годом, а подобный же дирхем, чеканенный в Азербайджане 105=724 годом. Кроме Арана и Азербайджана, монеты на территории Азербайджана чеканились также под названием «Ирминиййе» так назывался в соответствии с ранним административно-географическим делением халифата Южный Кавказ, который, в свою очередь, был разделен на 4 «Ирминиййе».

Столицей наместника этой провинции служил военно-стратегический и хозяйственно-культурный центр Арана Партав, или по арабской транскрипции Барда. Монетный двор Барды работал больше и дольше всех – в течение VIII-X вв. Здесь чеканились не только общегосударственные серебряные дирхемы и медные фельсы наместников халифа, но и золотые динары. Помимо региональных монетных дворов Азербайджана, халифатский чекан производился в городах ал-Бабе (Дербенд), ал-Йазидиййе (Шамахы), Балх ал-Байде и Арз ал-Хазаре (в округе Дербенда), а также в аранских городах Джанзе (Гянджа), Барде и ал-Мутаваккилиййе (Шамкире).

Нужно заметить, что подавляющее большинство назначавшихся халифами наместников провинций – вилайетов занимали этот пост очень недолго и спорадически выпускали монеты. Лишь немногим из них удавалось держаться у власти дольше и создать свое «фамильно-семейное» правление. Одним из таких наместников Азербайджана были отец и сын Йазид бин Усайд ас-Сулами и Халид бин Йазид

Отец Йазида Усайд бин Зафир был эмиром ал-Баба (Дербенда). Йазид еще в 135=753/4 гг. был назначен халифом ал-Мансуром (754-775) наместником Арана, и согласно письменным источникам, им был восстановлен на новом месте город Шамахы, названный в его честь ал-Йазидиййа. Известны медные фельсы, отчеканенные от его имени в ал-Йазидиййе, Барде, ал-Бабе. Известен медный фельс от имени Йазида (чеканен в 163=780 г. в Барде), а фельс его сына Халида в Аране (в 177=794 г.).

Другое, более представительное «фамильное» наместничество связано с именами Хазима бин Хузаймы, Хузаймы бин Хазима и Башра бин Хузаймы – наместников Арана и Ирминийи. Сохранились серебряные дирхемы и медные фельсы, чеканенные от их имени в промежутке времени 170=785 – 191=807 гг.

Заслуживает особого внимания золотой динар халифа Харуна ар-Рашида (786-809), чеканенный в Аране в 170=786 г. Хузаймой. Данная монета, представляющая собою нумизматическую редкость, опровергает существующее негласное мнение об отсутствии в Азербайджане халифатского чекана. Она является неоспоримым доказательством высокого экономического потенциала и важного геополитического значения Арана, свидетельствуя о начале нового периода – периода господства монеты в денежном обращении Азербайджана.

Аббасидский золотой динар, чеканенный в Аране
в 170=786 г.
Саджиды. Дайсам (341=934-954), Азербайджан,
дирхем

Это был период, когда в Арабском халифате закладывалась материальная база будущего социально-экономического и культурного феномена «мусульманского ренессанса» (А.Мец) ближневосточных стран, включая и Азербайджан. Вслед за распадом величайшей в мировой истории теократической империи на две части – Омейадский (Андалусский) и Аббасидский (восточный) халифаты, религиозно-политический сепаратизм на окраинах империи по прецеденту алидских государств Магриба (Идрисидов, Фатимидов) и Машрика (Алидов, Тахиридов) положил начало появлению целого ряда независимых и полунезависимых государств, управляемых собственными династиями. Этот процесс не обошел стороной Азербайджан.

Одним из первых зачинателей этого процесса в Аббасидском халифате стали Мазйадиды, основавшие несколько позже династию в Ширване. В отличие от многих эфемерных государственных образований рассматриваемой эпохи, государство Ширваншахов оказалось весьма долговечным, просуществовав около восьмисот лет.

Основоположник династии Йазид бин Мазйад аш-Шайбани, предводитель арабского племени Рабиа, был назначен халифом Харуном ар-Рашидом наместником Азербайджана и Ирминиййи. Известны серебряные дирхемы, чеканенные Йазидом в 183-185=799-801 г. в Аране. После внезапной его смерти в 801 г. наместниками Арана, Ширвана и Ирминиййи назначались последовательно его брат Ахмад, сыновья Асад, Мухаммад и Халид. Последняя монета Халида датирована 217=832 г.

Сын и преемник Халида Хайсам, согласно письменным источникам, в 861 году принял титул «ширваншах». Но монет, чеканенных ни от его, ни других ширваншахов имени в течении более чем ста лет, обнаружен не было.

Трудно представить, что за это время никто из них не прибегал к такому престижному государственному акту, как выпуск собственных монет. Видимо, сказались последствия пресловутого серебряного кризиса в денежном товарообороте ближневосточных стран, наступившего в конце Х в.

По материалам журнала IRS Наследие. Еще материалы по нумизматике смотрите в разделе нашей библиотеки