Хошбахт Юсифзаде о Сабите Оруджеве: Он дорожил именем бакинского нефтяника


Сабит Оруджев (1912-1981) — советский государственный деятель. Бакинец Оруджев был Министром газовой промышленности СССР (1972-1981). Один из выдающихся представителей Азербайджанских нефтяников и истинных корифеев нефтяного дела Сабит Оруджев живет в воспоминаниях своих современников как одаренный, волевой, искренний и заботливый человек, мужественный и мудрый руководитель.

Своими воспоминаниями об Оруджеве поделился в свое время один из легендарных нефтяников Азербайджана – Хошбахт Юсифзаде, который был лично знаком с С.Оруджевым.

Ниже – его воспоминия о С.Оруджеве:

**********

Проводящий большую часть своего времени на нефтяных промыслах, среди геологов и буровиков, занимая высокие посты в Баку и Москве, даже в те годы, когда он стал министром СССР, для работников нефтяной и газовой промышленности огромной советской страны С.А.Оруджев был просто “нашим Сабитом Атаевичем”.

Мысленно рассматривая жизненный путь, пройденный Сабитом Оруджевым, невольно задумываешься о том, что в истории он мог бы остаться одним из лидеров советской молодежи. После окончания школы в селе Новханы Апшеронского района и советскую школу второй степени еще в шестнадцать лет он принимал активное участие в движении по ликвидации безграмотности в селах, в общественной жизни студенческой молодежи во время учебы в Азербайджанском Промышленном Институте (Азербайджанская Государственная Нефтяная Академия).

Знание Сабита Оруджева, его организаторские способности, умение выслушать людей, занятие спортом и остроумие еще в то время привлекли внимание “вышестоящих” организаций. Не случайно, что после окончания с отличием в 1936 г. института по специальности “Разработка нефтяных и газовых месторождений”, работы в качестве механика компрессорной станции, помощника мастера нефтедобычи и мастера нефтедобычи в тресте “Орджоникидзенефть” (позднее СП “Сураханы ОЙЛ” и Гарачухурский укрупненный нефтепромысел) и обретения необходимых жизненных навыков в огромной семье нефтяников, он сразу был выдвинут на комсомольскую работу, где занимал руководящие должности в различных районных комитетах комсомола г. Баку.

Однако трудно сказать, что эти выдвижения были по душе Сабиту Оруджеву. Потому что он был нефтяником, человеком производства и не мыслил себя вне нефтяных промыслов. Очевидно, он смог также убедить партийных и комсомольских руководителей в том, что может дать больше пользы, если будет непосредственно занят нефтяным делом. Таким образом, в 1939 г. он вернулся в трест «Орджоникидзенефть» и занял там сначала пост заместителя начальника, а затем – начальника промысла.

Однако, учитывая масштабы работ, на которые он был способен, ему была доверена более высокая должность – 27 летний Сабит Оруджев стал управляющим трестом. Это даже по меркам того времени было событием из ряда вон выходящим. Однако молодой специалист за очень короткий срок – в течение нескольких месяцев вывел «Орджоникидзенефть» в число самых передовых нефтяных структур всего СССР и за такой успех был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Уже тогда Сабит Оруджев проявил новаторские способности исследователя и разработал оригинальный способ аэрации для эксплуатации глубоких нефтяных скважин. Эта работа как бы стала платформой больших достижений, под которыми стояла подпись выдающего ученого.

Богатый научно-технический потенциал азербайджанских нефтяников, их умение и навыки, самоотверженность и воля к победе блестяще проявились и в годы Великой Отечественной войны. В годы войны почти 70% потребности фронта в горючем удовлетворял Баку.

Управляющий трестом “Орджоникидзенефть” С.Оруджев среди буровиков. Конец 1930-х годов

В те суровые годы Сабит Оруджев круглосуточно находился на промыслах. Он вдохновлял нефтяников, оперативно решал вопросы, стремился усовершенствовать геологическое обслуживание, размышлял над передовыми способами разработки месторождений. Как следствие всего этого, уже в тридцать лет он был награжден самой высокой наградой бывшего Союза – орденом Ленина. Эта награда была присвоена Сабиту Оруджеву за образцовое выполнение правительственных заданий по увеличению добычи нефти, повышению производства нефтепродуктов и боеприпасов.

Слова руководившего в то время нефтяной промышленностью СССР Н.К.Байбакова о Сабите Оруджеве, которого Николай Константинович назвал “Одним из выдающихся личностей нефтяного Баку”, четко характеризуют Сабита Оруджева, относящегося к своим должностным обязанностям с большим чувством ответственности: “Я знал его возможности, направлял его в самые трудные участки и был уверен, что он выполнит это задание. Сабит Атаевич всегда оправдывал мое доверие“.

В 1947 г было принято решение о концентрации разведочных работ, как на море, так и на суше в одних “руках”, с этой целью было образовано объединение “Азернефтразведка” и начальником этой крупной организации был назначен С.Оруджев.

Перед разведчиками нефти были поставлены большие задачи. Они должны были открыть новые, перспективные нефтяные и газовые месторождения, выйти в открытое море и начать поиск углеводородов в находящихся там крупных структурах. Геологи уже были нацелены на Нефтяные Камни, расположенные в открытом море, в 90 км от Баку, и в 40 км от острова Пираллахы.

Тому были свои основания: нефтяные пятна, появляющиеся здесь на море давно уже привлекали внимание геологов. В 1948г группы специалистов, возглавляемые легендарным геологом Агагурбаном Алиевым, талантливым организатором буровых работ Юсифом Сафаровым и самим Сабитом Оруджевым определили место первой скважины на участке “Черные камни”. А дальше буровые работы и грандиозный успех: из скважины забил фонтан, ежедневная добыча нефти превысила 100 тонн…

А на календаре уже был 1949-й год и с этого дня Азербайджан был признан пионером в области добычи нефти в открытом море.

Сабит Оруджев с большим успехом оправдал оказанное ему доверие и в последующие годы, когда он работал в Азербайджане, а затем на высоких постах в столице СССР.

Легендарные командоры азербайджанской нефтяной индустрии: Сабит Оруджев (первый справа) и Юсиф Сафаров (третий справа)

В моей памяти он остался как руководитель и ученый, постоянно находящийся в движении, глубоко вникающий в вопросы, “на лету” схватьшающий суть различных предложений и инициатив и одновременно удивляющий окружающих своими оригинальными мыслями.

В 1970-х годах я, как заместитель начальника – главный геолог Производственного Объединения «Каспморнефтгаз», по служебным обязанностям часто бывал в Москве, так как приходилось обсуждать, согласовать многие вопросы в Министерстве Нефтяной Промышленности СССР. В то время Сабит Оруджев занимал пост первого заместителя министра Нефтяной Промышленности СССР.

В одной из поездок в Москву я должен был согласовать место первой линии эстакады для бурения эксплуатационных скважин на месторождении Сангачал – море – Дуванны – море – остров Хара – Зира. Это месторождение, расположенное севернее Бакинского архипелага и богатое запасами нефти и газа, было открыто в 1964 г. В дальнейшем на этом архипелаге был открыт ряд других месторождений.

Специалисты знают, что месторождения, расположенные в Бакинском архипелаге, отличаются от месторождений Апшеронского архипелага. В месторождениях Бакинского архипелага число нефтегазовых объектов в продуктивных пластах очень мала, и эти объекты обычно находятся на глубинах до 3500 – 5500 метров. А на Апшеронском архипелаге аналогичные объекты отстоят от поверхности на 3500 – 3800 метров. По этой причине мы столкнулись с рядом проблем при разработке месторождения Сангачал – море – Дуванны – море – остров Хара – Зира.

Здесь самой важной проблемой было то, что для удержания пластового давления нужно было закачать воду в VII горизонт, залегающий очень глубоко. Нигде в мире закачка воды на глубины свыше 4500 м не проводилась, и такой практики еще не имелось. После научно-технических изысканий и долгих обсуждений мы приняли решение эксплуатировать эту скважину по методу закачки воды в пласты. Однако для бурения эксплуатационных скважин на месторождении нужно было определить направление первой эстакадной линии.

В Москве, приблизительно в течение недели шли споры между группой специалистов под моим руководством и группой экспертов под руководством заместителя начальника управления министерства Минодоры Макаровны Ивановой. Стороны остались при своих мнениях, и мы не смогли прийти к конкретному решению. Пришлось пойти на прием к Сабиту Оруджеву. Сначала я, а потом Иванова изложили суть своих предложений.

После коротких раздумий С.Оруджев пододвинул к себе карту Сангачал – море – Ду ванны – море — остров Булла и взял линейку. Начертил свою линию эстакады на равном от наших линий расстоянии, подписал и вернул карту нам. Таким образом, наш спор был оперативно разрешен. А эффективность избранной Сабитом Атаевичем направления линии подтвердилась дальнейшими работами. Это было не случайно: Сабит Оруджев был морским нефтяником.

Работы, проведенные вместе со своими коллегами на Каспии, вдохновляли его, позволяли с оптимизмом и с большим интересом смотреть и на другие моря. С этой целью он, еще будучи первым заместителем министра Нефтяной Промышленности СССР, выдвинул идею создания специального главного управления, которое могло бы заняться широкомасштабной разведкой нефтяных и газовых месторождений на водных бассейнах СССР, однако реализовать ее не смог. Свою мечту он осуществил, став Министром Газовой Промышленности СССР.

С согласия Союзного правительства он добился создания при министерстве главного управления по морю. К сожалению, беспощадная смерть не дала ему возможность реализовать эти грандиозные планы.

Однажды мы с ним вновь встретились в Москве – в министерстве Нефтяной Промышленности. Он, как всегда спросил: “Как дела? Что нового в Баку? Могу ли я помочь чем-нибудь?

Услышав последний вопрос, я сказал: “Сабит Атаевич, да разве к вам попадешь?

Сабит муаллим улыбнулся и ответил:Знаешь, ты из гостинцы в министерство добираешься к 10-11 часам. А в такие часы я уже так занят, что оглянуться некогда и секретарши не пускают тебя ко мне. Если хочешь встретиться со мной, то, пожалуйста, будь добр, встань утром чуть пораньше и в восемь будь в моей приемной.

С.Оруджев на сессии Верховного Совета СССР. Москва. Кремль. 1977 г.

На следующее утро я уже в половине восьмого стоял в приемной его кабинета. Через несколько минут вошел Сабит Атаевич и, увидев меня, громко рассмеялся и в стиле образа Мешеди Ибад из кинокомедии “Не та, так эта” бессмертного Узеира Гаджибекова воскликнул: “Вот это другое дело! Теперь давай, входи, выкладывай что желаешь?

Этот урок, который преподал мне Сабит Атаевич не раз пригодился мне в жизни. Ему было присуще доброе чувство юмора. Как-то во время его пребывания в Баку мы сидели с ним, беседуя.

Он вдруг спрашивает:
– Хошбахт, а в Баку мясо есть?
– В госмагазинах – нет, – отвечаю.
– И на базаре нет?
– Почему же. Есть. Только очень дорого.
– Тогда скажи уже: денег нет у меня, чего ж на мясо валишь? – рассмеялся он.

В другой раз мы отправились в море. На одном из отдельных оснований я снял с себя плащ и передал ему, – погода была холодная, и я решил позаботиться о нем.

Он надел плащ, засунул руки в карманы и захохотал:Мир праху отца твоего! Да у тебя карманы – сущий «геологический фонд»! Разве можно пихать в карманы столько бумаг?

В 1972 году С.Оруджев был назначен министром газовой промышленности СССР. До своей кончины в 1981 г. он успешно руководил одной из ведущих отраслей экономики огромной страны. Он осуществил невероятно бесценные работы для развития Единой Системы Газоснабжения СССР и повышения ее надежности, интенсивного привлечения к разработке крупных газовых и газоконденсатных месторождений в регионах Средней Азии, Оренбургской и Тюменской областей, совершенствования газовой промышленности на основе последних достижений научно-технического прогресса.

С.Оруджев был выдающимся ученым в области разработки нефтяных и газовых месторождений, членом-корреспондентом АН Азербайджанской ССР, доктором технических наук, профессором, заслуженным деятелем науки и техники. Его многочисленные труды по актуальным проблемам нефтяной и газовой промышленности в СССР и зарубежных странах с годами приобретают еще большее значение.

Сабит Оруджев прожил яркую жизнь. Именем Бакинского нефтяника он дорожил постоянно и до последних мгновений своей жизни с достоинством служил людям и своему любимому делу.

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.