Воспоминания о Р.Бейбутове: “У меня было такое ощущение, что он пел, даже когда говорил…”


В славной плеяде композиторов Азербайджана, вступивших на творческую стезю в 1960-1970 гг., одно из почетных мест принадлежит заслуженному деятелю искусств Рухангиз Гасымовой.

Как настоящий творческий человек она вобрала в себя ряд талантов, получив в обществе признание как композитор, писатель-драматург, поэт, музыкально-общественный деятель и полная юмора и оптимизма позитивный человек.

В период с 1960-1990 гг. она возглавляла редакцию многих музыкально-образовательных программ. В этот период она написала музыку к более чем 200 документальным и художественным фильмам.

Одна из самых популярных песен Р.Гасымовой «Anacan» получила известность не только в Азербайджане, но и далеко за ее пределами. Кстати, эта песня сыграла огромную роль в ее личной жизни. Песня, написанная на слова Фикрета Годжи, в исполнении Рашида Бейбутова стала легендарной, настоящим хитом.

Познакомившись с Рашидом Бейбутовым еще в 1962 году Р.Гасымова создает песню «Лай лай» на стихи Б.Вахабзаде. Эта песня была первой в исполнении великого певца.

В данном материале – воспоминания Р.Гасымовой о великом Рашиде Бейбутове (1915-1989).

Воспоминания о Рашиде Меджидовиче Бейбутове (1996 г.)

Сейчас, оглядываясь на тот далекий 1962 год, я содрогаюсь от собственной безоглядной смелости, граничащей с нахальством… Как же!.. Заявиться домой ни к кому-нибудь, а к самому Рашиду Бейбутову, кумиру миллионов и миллионов!

Наверняка, будь у нас в настоящее время певец такого ранга, я бы ни за что не смогла бы так запросто притащить к нему свои песни, хотя за моими плечами уже солидная вереница лет. (Еще одно подтверждение поговорки – молодость не знает, а старость не может…).

Итак, зима 1962 года, я, студентка четвертого курса консерватории, захватив с собой все свои вокальные произведения, постучалась к Рашиду Меджидовичу. Самое удивительное, что он не удивился моему приходу. Как будто это было в порядке вещей, что я, безвестная студентка, пришла и принесла неизвестно что!

Очень тепло, радушно проведя меня в комнату, где стояло пианино, он сразу же предлагает мне поиграть и напеть. (Как это было тактично!.. Он ведь разобрался, что разговор у меня сразу и не получился бы! Все же, я нервничала. А петь! Это была моя стихия!)… У меня был с cобой романс на стихи Вагифа, песня о парши на слова Самеда Вургуна и “Колыбельная”, которую мы написали вместе с Бахтаяром Вагабзаде.

Я спела все подряд. Он слушал молча. Попросил спеть еще раз. Потом еще. Чуть-чуть стал подпевать.

Последовал неожиданный вопрос: – Откуда взялось это? Совсем не восточный ход! (По поводу припева в “Колыбельной”, там есть ход на малую септиму вниз: Ят – ми, Ят – фа диез).

Следующий вопрос: Любишь петь?..

Откуда взялась малая септима – до сих пор не знаю, а пою – сколько себя помню.

Чувствуется, задумался ненадолго. – Кто-нибудь поет твои вещи?

Никто, кроме меня самой, мои песни не пел. Да и мало было у меня вокальных произведений. На композиторском отделении как-то не очень поощрялось писать песни; романсы, арии – это да! Инструментальная музыка – обязательно. Но любишь песни – пиши сам себе, на здоровье! Вот я и пишу с тех пор. Я влюблена в песню. И влюблена благодаря той, первой встрече с Великим Певцом. Как он сам трепетно любил песню! У меня было такое ощущение, что он пел, даже когда говорил.

…Удивительно, тогда, в первый день он сразу выбрал “Колыбельную” и Песню о партии”. И исполнил их без всяких правок, редакций. Тогда как последующие мои работы имели множество вариантов. Он как никто умел работать и умел заставить работать и других. Да по-другому и не могло быть! Потому что природа одарила его таким безошибочным чутьем – помимо таланта певческого! – сразу распознавал то самое, неуловимое, что делает песню единственной в своем роде!

Я не устаю повторять это – если бы не было в моей жизни встречи с Рашидом Бейбутовым, еще неизвестно, как сложилась бы моя творческая судьба. Это он подтолкнул меня на поиски новых поэтов, так возник наш творческий тандем с Фикретом Годжа, с Исой Исмаилзаде.

…Тогда, по наивности, я спросила у Рашида Меджидовича:
– А когда вы споете мои песни?
– Как “когда”? Завтра, конечно же! – помолчал немного. – Ты, Рухангиз-джан, работай. Пиши. Показывай мне все, что будешь писать. А когда я спою – услышишь…

Рашид Бейбутов со знаменитым индийским актером Раджем Капуром

Я и услышала, но только лишь в 1964 году. В Москве, на ярмарке в Лужниках, среди шума, гама толпы вдруг откуда-то безумно знакомая мелодия заставила меня споткнуться. Да это же моя, моя “Колыбельная”!.. Я чуть не заорала на все Лужники!.. Обегав пол-стадиона, разыскала киоск, где продавались пластинки.

Вот она, большая, долгоиграющая!.. В исполнении Рашида Бейбутова и Ансамбля электроинструментов под управлением Мещерина! А ведь мы виделись с Рашидом Меджидовичем довольно-таки часто! И ни слова мне о том, что готовит к записи и мою песню! Для меня в жизни не было ценней подарка, чем та пластинка! Хотя все остальные мои песни, спетые Рашидом БеЙбутовым, – это тоже неоценимые подарки!

“Анад-жан, достум евленир” – вообще, благодаря ему стала моей как бы визитной карточкой. “Интизар”, “Золотая моя Ленкорань”, “Азербайджан”…

Общение с ним стало для меня целой школой. Как работать над мелодией, искать, находить именно эту интонацию, как произносить слова, как выбирать эти самые слова!.. Вообще, как делать песню песней?! До сих пор для меня, незримый цензор – Рашид Бейбутов. Какую песню я ни пишу – я как бы примеряю ее на Рашида Меджидовича. даже как будто пишу до сих пор для него.

У меня есть несколько своих записей, которых бы я никогда не сделала, если бы не благословение самого!.. Он как-то полушутя-полусерьезно сказал: – Довольно изводить меня своими опусами! Иди и пой сама!. Я поняла Рашида Меджидовича буквально и в 1970 году сделала первые записи. Он их услышал. Похвалил. Довольно сдержанно. Для меня это было высочайшей оценкой.

…Идеей создания ‘Театра песни” Рашид Меджидович был просто одержим. Он, у меня сейчас такое чувство, шел к созданию своего театра всю свою жизнь. И как прекрасно, что этот театр появился! Дня его создания он искал и находил новые имена! Октай Кязимов, Эльза Ибрагимова, Рамиз Миришли, Тельман Гаджиев, Тофик Бабаев!.. А каких музыкантов он сплотил вокруг себя!..

Рафик Бабаев был его вернейшим соратником, а для нас, молодых авторов, первейшим помощником, во многом просто соавтором, очень тактичным, всегда с отменным вкусом.

Обладая всеми регалиями в своей стране, будучи всемирно извест¬ным и популярным, он оставался очень открытым и доступным человеком. Во время съемок телефильма “Поет Рашид Бейбутов”, будучи звукорежиссером на фильме, я в этом убеждалась многократно. Для каждого у него находилось приветливое слово, добрый взгляд, участие!.. Надо было видеть, как его встречали колхозники, нефтяники, сталевары! Поистине Народный Певец, Счастливый Певец, Любимый Певец!

…Как-то он заметил, что я в необычно приподнятом настроении, что-то не так. Поинтересовался. Я сказала, что скоро у меня будет обручение. Он очень сердечно поздравил, пожелал счастья, захотел познакомиться с моим женихом. И как раз начиналось большое турне по странам Ближнего Востока и Индии.

Через несколько месяцев, когда завершились гастроли, мы увиделись, и Рашид Меджидович растрогал меня: он не забыл о моем обручении и привез в подарок тончайшее сари из Индии для меня и мужской галстук для него.

Что я увлеклась литературой, драматургией, для него не было неожиданностью. Когда я как автор сделала для Всесоюзного радио получасовую передачу о Рашиде Меджидовиче, он воспринял это с. некоторой долей недоверия. Но когда услышал ее, скупо похвалил и сказал, что не удивится, если я выкину еще что-нибудь такое.

…Когда я подарила ему свою первую книжку рассказов, поздравил очень своеобразно: – Вот это то, из-за чего ты меньше стала писать песен?

Дорогой Рашид Меджидович! Я буду всегда писать песни. Потому что я люблю песню. Эту любовь привили мне Вы…

По материалам книги “Рашид Бейбутов. Воспоминания”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.