Денежное обращение Кавказской Албании в эллинистическую эпоху


Ильяс Бабаев

В результате похода Александра Македонского на Восток, начавшегося в 334 г. до н.э. как в Греческом мире, так и на Востоке произошли крупные политические, социально-экономические и культурные изменения, что прослеживается не только по письменным источникам, но и по разнообразным остаткам материальной культуры.

Огромная Ахеменидская империя не могла оказывать серьезного сопротивления относительно небольшой армии Александра Македонского и в 330 г.до н.э перестала существовать под натиском греко-македонских фаланг. Ценности огромного масштаба, накопленные в сокровищницах Ирана за более 200 летнего правления царей из династии Ахеменидов, были захвачены Александром Македонским.

Только в Персополе в руки греко-македонцев попала казна, насчитавшая 120 тыс.талантов (единица массы и счётно-денежная единица, использовавшаяся в античные времена, I талант – 26,2-30 кг). Для вывоза этих сокровищ потребовалось тысяча пар мулов и три тысячи верблюдов. Часть этих драгоценных металлов потом были превращены в чеканные монеты.

В 324 г. до н.э. десятилетний поход Александра был завершен. Однако империя, созданная им, не была прочной и держалась только на мече и авторитете завоевателя. В 323 г. до н.э., после смерти Македонского, империя распалась на отдельные государства. Этот распад сопровождался многими кровополитными войнами.

Во главе этих новых государств стояли полководцы Александра Македонского.Крупнейшим из них было государство Селевкидов, которые естественно, интересовались окружавшими их странами, и в том числе Кавказской Албанией.

Территорией Албании интересовался еще сам Александр Македонский. Он даже с целью изучения западного побережья Каспийского поря, намеревался организовать экспедицию, ее подготовку поручил Гераклиду. Но в самом разгаре подготовки этой экспедиции, когда Гераклид занимался сооружением кораблей в Гиркании (южное побережье Каспийского моря), скончался Александр Македонский.

Поэтому задуманная экспедиция состоялась лишь через 40 лет после смерти Александра. В 283-282 гг. до н.э. по поручению Селевка и его сына-соправителя Антиоха I экспедиция под руководством Патрокла исследовала западное побережье Каспийского моря и ознакомилась с жизнью населения этого географического региона. Однако цари Селевкидского государства были заняты почти беспрерывными войнами с другими эллинистическими государствами и позднее – Римом.

Одновременно усилились центробежные силы внутри государства, что уже в середине III в. до н.э. привело к отделению из состава Селевкидского государства Греко-Бактрийского и Парфянского государств. Вследствие этого Селевкиды не имели возможности совершать походы на территорию Албании. Видимо, поэтому до 60-х гг.до н.э. в письменных источниках в связи с политическими событиями, разыгравшимися на Ближнем Востоке, Албания не упоминается.

Однако, многочисленные и разновидные археологические находки, в том числе нумизматические материалы, свидетельствуют, что население Кавказской Албании поддерживало тесные контакты со странами эллинистического мира. Эти контакты оказывали влияние на все сферы жизни местного населения.

На Эллинистическом Востоке градостроительство получило бурное развитие, что дало сильный толчок торговле и товарно-денежным отношениям. В эту торговлю вовлекались все страны, оказавшиеся под воздействием эллинистической культуры, в том числе и Кавказская Албания.

Сложившаяся в это время система мировых путей, в истории известна как Великий Шелковый путь. В этих странах, связанных друг с другом той системой путей в торговле широко пользовались чеканенной монетой. В эллинистическую эпоху чеканка монет отчасти была одним из показателей существования института государства. Не случайно, что во всех эллинистических государствах и в государствах, образовашихся в это время в окрестностях эллинистического мира, широко практиковалась чеканка монет. К числу последних государств относится и Кавказская Албания.

На развитие товарно-денежных отношений в Кавказской Албании положительно воздействовали возникновение здесь государства, городов, высокое развитие различных отраслей ремесла, расширение международных экономических к культурных связей страны.

Под влиянием этих факторов еще в начале эллинистического периода в Кавказской Албании в торговле начали пользоваться чеканной монетой. Важнейшими материалами для освещения денежного обращения Албании в эллинистическую эпоху являются отдельные монетные находки и ряд больших кладов монет.

Еще в 1925 г., при земляных работах в Барде, были найдены серебряные монеты. Специалистам тогда удалось приобрести одну монету, которая оказалась тетрадрахмой Александра. Остальные монеты разошлись по рукам. Вероятно, тогда в Барде был найден клад.

Другой клад эллинистической эпохи в Барде был обнаружен в 1929 г. Этот клад состоял из македонских и селевкидских тетрадрахм. Многие монеты и этого клада разошлись по рукам. В то время, Азгосмузею из этого клада удалось приобрести лишь несколько серебряных монет. Они оказались тетрадрахмами Александра Македонского (336-323 гг.до н.э.), селевкидских царей Антиоха IV (175-164 гг. до н.э.), Антиоха V(164-152 гг. до н.э.), Деметрия I Сотера (162-150 гг. до н.э.), Антиоха VII Эвергета (138-129 гг.до н.э.).

Таким образом, выясняется, что в составе клада самыми древними были тетрадрахмы, чеканенные от имени Александра Македонского. А остальные монеты, этого клада представлены тетрадрахмами царей Селевкидского государства. Последние охватывают период с 175 до 129 гг.до н.э.

Более значительные клады эллинистической эпохи на территории исторической Албании были обнаружены уже позднее. Один из них был обнаружен в 1958 г. при вспашке земли для виноградника у села Хыныслы недалеко от города Шамахы. Часть монет этого клада разошлась по рукам. Из этого клада удалось собрать более 300 серебряных монет.

Данный клад был важным открытием не только для античного денежнего обращения Албании, но и для всей истории этой страны. Среди монет клада были 5 тетрадрахм Афин,3 тетрадрахмы царя Фракии Лисимаха (323-281 гг.до н.э.), две тетрадрахмы царя Вифинии Никомеда II (149-91 гг. до н.э.), пять тетрадрахм царя этой же страны Никомеда III (91-74 гг.до н.э.), одна тетрадрахма царя Понта Митридата VI Евпатора (121-63 гг. до н.э.), тетрадрахмы царей Селевкидского государства, и, наконец, более семидесяти местных подражаний.

Самыми ранними монетами клада являются тетрадрахмы Лисимаха (306-281гг. до н.э.), а самыми поздними – драхмы Аршакидского царя Фраата (70 – 57 гг. до н.э.), что позволило заведующему нумизматическим кабинетом Азгосмузея в 20-50-е гг. Е.А.Пахомову датировать зарытие клада третьей четвертью I в. до н.э.

Особый научный интерес представляло, нахождение в составе этого клада большого количества местных подражаний привозным монетам. По словам Е.А.Пахомова, одна такая монета была найдена еще в 1926 г. при раскопках, проводимой экспедицией, возглавляемой Д.М.Шарифовым в Ялойлу-тепе, недалеко от развалин древнего города Албании.

Пахомову удалось определить эту монету лишь после находки Хыныслинского клада. Изучая эти монеты, он пришел к выводу, что они были чеканены в середине I в.до н.э., являются подражаниями драхмам Селевкидов, по типу восходящим к драхмам Александра Македонского.

Самый значительный и по составу, и по количеству монет клад эллинистической эпохи был найден в 1966 г, в Гуткашенском (Габалинском) районе Азербайджана, вблизи городища Габала античного периода. Клад был зарыт в насыпи кургана эпохи ранней бронзы и обнаружен случайно при добыче строительного камня.

В груде перемешанной земли и камней удалось собрать около 700 серебряных монет. Многие монеты из этого клада разошлись по рукам и их собрать не удалось. Не удалось также установить в чем находился клад. Имеющаяся на поверхности некоторых монет окись меди показывает, что или вместе с монетами в кладе были бронзовые веши, или клад находился в бронзовом сосуде.

Клад состоял из привозных и местных подражаний монет. Привозные монеты представлены драхмами Александра Македонского, тетрадрахмами Лисимаха, царей Селевкидского, Греко-Бактрийского государств, а также ранними драхмами царей Парфии.

Самыми ранними привозными монетами клада были драхмы Александра Македонского и тетрадрахмы царя Фракия Лисимаха. Эти монеты из-за долгого употребления в денежном обращении были сильно потерты, в результате чего некоторые детали монетного типа и надписи прослеживались с трудом.

На лицевой стороне монет Александра Македонского изображена голова Геракла в львиной шкуре, а на оборотной – сидящий на троне Зевс с орлом в вытянутой правой руке, скипетром, на который он опирается левой рукой. Имя Александра дано в родительном падеже, т.е. монета Александра.

Драхмы Александра Македонского (336-323 гг. до н.э.)

Эти монеты, представленные в составе Габалинского клада, по всей вероятности, были чеканены в городах Западной Малой Азии при жизни или в первые годы после смерти Александра Македонского. Исследования показывают, что драхмы Александра Македонского, чеканенные на монетных дворах, расположенных в западной части Малой Азии в конце IV начале III вв.до н.э. широко были распространены на Эллинистическом Востоке.

На лицевой стороне тетрадрахм Лисимаха изображена голова Александра Македонского в диадеме с рогом Аммона, а на оборотной стороне сидящая богиня Афина в шлеме с высоким гребнем. На вытянутой правой руке Афины – богиня победы Нике с венком в руке; за правым плечом Афины длинное копье, а ее левая рука опирается на щит, прислоненный к сидению.

На оборотной стороне монеты имеется также надпись (“царя Лисимаха”) и монограмма. Видимо, и эти монеты были чеканены городах, расположенных в западной Малой Азии, т.к. Лисимах, захватил в 302 г.до н.э. эти города, заставив их (кроме Миллета) чеканить монеты своего типа.

Подавляющее большинство привозных монет в составе Габалинского клада составляют тетрадрахмы Селевкидских царей, правивших с 187 по 129 гг.до н.э. Причем представлены монеты всех царей, правивших в это время.

Тетрадрахмы Селевкидских царей:
Антиоха IV Эпифана (175-163 гг. до н.э.) – 5
Антиоха V Евпатора (163-162 гг. до н.э.) – 6
Деметрия Сотера (162-150 гг. до н.э.) – 7,8
Александра Баласа (150-145 гг. до н.э.) – 9,10
Деметрия II Никатора (145-139 гг. до н.э.) – 11
Тетрадрахмы Селевкидских царей:
Деметрия II Никатора (145-139 гг. до н.э.) – 1,2
Антиоха VI Диониса (145-142 гг. до н.э.) – 3
Антиоха VII Евергета (138-129 гг. до н.э.) – 4,5

Иногда на монетах Селевкидских царей имеются и даты их чеканки, которые обозначены селевкидской эрой, начавшейся с 312 г. до н.э.

Судя по монетным находкам, Селевкидские монеты начали поступать на рынки Кавказской Албании с 80-х гг. II в. до н.э. Поток этих монет постепенно увеличивался. До того на рынках Албании первенство среди привозных может принадлежало монетам (главным образом драхмам) Александра Македонского. Возрастающий спрос местного рынка на монеты Александра Македонского здесь, прекращение притока этих монет, были причиной чеканки подражаний им.

Такие монеты на территории исторической Кавказской Албании встречались в большом количестве, как в виде больших кладов, так и единичных находок. Причем, эти монеты на территории Албании встречались почти во всех памятниках эллинистического периода, что свидетельствует широком употреблении их в торговле.

Употребление этих монет не прекратилось и после притока сюда Селевкидских монет. Начало и усиление притока селевкидских монет на рынки Кавказской Албании, бесспорно, связаны с политической ситуацией, сложившейся в то время на Передней Азии. Война, которую вел Селевкидский царь Антиох III (223-187 гг.до н.э.) с Римом, в конечном итоге завершилась поражением Селевкидов.

По Апамейскому мирному договору Селевкиды вынуждены были уступить почти все свои владения в Малой Азии, что привело к коренным изменениям в экономических связях государства. Экономические связи Селевкидского государства с Западом резко сократились. Поэтому, надо думать, в ориентации этих связей происходили существенные изменения. С этого времени установились устойчивые связи с Албанией, которые, по-видимому, раньше носили спорадический характер. Албания, по-видимому, привлекала внимание иноземцев своими богатыми сырьевыми ресурсами.

Монетные находки на территории исторической Кавказской Албании показывают, что сюда кроме двух случаев находок медных селевидских монет в Южном Дагестане, поступали в основном крупные номиналы-тетрадрахмы. Причем подавлявшее большинство их чеканено на монетных дворах Сирии – в городах Антиохия на Оронте, Апамея, Ака -Птоломеида и др. В ограниченном количестве сюда поступали и монеты, чеканенные на монетном дворе города Селевкия на Тигре, и то, в более позднее время. А селевкидские монеты, чеканенные в Экбатанах, здесь вовсе не встречались.

Значительный интерес представляет клад селевкидских монет, найденный в Южном Дагестане, в окрестностях совхоза им.Грейханова, Касумкендского района, в местности Шаракун. Аршакидские монеты в кладе представлены небольшим количеством драхм. Самой поздней монетой в этом кладе является драхма Фраата II (137- 127 гг.до н.э.)

Эти были самые древние парфянские монеты, найденные на территории Азербайджана. Позже приток парфянских монет на эту территорию усиливался и прекратился лишь с падением Парфянского государства. Однако, парфянские монеты, поступавшие на рынки Албании употреблялись в денежном обращении и после падения Парфянского государства, о чем в частности свидетельствует наличие монет Готарза ( 41-52 гг. н.э.) в составе Габалинского клада, зарытого в конце III в. н.э., состоявшего в основном из монет Сасанидского царя Варахрана II (276-293 гг.).

Особый интерес представляет наличие в составе данного клада бактрийских тетрадрахм. Они на территории Албании были обнаружены впервые. Это второй случай нахождения бактрийских монет на территории Южного Кавказа. Впервые шесть бактрийских монет были найдены в 1874 г. в Тбилиси.

Бактрийские монеты в Габалинском кладе были представлены пятью тетрадрахмами. Одна из них принадлежит Диодоту I, оснавателью Греко-Бактрийского царства и чеканена в 250-247 гг.до н.э. По политическим мотивам на монете помещено еще имя Селевкидского царя Антиоха II ( 261-247 гг.до н.э.).

Четыре из бактрийских монет принадлежат царю Евкратидатиду (163-153 гг. до н.э.22)

Вероятно, бактрийские тетрадрахмы попали в Албанию вместе с монетами Селевкидов. Самую значительную часть Габалинского клада составляют “подражания” привозным монетам. Три тетрадрахмы из этих монет являются подражаниями селевкидским монетам, а все остальные (более 500 монет) подражаниями тетрадрахмам (4 экз.) и драхмам Александра Македонского.

Таким образом, наиболее ранними в Габалинском кладе являются драхмы Александра Македонского и тетрадрахмы Лисимаха, которые чеканены в конце IV – начале III вв. до н.э., а наиболее поздними – тетрадрахмы Селевкидского царя Антиоха VII (138-129 до н.э.) и драхма царя Парфии Фраата II , что позволяет датировать зарытие клада двадцатыми годами II в. до н.э.

Наряду с вышеупомянутыми кладами на территории исторической Албании при археологических раскопках были найдены отдельные экземпляры монет эллинистической эпохи. Но эти находки, главным образом были представлены драхмами Аршакидов и местными подражаниями драхмам Александра Македонского. Так, местные подражания, помимо упомянутых кладов, были обнаружены при археологических раскопках в Хыныслы (у г. Шамаха), Габале  и Нюидинском могильнике. На территории исторической Албании часто встречались парфянские драхмы, относящиеся частично к эллинистической эпохе.

Таким образом, на основе монетных находок выясняется, что древнейшими монетами, довольно широко распространенными на территории Албании, как было отмечено выше, были монеты Александра Македонского и Лисимаха. Видимо, именно в это время в Албании возникли благоприятные условия для денежного обращения, что главным образом, было обусловлено внутренним социально-экономическим развитием страны, отчасти развитием мировой торговли в это время.

Позже, в связи с расширением международных торгово-экономических и культурных связей Кавказской Албании с окружающим миром, изменениями, происходившими в политической обстановен, в местные рынки, наряду с другими привозными изделиями, стали поступать монеты из разных стран, в которых они чеканились. Из таких монет можно указать тетрадрахмы Никомеда II (149-91 гг.до н.э.), Никомеда III (91-74 гг.до н.э.) и царя Понта Митридата VI Евпатора (121-63 гг.до н.э.).

Эти редкие для денежного обращения Албании монеты происходят из Хыныслинского клада. Е.А.Пахомов, исследовавший Хыныслинский клад, отмечает, что его состав несколько необычен для монетных находок Азербайджана. Он выдвинул предположение о том, что данный клад составился из нескольких частей,одна из которых происходила с Балканского полуострова (Афины, Фракии), затем перешла в Малую Азию, где к ней добавились монеты Понта и Вифинии. Далее, она подвинулась на Восток, в области обращения чекана Селевкидов, а оттуда была, привезена на территорию Азербайджана и здесь смешалась с аршакидскими драхмами с небольшой примесью римских денариев и указанных подражаний.

Сюда можно добавить, что к области обращения чекана Селевкидов надо отнести и территорию Албании, о чем помимо Хыныслинского клада свидетельствуют клады, выявленные в Южном Дагестане и в Габале.

Необычный состав Хыныслинского клада можно объяснить еще и тем, что по некоторым сведениям тогда в Хыныслы были обнаружены одновременно два клада, монеты которых смешались. Еще следует отметить, что подавляющее большинство селевкидских монет, обнаруженных на территории Албании, как было определено С.А.Дадашевой, чеканено не в восточных, а в западных-сирийских монетных дворах Селевкидской державы, Антиохии на Оронте, Апамеи, Ака-Птоломеиде и т.д.

Следовательно, западные монеты, имеющиеся в составе Хыныслинского кладе, могли перемешаться с селевкидскими еще в западных провинциях государства Селевкидов.

Очень скоро привозные монеты не могли полностью удовлетворить возросший спрос внутреннего рынка и в Албании появилась нужда в местной чеканке. Такого типа монеты впервые на основе изучения Хыныслинского клада установил Е.А.Пахомов.

Он же дал их первое, хотя очень суммарное описание. Однако, как выяснилось позднее, особенно после находки крупного клада монет эллинистической эпохи в 1966 гг. в Габале, в составе Хыныслинского клада не было более ранних типов подражаний. В этом кладе были представлены лишь поздние и деградированные экземпляры. Такими же деградированными подражаниями являются монеты Нюдинского клада и все остальные единичные находки подобных монет.

В Габалинском кладе, наряду с более поздними деградированными монетами, представлены и более ранние типы подражаний. Чувствуется, что местные монетарии старались копировать монеты Александра Македонского. Стремление к более точному копированию чувствуется и на ряде подражаний драхмам. Все эти монеты имеют круглую вогнуто-выпуклую форму, что является характерной особенностью всех монет эллинистической эпохи.

Внимательное сличение подражаний Габалинского клада между собой позволяет установить, что для их чеканки использовали много пар штемплей. Удалось выделить ряд мелких групп монет, битых общими парами штемпелей. Относительно подражаний Хыныслинского клада Е.А.Пахомов пишет, что они также биты несколькими парами штемпелей. Изображения на штемпелях подавляющего большинства подражаний вырезаны небрежно и неглубоко, вследствии чего на монетах они получались схематичными и в невысоком рельефе.

На основе исследования Габалинского клада удается установить, что албанские монетарии вначале при чеканке подражаний старались точно копировать привозные оригиналы. Но при этом необходимости в воспроизведении на монетах легенд не было, ибо местное население, видимо, еще не имело своей письменности, а греческая была непонятна огромному большинству населения. По монетам прослеживается, что постепенно качество монетной глиптики в Албании ухудшалось и типы монет деградировались. В общий тип монеты были введены новые элементы.

Постепенно типы подражаний существенно изменились и эти монеты в определенной степени, стали местными, имеющими оригинальный тип. Однако, не смотря на это, такие типы местных монет остались генетически связанными с типами монет Александра Македонского.

Наиболее сильно деградированные подражания были выявлены в составе Хыныслинского клада, который датируется серединой I в.до н.э. Хыныслинский клад красноречиво свидетельствует, что к середине I в. до н.э. местные подражания сильно деградировались и изображения схематизировались до неузнаваемости. Габалинский и Нюидинский клады, а также отдельные находки местных подражаний свидетельствуют, что местные подражания подвергались деградации постепенно.

Находки этих монет исключительно в Азербайджане, их стилистические особенности, некоторые детали типов, а также большое количество монет, битых общими штемпелями, не оставляют сомнения в том, что они являются местной албанской продукцией и были предназначены для внутреннего рынка.

Эти подражания были выявлены в кладах и при археологических раскопках в слоях II -первой половины I вв. до н.э. На основе стилистического анализа типов этих монет, а также некоторых косвенных данных предположительно можно установить время начала их чеканки. При первичном исследовании Габалинского клада было выдвинуто предположение о том, что эти монеты в Албании начали чеканить тогда, когда монеты Александра Македонского были очень популярными и широко распространенными на рынках Востока, что позволило им стать эталоном для выпуска первых монет Кавказской Албании, т.е. в III в. до н.э.

В это время Албания была вовлечена в мировую торговлю, внутри страны развивались социально-экономические отношения, сельское хозяйство, различные отрасли ремесла и торговли. Быстрый рост торговли и денежного обращения потребовал большого количества монет. А привозные монеты уже не могли удовлетворить возросшую нужду внутреннего рынка. Появилась необходимость в местной чеканке и молодое Албанское государство начало чеканить свои монеты по привозным оригиналам.

Что касается датировки начала чеканки албанских подражаний монетам Александра Македонского, то было установлено, что найденные на территории Албании монеты Александра Македонского чеканены при жизни самого Александра и в первые годы после его смерти. Таким образом, эти монеты проникли в Албанию в конце IV-начале III в.до н.э. Также было отмечено, что для ранних местных подражаний моделями служили монеты Александра Македонского, выпущенные еще в IV в. до н.э.

Первоначально, в Албании подражания по художественному достоинству были довольно близкими к своим оригиналам, о чем свидетельствуют некоторые монеты Габалинского клада, а позднее они стали деградироваться, так как моделью для ранних подражаний были привозные оригиналы, а для поздних сами предыдущие подражания. Наблюдения над албанскими подражаниями позволяют думать, что все они чеканились в одном монетном дворе. Можно допустить, что этот монетный двор находился в Габале – главном городе Албании.

Крупные номиналы этих монет чеканились в ограниченном количестве, тогда как драхмы, являющиеся более мелкими номиналами, были найдены несколькими сотнями. Последние выполняли и функцию разменной монеты, а в качестве крупных номиналов на рынках Албании обычно употребляли привозные тетрадрахмы.

Местные подражания в Албании продолжили чеканить долгое время. Можно предполагать, что их перестали чеканить в середине I в. до н.э. По видимому, прекращение чеканки этих монет связано с условием и политической обстановкой, сложившимся после похода Помпея, в результате чего страна вошла в сферу влияния Римского государства.

По материалам Музея Истории Азербайджана

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.