Воспоминания Азада Шарифа: Жизнь азербайджанского журналиста в СССР


Заслуженный журналист Азербайджана Азад Шарифов (Азад Шариф) скончался в 2009 году, на 79-м году жизни. За свою карьеру он успел поработать в газете «Молодежь Азербайджана», «Физкультурник Азербайджана».

Шарифов также работал в Москве в ЦК ВЛКСМ в секторе печати, затем заместителем главного редактора журнала «Вокруг света». Был корреспондентом газеты «Известия» по Турции, Ирану и Афганистану. В 1969 году А.Шарифов стал заведующим отделом культуры ЦК КП Азербайджана. Он также занимал должность директора «Азеринформ».

Он был автором многих статей и книг, где, помимо всего остального, он освещал и свои поездки по разным странам мира.

Такой была его книга “Чайки над Босфором” (1991 г.), где А.Шарифов также коротко рассказал о своей работе журналиста в советское время.

**********

Такова уж судьба журналиста — позавтракал в Баку или в Москве, а обедать иногда приходится в рабочей столовой на Красноярской ГЭС, где-нибудь в Карачи или на берегах Адриатического моря.

Но мне еще ни разу не довелось слышать, чтобы мои коллеги жаловались на свою судьбу. Наоборот, чем больше разъезжает журналист, чем чаще встречается с людьми различных стран, профессий, национальностей и политических убеждений, тем острее прекрасное ощущение сопричастности к многообразию жизни, стремительному движению времени.

Мне довелось побывать в Австрии, Венгрии, Чехословакии, Англии, Греции, Турции, Ираке, Пакистане, Индонезии, Объединенной Арабской республике, Иордании, Соединенных Штатах Америки, Польше, Франции, Италии, Индии, Филиппинах, Вьетнаме и Кубе.

Это были очень насыщенные информацией и впечатлениями поездки, во время которых мы встречались с лидерами различных молодежных организаций, политических партий, общественными и государственными деятелями, студентами, служителями религий, крестьянами и рабочими, представителями интеллигенции.

Конечно, не все встречи были одинаково приятными, случалось обмениваться не только радушными тостами. Вспоминаю обед в Лондоне, у миллионера, мистера Гриталла. Глядя на его обтянутое пергаментной кожей квадратное лицо, — как деловито жевал он «протертый суп» и вареный бурак, — так и подмывало спросить: «Зачем вам миллион фунтов стерлингов? Ведь в ваши годы и на ваш более чем скромный рацион хватило бы куда меньше!».

На его заводе, поставляющем металлические оконные рамы, я видел рабочего, который одновременно делал три движения, — ногой и двумя руками. И это за 10-12 фунтов! Причем, одну треть из скудного заработка он платил за квартиру (без освещения и отопления).

Случалось в поездках сталкиваться и с престарелыми белоэмигрантами, покинувшими Родину еще в Первую мировую войну, или с откровенно фашистскими элементами, злобными идеологическими врагами, провокаторами, словом, теми, кто стоит по ту сторону баррикад.

А сколько настоящих друзей у нас на далеких меридианах! Друзей, которые внимательно следят за нашими успехами, искренне радуются им, жадно интересуются советскими сверстниками, миром их духовных интересов, образом жизни.

За примером далеко ходить не надо. Студенты соседнего государства — Турции никак не могли поверить, что операцию в советской больнице можно сделать бесплатно.

Как правило, авиалайнеры «Аэрофлота» вылетают в заморские страны из Шереметьевского аэропорта поздно ночью. Позади оформление документов, технология прохождения таможни, правда, облегченная благодаря внушительному письму командирующей организации: в одном случае это ЦК ВЛКСМ, в другом, — журнал «Вокруг света» или газета «Известия», а в последние годы — Госкино СССР.

В длительных полетах, которые порой продолжались по 16-18 часов, тебя кормят, поят и обхаживают молоденькие стюардессы с удивительно приятными манерами, которых порой так не хватает некоторым нашим женам (каждая из стюардесс очень натурально сокрушается по поводу того, что вы недоели или недопили). Даже, если вы уснули, вас незаметно и заболиво укроют теплым пледом, который вы постеснялись попросить.

Потом этот экипаж остается на отдых в чужом городе, и их заменяют такие же симпатичные и надежные мужчины в аккуратной темно-синей форме «Аэрофлота». Во время полета, сам командир экипажа на русском и на хорошем английском языке обязательно сообщит данные о трассе полета, скорости, высоте и другую интересную информацию. Спокойный голос шеф-пилота успокаивает, создает в пассажирском салоне хорошее настроение.

Едва колеса самолета касаются бетонной дорожки, все пассажирские салоны, даже разделенные классами обслуживания, благодарно аплодируют командиру и экипажу, за их неземной труд, за благополучное возвращение домой.

Еще до полета я думаю о том, что кажется, ничего не забыл для своих друзей, которым по роду службы надо жить на чужбине, вдали от родины, самое что ни есть любимое. Например, буханку московского черного хлеба, иди наш азербайджанский «Наршараб»… Попав на стол моим соотечественникам за рубежом, эти привычные всем нам продукты приобретают необыкновенную ценность.

Я много раз наблюдал, как разрезая хлеб, мои друзья, не стесняясь, бережно (как мы, дети, во время войны) собирают крошки со стола, настолько дорог им хлеб родины.

С кем бы ни встречался я, в какую бы сложную обстановку не попадал, — будь то в Англии с делегацией советской молодежи или с советскими журналистами в Соединенных Штатах Америки, возглавлял ли группу деятелей азербайджанской культуры во Франции или работал собственным корреспондентом газеты «Известия» в Турции и Иране, везде и всюду я помнил, что являюсь рядовым гражданином и полномочным представителем своей великой Советской Родины.

Даже, когда перед вылетом из Анкары, меня на глазах моих детей, в провокационных целях и в угоду своим американским покровителям арестовала турецкая охранка, я был спокоен, ни на минуту не забывая, что за мной моя страна, которая не даст в обиду, поможет добиться справедливости.

Хорошо возвращаться домой из дальних странствий! Разве может даже самый усовершенствованный «кандишен» заменить чистый, московский, настоенный не морозце, воздух.

Но чем больше ездишь по чужим странам, чем глубже вникаешь в чужую жизнь, тем острее радость каждой новой встречи с родным  Азербайджаном, горячим дыханием его земли, пахнущей солнцем, нефтью, морем.

По материалам книги «Чайки над Босфором»

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.