От нехватки компьютеров и бумаги до драки с министром: как создавали газету “Зеркало”


В 1990 году Советский Союз уже трещал по швам, обстановка в Азербайджане тоже была неспокойной, а ситуация с прессой и газетами – мягко говоря, удручающей. Люди устали от партийных газет, и наступил подходящий момент для чего-то нового.

Этим новым и стала газета “Зеркало”, которую создал и стал выпускать Рауф Талышинский (1956-2018), сплотив вокруг себя единомышленников.

Как вспоминал Эльчин Шихлинский (заместитель гл. редактора г. “Зеркало”, с 2000 года – гл. редактор):Мы с ним работали вместе, как минимум лет 15, и до “Зеркала”. Года 1,5-2 проработали, как он сам любил говорить, в таком замечательном издании, как “Коммунист Азербайджана”. Параллельно работая там, мы начали выпускать газету “Коммерческий вестник” (спустя годы, это издание переродилось в газету “Биржа”), как на русском, так и азербайджанском. Если сказать честно, работать в журнале “Коммунист Азербайджана” было сложно на тот период, да и скучно. И в один момент мы с разницей в неделю решили покинуть это издание. Это был июль 1990 года.

Первоначальная идея с “Зеркалом” была в том, чтобы делать дайджест зарубежной прессы. Тогда в киосках можно было купить американские, английские, итальянские, французские газеты. С этого и начали.

В августе 1990 года вышел нулевой номер газеты “Зеркало” и “Айна” (вариант газеты на азербайджанском языке). Оба издания полностью состояли из дайджеста. Это было именно то, что было востребовано на тот момент: люди хотели знать, о чем пишет зарубежная пресса, получать как можно больше информации без советской цензуры.

В том нулевом номере “Зеркала” во вступительной статье говорилось:У вас в руках пробный номер новой газеты, которую, надеемся, вы сможете встретить в киосках раз в неделю. Это будет газета обо всем важном, интересном, полезном, что происходит в стране и за ее пределами, будь то политика, экономика, культура, спорт, мода или аномальные явления природы. Перестройка делает свое дело – политическая и экономическая реформы ускоряются, общественная жизнь во всех регионах страны становится более интенсивной. Мы же, к сожалению, по-прежнему мало знаем о том, что и как происходит в Латвии и на Дальнем Востоке, Узбекистане и Молдове, в Сибири и Туркмении, не говоря уже о Соединенных Штатах или Австралии. По сей день практически единственный для республики канал информации извне – центральная печать и телевидение. О том, насколько полна и объективна бывает эти информация, к сожалению, можем судить по собственному опыту. Между тем, в мире одних только крупных общенациональных газет и журналов издается более четырех тысяч, большая часть их выходит ежедневно иногда объемом до нескольких десятков страниц. У нас в стране их, конечно меньше, и объемом они победнее, но информацию, особенно в последнее время, предлагают не менее интересную. Эта информация заслуживает того, чтобы получать ее, что называется “из первых рук”, не ставя себя в зависимость от того, представляется ли она важной и нужной “Правде”, “Известиям” или программе “Время”…

Издательство “Коммунист”, где когда-то располагалась редакция г. “Зеркало”
Нулевой номер “Зеркала”

Газета выходила и на английском языке, как вспоминал главный редактор газеты “Биржа” Рафик Аббасов:Говоря о Р.Талышинском, у меня сразу в памяти вырисовывается случай, когда мы выпускали первый англоязычный номер газеты “Зеркало”. Это было необходимо в преддверии крупной конференции или форума. Работа над номером длилась чуть ли не до 5:00 утра…

Сначала были определенные трудности, но газета “Зеркало” настолько хорошо была принята читателями, что тираж газеты быстро увеличивался и раскупался.

Как вспоминал технический директор “Зеркала” Дмитрий Андрианов: Работать я пришел в газету “Зеркало” в сентябре 1991 года, в этом году я только закончил институт, по тематике “автоматизация производственных процессов”.  Два-три месяца буквально я проработал в вычислительном центре Минздрава. Скучная была работа, потом через знакомых узнал, что появилась вакансия в газету “Зеркало” – искали человека на верстку. Собеседования у меня как такового не было. Меня позвали к Р.Талышинскому в кабинет, он просил кем я хочу быть, нравится ли мне эта работа. Но так как тогда это только было становление газеты, я не мог сказать что мне нравилось а что нет. Мне нравилась графика, я периодически сталкивался с графическими пакетами на предыдущей работе, и это мне было интереснее чем программирование.

И далее:В то время там работал Ахмед Джавадов, занимался всем этим – переводом газеты на компьютерную верстку, потому что до этого она выпускалась горячим набором в цеху. Я даже застал момент, когда “Айну” (азербайджанский вариант “Зеркала”) выпускали таким вот образом. Фаррух Шихлинский (брат Э.Шихлинского) приходил из цеха с черными по локоть руками – они там перебирали руками все эти гранки.

Он вспоминал, что компьютерная верстка была значительно проще:Тогда появилась буквально первая версия пакета Ventura, потом уже ее приобрела компания Corel. Работа шла на компьютерах IBM 286. В “Зеркале” на тот момент было буквально 2 компьютера. За одним мы сидели верстали, на другом девочка сидела занималась набором того, что предварительно печатали на печатных машинках. Для этого тоже была женщина, не помню как ее звали. Она сидела в отдельном кабинете, журналисты приходили диктовали ей, а потом эти распечатки сбрасывались с печатной машинки девочке, которая их уже набирала в текстовом редакторе. Потом уже мы брали эти материалы и меняли форматы, чтобы их поддерживал Ventura.

Ахмед Джавадов с группой работников тогда делали азербайджанские шрифты. Буквально через 3-4 месяца, газета “Айна” тоже начала выходить, на азербайджанском языке – уже в компьютерной верстке. Тогда редакция купила еще 2-3 компьютера, по баснословным ценам.

Д.Андрианов вспоминал:На этих же двух компьютерах мы играли в игры в выходные, чтобы развеяться. Тогда играли в Индиану Джонса, а на “Тетрис” в очереди стояли. Офисных кресел конечно не было, все сидели на советских деревянных стульях. Мебель тоже была советская – столы с тумбочками, у которых все отваливалось. В самые тяжелые годы – спиральную печку включали, на которой и обед грели и чайник кипятили. Потом уже кондиционер появился, в нем периодически пиво охлаждали.

Сначала были определенные трудности, но газета “Зеркало” настолько хорошо была принята читателями, что тираж газеты быстро увеличивался и раскупался.

Д.Андрианов:Активность тогда в газете была высокая. Газета выпускалась, не было такой грусти в газетном бизнесе как уже позднее, не было интернета, где люди воровали использовали информацию, все готовилось буквально на коленках и неизвестно было какой интерес проявит та, или иная статья. И сами новости были другие. Когда только все строилось, никого не беспокоила цена на нефть, беспокоили совершенно другие вопросы.

Р.Талышинский и Э.Шихлинский
Редакция г. “Зеркало”. Конец 1990-х гг.
Редакция г. “Зеркало”. Конец 1990-х гг.

Появление рекламы, позволило “Зеркалу” расшириться, взять на работу журналистов, выпускать кроме дайджеста собственные материалы. Долгое время газета выходила еженедельно, потом стали выходить ежедневные выпуски. В те годы, газета лидировала по тиражу среди всех русскоязычных газет в Азербайджане, получая год за годом различные награды в области СМИ.

В 1994 г., в одном из интервью, главный редактор “Зеркала” Р.Талышинский сказал:Газета – это фабрика, которая производит и комментирует новости. Как обувная или мармеладная фабрика. Поэтому ее природа требует объективности. Объективной может быть только независимая газета. Если газета не является независимой, то это что-то другое, не газета. Отсюда не должно следовать то, что у газеты нет позиции. Объективность и есть ее позиция… Любая новость, даже если она нравится или не нравится газете, должна доноситься до читателя. К примеру, бывают такие события, новости, которые нам не нравятся как людям. Однако как специалисты мы обязаны информировать об этом. К читателю необходимо относиться уважительно. Ему не нужно что-то объяснять, дайте ему информацию, он сам разберется, что к чему.

Д.Андрианов вспоминал, что в те ранние годы остро ощущалась нехватка бумаги. Были проблемы с логистикой, с поставками – “Никого не беспокоило выйдет газета или нет – выкручивайтесь как хотите.”

Он рассказывал:Кроме бумаги, возникал дефицит с металлическими пластинами. Мы тогда при верстке, распечатывали зеркальным образом на пленку, типа пергамента и уже с нее в типографии делалась металлическая форма (листы). В принципе все копировальные аппараты того времени так работали. Потом этот металл заправлялся в машину, и печаталась газета. Так вот эти металлические пластины иногда невозможно было достать.

И далее:Я помню как Рафик Аббасов ездил заграницу, договаривался о поставках этих пластин, в разное время мы искали их в каких-то типографиях при различных институтах, искали в типографиях райцентров. Всеми техническими вопросами занимался Р.Аббасов. Например однажды мы поехали рано утром в Гянджу, там договаривались с какой-то типографией, чтобы привезти бумагу. Она была как папиросная, прозрачная, и краска на ней очень плохо держалась. Такая ситуация с бумагой могла длиться несколько недель. Было и такое, что белой бумаги не было, мы доставали розовую или голубую бумагу…

Но самое интересное то, что при всех этих сложностях, интерес к газете был очень большой. По словам Д.Андрианова, тираж “Зеркала” периодически достигал 70,000-80,000. В самые лучшие времена, газета, субботняя, выпускалась в 64 страницы – треть, как минимум в ней была полосовая реклама, формата А3.

Он рассказывал:Когда начали выпускать ежедневную газету, это было тоже не очень легко, потому что ее верстка, подготовка материалов могла затягиваться до 5 часов утра. В 5 часов газету заканчивали, уходили на 3-4 часа спать, потом опять начинали собираться. Немножко нервная обстановка была с выпуском ежедневных номеров, но постепенно это все наладилось.

С выпуском ежедневного “Зеркала” в 1990-е было связано много конфликтных, тяжелых случаев. Например известный случай с избиением журналиста. Произошло это в 1992 году.

Как рассказывал Д.Андрианов:Был материал об Искендере Гамидове (министр обороны при президенте А.Эльчибее), который самому министру не понравился. Он приехал разбираться лично в редакцию, с выпускающим редактором ежедневного “Зеркала” Джахангиром Гусейновым. В издательство Азербайджан (бывшее – Коммунист) вошли 3-4 человека, и И.Гамидов полез в драку с Д.Гусейновым. Я был в тот момент в кабинете. Охранники меня просто вынесли, кстати к лучшему, чтоб я свое не получил…

Страница газеты “Зеркало” после инцидента с министром И.Гамидовым
Празднование 10-летия газеты «Зеркало». 2000 год

Но тогда на самом деле был страх, что газету могут закрыть, конфисковать оборудование. Как вспоминал Андрианов, технику складировали у представителя газеты “Правда” в Азербайджане, и неделю или чуть больше, газета вообще не выходила, не было возможности.

Д.Андрианов вспоминал, что первая нормальная газетная реклама появилась в “Зеркале”:Мураду Керимову тогда удалось серьезно поднять уровень рекламы в газете, люди стали приходить. Потом уже на этой основе решили выпускать газету “Биржа”, потому что был большой спрос на рекламу.

Он был согласен с тем, газета “Зеркало” в Азербайджане начала выходить в нужное время:Когда я пришел, “Зеркало” уже была успешной газетой, по большому счету. Это было что-то новое на рынке. Люди устали от всех этих “коммунистов”, “вышек”, этих отчетов и “историй успеха на нефтяных камнях”. “Зеркало” было чем-то новым. В России тоже в это время начали появляться какие-то издания, рок-н-рольные, развлекательные, кроссворды и так далее.  Таким же и было Зеркало. Я помню, как тогда составлялись эти гороскопы и кроссворды – люди сидели и кропотливо делали эту работу.

Д.Андрианов отмечал, что заслуга Р.Талышинского есть в успехе “Зеркала”, но там был и элемент случая – он попал в “струю”, в нужное время.

С другой стороны, я не знаю, кто мог бы тогда на его месте такое сделать, все были слишком политизированы. Газета “Азадлыг” тоже пользовалась популярностью, и “Ени Мусават” тоже, которая только начала выходить, но “Зеркало” не было политизированным. Это уже потом, когда появились ежедневные выпуски, начали появляться какие-то политические моменты. Но читателей газета завоевала именно познавательной, развлекательной и образовательной тематикой, но не политикой,– вспоминал Д.Андрианов.

В 2000 году Р.Талышинский покинул “Зеркало” и создал новую газету – “ЭХО”. Главным редактором “Зеркала” стал Эльчин Шихлинский.

По воспоминаниям Д.Андрианова, книги “Точка зрения”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.