“Играй так, чтобы в тебя не влюблялись”: как Ахмед Агдамский превратился в Лейли


К.Насирова

Азербайджан всегда славился талантливыми певцами и музыкантами, известными далеко за его пределами. Национальное вокально-исполнительское искусство развивалось под влиянием соци-ально-исторических процессов и выполняло функцию сохранения и трансляции культурных ценностей, их постоянного рождения, переосмысления в области коммуникаций и творчества.

В XX веке, в отличие от предшествующих столетий, ориентированных на традиционную музыку, произошли существенные изменения – появилась культура новоевропейского типа, активно включившаяся в общий мировой музыкальный процесс. Это раздвинуло границы вокального искусства и исполнительства, обогатило сферу его содержания.

С начала XX века в азербайджанской музыкальной культуре стали сосуществовать традиционное народно-профессиональное и новоевропейское вокальное исполнительство академического типа. В то же время, в период становления национального драматического и музыкального театра в Азербайджане в спектаклях участвовали только мужчины. Благодаря труду этих самоотверженных, талантливых людей, верящих в силу театрального искусства и его роль в прогрессе общества, ставились пьесы М.Ф.Ахунзаде, А.Ахвердиева, Н.Везирова, Дж.Мамедкулизаде, мугамные оперы и музыкальные комедии. Золотыми буквами вписаны в историю азербайджанского искусства их имена, среди которых особое место занимает Ахмедбек Бадалбейли (Ахмед Агдамский).

…Мужчина, играющий на сцене женщину. История этого явления уходит в глубокую древность. Трагедии и комедии писались, чаще всего, на мифологические сюжеты и все роли играли мужчины. Женщины не всегда и не везде допускались на представления, особенно на комедию, и сидели, как правило, отдельно от мужчин. На протяжении нескольких столетий во многих странах участие женщин в театральных пьесах было под запретом. Эта традиция существовала в «Пекинской опере» и японском театральном жанре Кабуки.

В английском театре на протяжении нескольких веков на сцену выходили исключительно мужчины. Шекспир и другие драматурги его времени приглашали на женские роли исключительно «мальчиков – актеров», которые представали перед зрителями в облике Джульетты, Клеопатры, Офелии. Женщинам запрещено было играть в театре, до тех пор, пока устаревший указ в XVII веке не отменили.

В России все женские роли до середины XVIII века исполнялись актерами мужского пола. Только после учреждения русского театра в Петербурге (1756) на сцену вышли профессиональные актрисы.

В Азербайджане также испокон веков актерами были мужчины. Хотя эта традиция восходит к давним временам, ее принято связывать с религиозными нормами, запрещающими женщинам выходить на сцену. Так было и в начале XX века…

Ахмедбек Бадалбейли родился в январе 1884 года в древнем азербайджанском городе Шуша – в краю мугама, песен, поэзии, сказок. Богатая культурная жизнь литературные и музыкальные общества Шуши, были известны не только в Азербайджане, но и далеко за ее пределами.

Ахмедбек с самого раннего детства был окружен музыкой, посещал религиозные театральные представления, с воодушевлением участвовал в постановках народного театра. Как все всемье Бадалбейли, оставившей глубокий след в истории азербайджанской культуры и образования, Ахмедбек был наделен редкостным музыкальным талантом. Однако в Шуше так много музыкально-одаренных людей, что родные, да и он сам не придавали этому особого значения. Он хотел стать учителем, так же, как и его родной брат Бадалбек Бадалбейли, который закончил Закавказскую учительскую семинарию в Гори в 1895 году. Бадалбек некоторое время работал в Агдаме педагогом, а затем переехал в Баку и открыл «Русско-мусульманскую школу», которая прославилась как «Школа Бадалбека».

После окончания реального училище в Баку, Ахмедбек стал учителем в Мардакянах. Однако жизнь молодого интеллигента поменяла историческая премьера в январе 1908 года оперы «Лейли и Меджнун» Узеира Гаджибекова. Двоюродные братья основоположника азербайджанской композиторской музыки, Бадалбек и Ахмедбек принимали активное участие в подготовке этого спектакля. Видные представители национальной интеллигенции, они были членами общества «Ниджат», неоднократно выступали в ряде постановок драматических спектаклей.

Будучи обладателем хорошего голоса, Бадалбек несколько раз исполнял роль Меджнуна, Ибн-Салама в опере «Лейли и Меджнун». Именно он стал инициатором привлечения своего брата Ахмедбека к роли Лейли, когда первый исполнитель Фараджев отказался выступать.

Как вспоминал брат Уз.Гаджибекова, Джейхун, один из соавторов либретто оперы: «Роль Лейли мы поручили нашему двоюродному брату – Ахмеду Бадалбейли,… низкий рост коего с его тонким звучным голосом могли дать некоторую иллюзию женственности (конечно, он был переодет).»

После премьеры оперы Уз.Гаджибеков пригласил А.Бадалбейли на роль Лейли. Хотя Ахмедбек имел опыт сценической работы, принять такое решение из-за косности взглядов и предубеждений в обществе того времени было крайне сложно. Связь с передовыми идеями своего времени и выдающимися прсветителями – демократическими массами определили выбор Ахмедбека. Уже со второго представления он на долгие годы стал исполнителем партии Лейли и его выступления, отличающиеся искренностью и благородством, быстро завоевали симпатии зрителей.

Однако первое время А.Бадалбейли играл на сцене под именем Мири – чтобы никто не узнал его, на афишах так и писали, «Мири». Этот псевдоним не был выбран случайно. Действительно, в Карабахе был такой человек …один из дальних родственников, дядя Ахмеда. Мири был острословом и прекрасным ханенде.

Ахмедбек (в последствии он взял себе псевдоним Ахмед Агдамский), по словам очевидцев, с легкостью исполнял партию Лейли, так как имел теплый, сильный, ровный во всех регистрах лирический тенор. Искреннее, благородное сценическое поведение и прекрасное знание мугамов позволяли артисту точно передавать духовную красоту и поэтическое очарование Лейли.

Ахмед Агдамский в роли Лейли

«Были такие поклонники таланта А.Агдамского, которые специально приходили, чтобы послушать в его исполнении «Гатар» из второго действия оперы,» – вспоминали очевидцы.

Он настолько сильно вжился в роль Лейли, что неоднократно на гастролях в различных городах с ним происходили курьезные случаи. Однажды, в 1914 году после ошеломительного успешного представления оперы «Лейли и Меджнун» в Тбилиси, один из деятелей культуры Грузии, поздравляя артистов, пожимал им руки. Когда очередь дошла до Ахмеда Агдамского, он решил, что это женщина и галантно поклонился. Не растерявшийся в такой «веселой» ситуации артист, с легким реверансом позволил поцеловать свою руку.

Далеко не смешной для артистов случай произошел на гастролях в Туркмении, когда группа молодых людей стала требовать, чтобы Лейли осталась там: «Отдайте эту женщину нам… У себя найдете другую Лейли».

Артистам Мирзага Алиеву и Гаджиага Аббасову пришлось долго убеждать молодых людей, что женщин в труппе нет.

«Ахмед, разве можно так играть? Ты чуть не погубил нас. Играй так, чтобы в тебя не влюблялись,»позже говорили артисты, со смехом вспоминая этот случай.

Со временем появились и другие исполнители партии Лейли – Д.Багдадбеков, Г.Гаджибабабеков, но именно А.Агдамский стал лучшим мужчиной-интерпретатором этой роли. Мастерское, вдохновенное пение женских партий в мугамных операх и музыкальных комедиях превратили его в уникальное явление в истории азербайджанской музыкальной культуры.

Будучи мужчиной по природе, А.Агдамский создал новый тип артиста, с равным успехом исполняющего мужские и женские роли. Зрители органично воспринимали его амплуа в музыкально-сценических произведениях, не задумываясь о том, что перед ними мужчина. Для них он был воплощением голоса, удивительно большого искусства. Как истинно большой артист, выходя на сцену, А.Агдамский оставлял за кулисами свое индивидуальное мужское начало и выносил на сцену лишь одно – голос.

За пятнадцать лет артистической деятельности он создал много замечательных женских образов, но никогда не брался за те роли, которые не мог исполнить.

А.Агдамский отказался от участия в опере «Шейх Санан», так как понял, что партия Хумар – не для голоса ханенде. Впоследствии он стал первым и замечательным исполнителем партий Тахминэ – «Рустам и Зохраб» (1910), Асли – «Асли и Керем» (1912), Хуршид Бану – «Шах Аббас и Хуршид Бану» (1912) Уз.Гаджибейкова, Шах-Сенем – «Ашыг Гариб» З.Гаджибекова (1916), Мах – «Мехру и Мах» Г.Б.Шарифова (1916).

Имя артиста связано также с образами Гюльчохры и Гюльназ в музыкальных комедиях «Аршин мал алан» и «Не та, так эта» Уз.Гаджибекова. Героини первых мугамных опер и оперетт азербайджанских композиторов находили в лице А.Агдамского тонкого интерпретатора. Современники отмечали в его исполнении способность к перевоплощению, глубокое проникновение в замысел художника.

Газета «Баку» писала в 1912 году: «Шумный успех выпал на долю гг. Сарабского и Агдамского, которые в ролях Керема и Асли прямо бесподобны не только чудными голосовыми средствами, но и хорошей игрой… Автора вызвали – и артисты вынесли его на сцену на своих плечах…»

В рецензии на второй спектакль отмечалось: «Артист этот, обладающий чудным голосом, так увлекает слушателя, что тяжелое впечатление, производимое заменой женщины мужчиной, совершенно сглаживается. А.Агдамский внимательно работал над партией Асли в поисках новых красок, оттенков образа, что сразу же заметили зрители. Критики писали, что последнее исполнение роли Асли А.Агдамским в сезоне 1913 года отличалось от первого более высоким уровнем».

Наряду с операми, артист принимал активное участие во многих благотворительных мероприятиях того времени. В 1913 году он выступил в спектакле с концертным отделением, которое устроило просветительское общество «Ниджат» в пользу одной из первых азербайджанских вокалисток Шовкет Мамедовой.

В тот вечер А.Агдамский исполнил роль в музыкальной комедии «Муж и жена» Уз.Гаджибекова. С неизменным успехом выступал А.Агдамский и во второй музыкальной комедии Гаджибекова «Не та, так эта».

В газете «Баку» отмечалось: «Из исполнителей прежде всего мы должны отметить г. Агдамского – с его чудным голосом, знанием роли (у других этого не замечалось) и умением играть. А.Агдамский выступил в роли Гюльназ… и провел ее безукоризненно».

Безусловно, в прессе тех лет авторы статей неоднократно сокрушались по поводу отсутствия женщин-актрис, но при этом всегда отмечали, что А.Агдамский «благодаря его… красивому голосу» делает все от него зависящее, чтобы точно сыграть женскую роль. Чуждый застывших интерпретаций, он постоянно находил новые краски для обрисовки на сцене женских персонажей.

Видный артист азербайджанской сцены Г.Сарабский всегда с удовольствием выступал с А.Агдамским. Так было и в сентябре 1915 года, когда Сарабский, выступил режиссером и одновременно исполнителем партии Аскера в оперетте «Аршин мал алан». Однако с 1916 года на афишах в партии Гюльчохры уже встречается имя Сурейи ханум, хотя в тот год А.Агдамский снялся в этой роли в первой азербайджанской кинокомедии «Аршин мал алан» по мотивам одноименной оперетты Уз.Гаджибекова.

Активная и многогранная деятельность А.Агдамского включала не только женские, но и мужские партии в мугамных операх и опереттах азербайджанских композиторов, народные песни и мугамы.

Все эти годы – полные радости узнавания музыки, невзгод, творческих сомнений рядом с А.Агдамским был его брат и друг Уз.Гаджибеков, который внимательно наблюдал за ростом артиста. Он хвалил А.Агдамского и всегда в случае необходимости приходил ему на помощь.

В начале 1920-х годов, когда появились актрисы- женщины, А.Агдамский перестал выступать на сцене и стал играть в оркестре на таре. Только однажды, по воспоминаниям А.Бадалбейли, артист спел с А.Олеанской в музыкальной комедии «Аршин мал алан» партию Аскера.

В 1923 году Ахмедбек переехал в Агдам, где преподавал игру на таре в музыкальной школе. Будучи деятельным человеком, он собрал вокруг себя группу одаренной молодежи и организовал театр. Силами талантливой поросли воспитанников он ставил различные драматические и музыкальные спектакли, в которых изредка принимал непосредственное участие.

Далеко за пределами Агдама славились также выступления Ахмедбека перед началом спектакля. Истинный мастер своего дела, он виртуозно исполнял на красиво инкрустированном таре различные мугамы, приводя в неописуемый восторг слушателей.

С 1934 года местом жительства А.Агдамского стал Агдаш, где он продолжил педагогическую деятельность. Не мыслящий своей жизни без сценического искусства, он одновременно работал и в Агдашском театре, созданном в свое время З.Гаджибековым. А.Агдамский принимал непосредственное участие в подготовке спектаклей, ездил в Баку за реквизитом. С любовью воспитывал растущую артистическую смену, направлял их на путь высокого мастерства.

Однажды Ахмедбек выступил в партии Керема в опере «Асли и Керем» Уз.Гаджибекова. На общем фоне хорошо исполненной оперы, образ Керема выделился особенно отчетливо. Замечательный голос, проникновенность сценической игры привлекли всеобщее внимание и по достоинству были оценены местными зрителями, еще долго вспоминавшими этот спектакль.

Видный деятель азербайджанского искусства, А.Агдамский навсегда расстался со сценой в конце жизни в 1954 году. Заслуга артиста не в том, чтобы признали его личный труд, а в том, чтобы его искусство стало достоянием нации, несло правду людям, поддерживало связь времен. Именно таким запечатлелся образ А.Агдамского в истории азербайджанской музыкальной культуры.

По материалам книги “Мастера вокального искусства Азербайджана”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.