Дербент в османо-сефевидских войнах XVI-XVII вв.


Ф.Гусейн

На протяжении истории Кавказ неизменно служил ареной противоборства могущественных держав, имевших интересы в этом геополитически важном регионе.

Дербент в силу особенностей географического расположения, в том числе пребывания на ключевой позиции на стыке двух извечно противоборствующих миров – степного кочевого и оседлого земледельческого – являлся средоточием политических, этнических, культурных процессов.

XVI век вывел на арену борьбы за доминирование в регионе сразу три державы в лице Московского царства, Османской империи и азербайджанского государства Сефевидов. Экспансионистская политика Московского государства в юго-восточном направлении натолкнулась на противоборство Высокой Порты, во внешнеполитическом курсе которой Кавказский регион приобретает особую значимость помимо всего прочего и для выхода к Каспийскому морю.

Задача утверждения на Каспии и создания здесь своего военного флота для османов приобрела особую актуальность в данный период как в плане установления заслона дальнейшему продвижению русских и утверждению их на Кавказе, так и с точки зрения экономических интересов, завязанных на контроле торговых путей.

С открытием англичанами морского пути в Архангельск и установлением в середине XVI века новой магистрали европейско-азиатской торговли издревле функционировавший Волжско-Каспийский путь приобретает актуальность и особую привлекательность для Высокой Порты ввиду укрепления европейских держав на мировых торговых путях. Именно этот фактор и стал определяющим в инициировании султаном Мурадом III (1574-1595) войны против Сефевидского государства.

Война началась в 1578 году с кампании, известной в истории как «восточный поход», которым предводительствовал завоеватель Кипра Мустафа-паша. В ходе войны, продолжавшейся с перерывами 12 лет, османы завладели Ширванским беглярбегством, включая 9 городов, в том числе и Дербент.

События, связанные с взятием османами Дербента, имевшие исключительно важное значение в предопределении в целом исхода войны, подробно описываются в сочинении османского автора Ибрагима Рахимизаде, секретаря Мустафа-паши, сопровождавшего его в этом походе. Дербент, который исстари именовали «железными воротами», привлекал османов не только своей неприступностью, но и близостью к местному суннитскому населению, на помощь которого, а также дагестанских правителей, в особенности Амира Шамхала, османы рассчитывали.

Более того, он имел ключевое значение в плане поддержания османским контингентом в Ширване сообщения со Стамбулом по северокавказскому пути и получения оттуда свежих сил, а также получения подкрепления от крымских татар. И, наконец, как портовый город Дербент был необходим османам для реализации плана строительства военного флота на Каспии.

У Рахимизаде содержится весьма интересная и подробная информация о захвате Дербента османскими войсками во главе с Осман-пашой в декабре 1578 г. Под натиском сефевидских войск османское командование, укрепившееся в Шамахе, принимает решение отступить в Дербент, куда предварительно были направлены 100 бойцов с вооружением и боеприпасами, а основные силы выступили из Шамахи несколькими днями позже.

По сообщению автора, в это время стояли сильные морозы, в результате которых погибло «столько людей, сколько не погибло за все время с начала иранского похода», а оставшиеся в живых сумели добраться до Дербента лишь за 12 дней.

Отмечается, что несколько ранее при вступлении османских войск в Ширван жители Дербента восстали против власти сефевидов, перебив всех кызылбашей, схватили правителя и военачальника крепости по имени Чыраг Халифа и доставили его в местечко Зардав к османскому сардару (военачальнику), где он отказался перейти на сторону османов и был казнен. Затем, когда дербентцам стало известно о победах кызылбашских войск в Ширване, они выдворили из крепости прибывших ранее османов вместе с их комендантом, а сами хорошо укрепились в ней, не желая впускать османские войска.

Узнав о том, что жители Дербента взбунтовались по подстрекательству «некоторых упрямцев из Дагестана», Осман-паша отобрал 500-600 лучших бойцов и спешно направился к воротам крепости. С большим трудом, прибегая «то к чрезмерной лести, а то к безумному насилию», Осман-паша сумел все же вступить в крепость. Наказав «непокорную и непослушную» часть населения, османы «очистили Дербент от всех упрямцев». Однако здесь страдания и лишения, выпавшие на долю османов, не закончились – они пережили тяжелейшую зиму, в ходе которой ежедневно от голода и холода гибли десятки людей и животных, а дороговизна была такая, что «за дорогого коня стоимостью в 100 золотых давали 3-4 буханки хлеба».

Дербент. Мечеть “Кырклар”. XVII век

Утвердившись в Дербенте, османское командование начало активную деятельность по реализации планов создания военного флота на Каспии. Это получило отражение в сборнике документах Mühimme Defterleri. В одном из этих документов содержится переписка между тогдашним садр-азамом (первым министром) Османской империи Мехметпашой Сокуллу и находившимся в то время в Дербенте военачальником османских войск в Ширване Осман-пашой, осуществленная в самый разгар войны в июне 1579 г.

В письме рассматриваются конкретные практические вопросы, связанные со строительством флота – снабжение необходимыми материалами, возможности их доставки, выявление местных ресурсов и прочее.

Как писал садр-азам: «В своем письме, Вы (Османпаша) писали о том, что Демиркапы (имеется в виду Дербент) является редкой крепостью, так что если будут построены штук 20 галер, а снабжение и боеприпасы будут присланы с нашей стороны, то можно будет завоевать вилайеты, [прилегающие] к Бахр-и Кульзум (Каспийскому морю) и впадающим в него рекам. Фактически главная цель завоевания Ширванского вилайета как раз и заключалась в строительстве достаточного количества победоносных кораблей и завоевании окрестных местностей. Но как же в теперешней ситуации, когда из-за блокирования дорог и дальности расстояния отправка снабжения победоносным войскам в Демиркапы и Тифлис сопряжена со множеством тягот, мы можем отправить отсюда необходимые для строительства галер материалы?

Если, к примеру, только гвоздей для одного корабля требуется 60-70 кантаров (Кантар – мера веса, равная 100 кг), то как же Вы себе представляете отправку этого груза в условиях, когда дороги, [ведущие] в Ширванский вилайет, все еще небезопасны? Если даже [представить, что] некоторые материалы и будут присланы [отсюда], корабли [ведь] строятся не из любого дерева. Есть ли в тех местах подходящие дубовые деревья? И если исследовать горы, то какова вероятность обнаружения там месторождений железа? Все эти вопросы остаются неясными. И поэтому необходимо выявить наличие в этой местности источников необходимого для выполнения этого задания сырья, а именно дубовых деревьев и месторождений железа».

Безусловно, помимо реализации такого важного в стратегическом отношении плана, как создание флота в Каспийском море, завладение Кавказским регионом сулило Османской империи большие экономические выгоды. Завоевание прикаспийских областей Азербайджана означало обладание бакинской нефтью и солью, ширванским и гилянским шелком, медью, серебром.

В ответ на сообщение Осман-паши об имеющихся в Ширване залежах серебра ему поступило послание от самого султана, которое свидетельствовало, в частности, о том, что уже в первые же годы оккупации Ширвана, когда исход войны еще не был решен, турецкие власти всерьез взялись за выявление и оценку природных богатств этого региона.

В письме сообщалось: «…Из Румелии в Демиркапы высланы рудокопы с необходимым снаряжением и средствами в сопровождении чавуша при падишахском дворе Синана. Приказываю, чтобы по прибытии вышеупомянутых рудокопов они при участии вышеуказанного чавуша были использованы по Вашему усмотрению в разработке залежей. Направь к моему счастливому порогу письмо, описав во всех подробностях, сколько месторождений обнаружено, каков [объем] добычи и расходов, имеются ли также залежи золота, меди и железа, не оставив ничего неясного или подлежащего сомнению, и вышли образцы».

Таким образом, Дербент, как можно судить по данным вышеприведенных источников, играл роль опорного пункта и базовой точки в реализации планов османских властей на Кавказе.

В июне 1583 года под управлением османского государства был создан Дербентский эйалет, включавший также Кубу, Ахты, Шабуран (Шабран), Мюскюр, Кюре, Чираг и Рустов. Первым беглярбеком Дербентского эйалета был назначен Кафы Джафар-паша.

Интересные сведения по истории Дербента содержатся в «Книге путешествий» известного турецкого путешественника Эвлия Челеби, посетившего город в 1647 г. Отмечая, что на этой территории расселялись тюркские огузские племена, он сообщает о посещении им могилы «славного озана» (народного сказителя) Деде-Коркуда из племени Баят, героя известного огузского героического эпоса.

Известно, что племя Баят принадлежало к числу 24 огузских племен. Называя Деде-Коркуда «великим султаном», Челеби отмечал, что его почитают ширванцы и что в Дербенте, Кубе и Ширване издавна расселены колена племени Баят, среди которых силен культ Деде-Коркуда.

После отвоевания сефевидами Дербента в 1607 году по приказу шаха Аббаса I (1587-1629) в городе были проведены широкие работы по благоустройству. В частности, был проложен водопровод, сооружены источники питьевой воды, фонтаны, водохранилище, а также возведены две поперечные стены, разделившие город на три части.

Примечательно, что и Эвлия Челеби, хоть и мимолетом, упоминает об этих работах, не называя при этом шаха Аббаса, что можно считать естественным. Перечислив основателей крепости «Демиркапы», начиная от Александра Македонского, Ануширвана и Йездигерда до шаха Исмаила Сефеви и Осман-паши, автор затем отмечает, что «способный инженер, понимающий назначение сооружения, построил эту крепость из трех фортов» и «укрепил ее крепкими трехрядными железными воротами».

Итак, в период османо-сефевидских войн Дербент оказался в орбите стратегических, политических и экономических интересов Османской империи, что закономерно нашло свое отражение в османских письменных источниках.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.