От Брежнева и Рокфеллера до Ходжалы: воспоминания знаменитого бакинского фоторепортёра


Олег Александрович Литвин (1936 — 2017) был известным фоторепортёром. Литвин родился в Баку. Окончил энергетический факультет (1956—1960) Азербайджанского института нефти и химии. Позже работал в ТАСС фоторепортёром (1973—1990). Долгие годы Литвин работал в «Азеринформ», ныне «АЗЕРТАДЖ», сотрудничал с агентствами «Reuters» и «Associated Press».

С начала Нагорно-Карабахского конфликта между Арменией и Азербайджаном О.Литвин готовил фоторепортажи с линии фронта. Он был одним из фоторепортёров, которые документировали трагедию 20 января и Ходжалы.

В 2000 году О.Литвин переехал к сыну в Волгоград. Здесь на протяжении пяти лет работал в «Комсомольской правде», а с 2005 года в корпоративной газете «Волга и Дон» компании ЛУКОЙЛ. Литвин ушел из жизни в 2017 году, не дожив до своего 81-го дня рождения меньше суток.

Так получилось, что незадолго до смерти, обозреватель «Волгоградской Правды» встретился с ним, взял интервью. Материал был уже готов к печати, как вдруг в редакции узнали о смерти О.Литвина. Сразу после этого в газете вышло это последнее интервью с бакинским фотографом.

«Чтобы фотографировать, мало одной только камеры. Для фотографии нужны глаза, сердце и голова». Эти слова французского фотохудожника, отца современной фотожурналистики Анри Картье-Брессона любил повторять Олег Литвин. За время своей журналистской карьеры он сделал множество замечательных снимков и запечатлел немало выдающихся людей.

**********

В.Путин и Г.Алиев Фото О.Литвина

– Олег Александрович, среди ваших работ есть кадры с Владимиром Путиным…

– В 2001 году я был аккредитован в президентском аппарате Азербайджана от информационного агентства «Рейтер». Мне было поручено снимать первое в истории прибытие в Баку Президента России Владимира Путина. После вручения цветов у трапа самолета Владимир Путин и Гейдар Алиев прошли мимо строя почетного караула, почти не общаясь. Я понял, что Владимир Владимирович не выспался в дороге, и снимок их с Алиевым общения на фоне самолета сделать не получится. Пришлось мне пойти снимать подписание ими межгосударственных российско-азербайджанских договоров. К началу мероприятия я немного запоздал. Войдя, спросил у знакомого охранника Алиева, можно ли мне пройти в центр зала. Он ответил, что охрану мероприятия осуществляют москвичи, и что он сам здесь находится для видимости.

Пока шло подписание различных документов, усталый Путин почти не общался с Алиевым, хотя сидел с ним рядом. Президент Азербайджана внимательно следил тем временем за залом. Когда его взгляд остановился на мне, я показал ему пальцами, что нужно снять их с Путиным общение. Алиев хорошо знал нас, бакинских фотокоров, всегда внимательно к нам относился. Он повернулся к Путину и заговорил о чем-то с ним, Путин ответил и улыбнулся. Я выбежал в центр зала, встал на колени и быстро отснял эту сцену сразу двумя фотокамерами.

Стоило мне затем отойти к дверям, как меня взяли под руки охранники Путина и вывели из зала как нарушителя порядка. Я быстро проявил в лаборатории пленки и передал нужный снимок в агентство «Рейтер», пока остальные фотожурналисты были еще на мероприятии.

Г.Алиев и Л.Брежнев. Фото О.Литвина

– А до этого вам довелось сфотографировать еще одного руководителя нашей страны – Леонида Брежнева. И тоже в Баку?

– Приблизительно 15 годами раньше, меня, молодого в то время фотожурналиста, наравне с московской группой фотографов центральных газет допустили к съемке пребывания в Баку генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева. Перед прибытием поезда на перрон нас поставили в 10 метрах от предполагаемого места встречи, но поезд почему-то проехал несколько дальше. Встречающие бросились к вагону Брежнева, мы, фотожурналисты, – вместе с ними. Все перемешались, и снять рукопожатие Алиева и Брежнева при их встрече смог только личный фотограф Леонида Ильича Владимир Мусаэльян, вышедший из вагона раньше генсека.

Когда пришло время снимать проводы Брежнева из Баку, мой шеф предложил мне остаться на привокзальной площади и именно там снять главных действующих лиц. Получилось великолепно! Народ с приветственными лозунгами и портретами Брежнева заполнил всю площадь, Брежнев и Алиев долго махали пришедшим руками. А снимок Брежнева, сделанный мной на привокзальной площади, был признан лучшим среди снимков всех моих коллег!

Тур Хейердал в Азербайджане. Фото О.Литвина

– Книгами выдающегося норвежского археолога, путешественника и писателя Тура Хейердала мы все зачитывались в свое время. А ведь и его снимок есть в вашем фотоархиве.

– И я очень этим горд. Когда Хейердал приехал в Баку, меня послали работать с ним на весь период его пребывания в Азербайджане! Я ездил тогда вместе с Хейердалом на раскопки древнего города Шабран, расположенного на северо-востоке Азербайджана, потом – на побережье Каспийского моря. Тур всюду искал подтверждения своей теории, что в древности прибрежные народы делали свои суда из камыша. На берегу Каспийского моря он даже показал нам виды камыша, который можно было бы использовать для этой цели.

Тур с увлечением развивал свою теорию о том, что короли Норвегии и Швеции могли быть по происхождению с Кавказа. Как он предполагал, при приближении войска Александра Македонского они эмигрировали на север и достигли Балтийского моря.

Хейердал приезжал в Азербайджан еще несколько раз. Мне довелось сопровождать его в Музей истории Азербайджана, где он знакомился с оружием и украшениями древних кавказских полководцев и царей, которые были очень похожи на такие же изделия, найденные Хейердалом в Норвегии. Мы посетили с ним и заповедник Гобустан – место древнейших поселений прибрежных народов. Там Туру показали рисунки двух-трехтысячелетней давности, сделанные на стенах пещер, где были и рисунки камышовых лодок. Одна из этих пещер называется «Пещера семи красавиц», на ее стенах изображены семь женщин. Я в шутку сказал жене Тура Жаклин, что так в пещере был запечатлен древний азербайджанский обычай дарить на ночь почетным гостям семерых кавказских девушек. Она тут же ответила взволнованно, что ее мужу показывать эту пещеру не надо!

О.Литвин с коллегами

– Что это за история с американским олигархом? Говорят, вы ему чем-то помогли…

– Было дело. В середине 80-х в Азербайджане проходила очередная Дартмудская конференция, на которой присутствовали многие влиятельные в мире люди. В числе гостей были, к примеру, американский мультимиллиардер Дэвид Рокфеллер, известные советские ученые – академики Евгений Примаков, Георгий Арбатов и другие интересные для прессы люди.

На выходные в программе конференции запланирована была поездка в город Шеки, средневековый азербайджанский город с интересной архитектурой. По прилете в аэропорт нас встретили девушки в национальных костюмах, они вручали гостям розы, а затем приглашали их на национальный танец. Гости с удовольствием танцевали и фотографировались. Дэвид Рокфеллер был там в изрядно помятом пиджаке, и журналисты даже спорили – сколько он заплатил за то, чтобы ему так пиджак помяли?

Во время осмотра гостями музеев меня подозвал академик Георгий Арбатов и попросил помочь Рокфеллеру разобраться с фотоаппаратом. Пришлось снять с себя пиджак и завернуть в него фотоаппарат американского миллиардера, чтобы в темноте открыть его. Пока я этим занимался, ребята из МИДа моей фотокамерой сделали несколько снимков.

Оказалось, что Дэвид Рокфеллер перед поездкой в Азербайджан купил «крутую» фотокамеру, которая после съемки 36 кадров автоматически перемотала пленку в кассету. Пришлось зарядить свою пленку в его фотокамеру. В знак благодарности Рокфеллер протянул мне свою визитку. На ней была написана только его фамилия, но и эту визитку у меня вскоре изъяли сотрудники госбезопасности. На память же остались только снимки, где я оказываю помощь одному из богатейших и известнейших людей планеты…

По материалам газеты “Волгоградская Правда”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.