Древний город Габала в III в. до н.э. – III в. н.э.


И.Алиев, Ф.Гадиров

Первые письменные сведения о Габале встречаются в произведениях античных авторов. Гай Плиний Секунд в своей «Естественной истории» называет ее «Габалакой» и пишет, что это первенствующий город в Албании.

Говоря о Габале, Плиний употребляет термин «oppidum», что переводится обычно как укрепление, укрепленное место. Опираясь на это, можно считать, что в те времена Габала была укрепленным городом.

В античных источниках кроме названия Габалака встречается также «Xабала». Это название упоминает при перечислении городов и других населенных пунктов Албании в своем «Географическом руководстве» Птолемей, живший в конце I — середине II в.

Габала, вероятно, еще накануне нашей эры была известна в Риме как столица Кавказской Албании. Из последующих источников выясняется, что столица страны в 464 г. была перенесена из «Капалака» (в раннесредневековых источниках наряду с этим названием встречается и «Капага») в Партав (Барду).

Большое значение для изучения древней истории Кабалы имеют археологические исследования. Археологические разведки и предварительные исследования подтвердили, что развалины Габалы находились к востоку от появившегося позднее села Чухур-Габала на возвышении между реками Карачай (Габала-чай) и Джоурлучай (Калачай) и прилегающей к ним территории.

Территория городища занимала около 25 га. Вырытый в древности ров делил городище на две части. Местное население называло территорию к северу от рва Сельбиром, а к югу—Калой. Иногда обе части городища именовались Кала-Сельбир, Гявур-кала, иногда же только южную часть называли Гявур-калой.

Раскопки в Сельбире выявили в нижних горизонтах культурного слоя остатки пересекающихся стен и большое количество крупных кровельных черепиц. Размеры и вес черепиц свидетельствовали о том, что древние здания города были довольно значительны по величине и прочны. Это говорит о высоком строительном искусстве жителей города. Кровельную черепицу античного времени, обнаруженную в Габале датировали II в. до н. э. — I в. н. э.

Гай Плиний Секунд

Обнаруженное в Сельбире ванночное погребение (I в. до н. э. — I в. н. э.) на остатках фундамента жилого помещения, позволяет отнести ранний строительный горизонт города к эпохе до нашей эры.

В результате раскопок в Сельбире были выявлены фундамент западной части крепостной стены и монументальная башня. Башня имела в основании форму квадрата и высоту в 14 м. При расчистке ее внутренней части был выявлен вход в нее и остатки древнейших стен. Во входной части и внутри башни были найдены черепки керамической посуды, характерной для эпохи ялойлутепинской культуры.

Интересные находки дали раскопки в Кале. В 1983 г. к востоку от воротного пролета прямо у башни был сделан небольшой раскоп, и на глубине 3,74 м был выявлен фундамент стены, толщиной в 5 м. На цоколе были обнаружены фрагменты ялойлутепинской керамики (III—I вв. до н. э.) черного и розового цветов и обломки античной черепицы. Основываясь на приведенных материалах, возведение крепостных стен Сельбира и Калы следует отнести к кануну или к I в. нашей эры. Это подтверждает и употребляемый Плинием в I в. по отношению к Кабале термин «oppidum».

Основную часть найденного в Сельбире археологического материала, относящегося к древнему периоду Габалы, составляли фрагменты керамической посуды. Это кувшины с одной ручкой черного, розового и красного цветов, вазы на одной и трех ножках, молочники и другие сосуды различного назначения. Горлышко одного из кувшинов было покрыто знаками, напоминающими некоторые буквы греческого алфавита.

Аналогичные сосуды впервые были обнаружены в Ялойлутепе (7—8 км от городища Габала) и известны в научной литературе как изделия ялойлутепинской культуры (III—I вв. до н. э.). Наличие в нижних горизонтах культурного слоя в Сельбире огромного количества посуды, абсолютно идентичной ялойлутепинской, свидетельствует о богатой жизни в Габале III—I вв. до н. э. Опоясывавшие Габалу того времени крепостные стены — один из главных аргументов, позволяющих считать ее городом.

Эскиз – реконструкция башен и южных ворот поздней Габалы

Обнаружение в Кале культурного слоя античного времени, наличие некрополя с кувшинными погребениями вблизи Внешнего города (один из районов городища Габалы), особенно античного культурного слоя и некрополя в Чаггаллы, выявление поселений и некрополей античного времени в Сеидтале, Гафарлы, Узун-тале, Теркеше, Каратепе в значительной мере расширили знания о социально-экономической и культурной жизни в Габале и Габалинской округе.

Найденные при раскопках остатки зерна, железные плуги, зернотерки, ступы, фруктовые косточки, большие кувшины (кюпы) для хранения зерна, фруктов и вина, различная керамическая посуда для продуктов животноводства, кости мелкого и крупного рогатого скота, большое количество украшений, железное оружие (наконечники для стрел и копий, ножи, кинжалы), древние монеты, буллы и другие остатки материальной культуры подтверждают, что в античный период в хозяйственной жизни Габалы важное место занимали земледелие, животноводство, садоводство, ремесло и торговля.

Следует отметить, что древние жители Габалы еще в III—II вв. до н. э. широко пользовались деньгами. Это подтверждается кладами, обнаруженными в верхнем земляном слое кургана у села Дизахлы и в местечке Даллякоту (оба вблизи Габалы), серебряной монетой парфянского царя Готарза II из династии Аршакидов (38—51 г.), найденной в Сельбире. Среди серебряных монет были и монеты, чеканенные от имени Александра Македонского, селевкидских, греко-бактрийских, парфянских царей, римских императоров, сасанидских государей.

Монеты с изображением царя Готарза II

Клады монет и найденные в Чаггаллы буллы, а также следы пролегавших через Габалу караванных путей свидетельствуют о том, что Габала в III в. до н.э. — III в. н.э. поддерживала обширные торговые связи со многими странами Запада и Востока, в частности, с областями, входящими в Римскую, Парфянскую и Сасанидскую империи.

Обнаруженные в ближайших окрестностях Кабалы античные некрополи, особенно захоронения под нижним культурным слоем на территории Сельбира, дали возможность изучить общественно-экономическую жизнь и духовную культуру населения древней Габалы, в частности, религиозные воззрения, погребальные обряды.

Сельбирские погребения были разделены на три типа: обычные грунтовые, кувшинные и ванночные. Во всех трех типах древних погребений в Габале скелет лежал на правом боку, головой на юг, лицом к востоку. Но в некоторых грунтовых захоронениях положение скелета было иным – на левом боку, головой на север, лицом к востоку.

Исследование погребений навело ученх на мысль, что первоначально в Габале умерших хоронили в простых грунтовых могилах головой на север. Затем получил распространение обычай хоронить покойника укладывая головой на юг.

Положение покойника лицом к солнцу, найденные в могилах и над ними остатки очагов позволяют полагать, что в религиозных взглядах древних жителей Габалы поклонение огню занимало важное место.

Древние жители Габалы верили в загробную жизнь, и поэтому вместе с покойником в могилу клали орудия труда, оружие, бытовую утварь и др. Количество вещей, положенных в могилы различалось. Это говорит о существовании социального и экономического неравенства среди жителей древнего города.

По материалам Института истории им. A.Бакиханова НАН Азербайджана

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.