Строительный бум в Баку – 20-30-х гг. ХХ века


О.БУЛАНОВА

Были периоды, когда Баку строился примерно такими же темпами, как и наше время — если рассматривать интенсивность строительного бума относительно количества жителей и площади города. Разнообразие типов домов и планировки квартир также поражало.

Один из таких периодов — 20-30-е гг. ХХ в. В начале 20-х характерный для первых послереволюционных лет отток жителей из Баку (да и из всех других крупных городов СССР) прекратился, и на смену ему пришел активный рост городского населения. Как следствие — обострение жилищного вопроса.

Это и плюс недостаток средств в стране заставляли при выборе типа жилья большое внимание уделять вопросам экономической рентабельности. Два основных обстоятельства — перемещение жилищного строительства из пригородов в город и необходимость максимальной экономии средств — в первой половине 20-х гг. привели к существенным изменениям в подходе к массовому типу рабочего жилища.

После 1923 г. в Баку развернулись большие работы по сооружению жилищ для рабочих-нефтяников. Была поставлена задача к 10-летию Октября дать всем нефтяникам отдельные квартиры. Строительство велось сразу на многих промыслах, застраивались старые и создавались новые рабочие поселки, причем в основу был взят особняковый или малоэтажный тип застройки.

Удаленные от города и мест работы, эти поселки проектировались как самостоятельные, предназначенные только для жилья поселения с усадебной застройкой, сетью коммунально-бытового обслуживания и развитым общественным центром. Этот принцип был взят за основу по всему СССР, но наиболее ярко проявился в строительстве поселков для нефтяников на Абшероне.

Большое значение в таких поселках придавалось общему благоустройству и озеленению территории — создавался «город-сад». Этим новые поселки разительно отличались от трущобных, лишенных зелени старых поселков нефтяников. Они проектировались как части общей системы расселения на Абшероне. Руководителем этих масштабнейших работ был главный архитектор города Баку Александр Иваницкий.

Иваницкий в начале 20-х активно пропагандировал в печати и в докладах зарубежный опыт по строительству поселков и городов-садов с особняковой застройкой. Он внимательно изучал и первые зарубежные проекты районной планировки, в первую очередь основанные на теории расселения, связанной с концепцией города-сада.

В 1924-1925 гг. Иваницкий совместно с Александром и Виктором Весниными разрабатывает схему генеральной планировки Баку и его окрестностей, предусматривавшей решение экономических, технических и архитектурно-планировочных задач в масштабах примыкающего к крупному городу промышленного района (в данном случае нефтедобывающего).

По проекту предлагались перепланировка самого Баку с реконструкцией уже существующей застройки с целью приближения его к типу «города-сада» (в частности, разбивка скверов, парков, бульваров); создание в границах города новых полуавтономных жилых комплексов (с планировкой типа «пригороды-сады»); включение в общую систему расселения промышленного района существующих небольших пригородных поселков (Сураханы, Сабунчи, Балаханы, Раманы, Ахмедлы и др.); создание новых крупных поселков-садов для нефтяников, приближающихся по размерам к «типовому городу-саду».

Таков, например, раскинувшийся на значительной территории поселок им. С.Разина, запроектированный на 10 тысяч квартир. (Для сравнения: он почти втрое превышал запроектированный незадолго перед этим братьями Весниными поселок нефтяников для Ново-Грозненских промыслов.) Поселок был разделен на три комплекса со своими местными центрами (куда радиально сходятся улицы), причем в центральной части в местах стыка этих комплексов размещены крупные парковые массивы.

Проект перепланировки Баку и поселков рабочих нефтяных промыслов, составленный по схеме «группы городов-садов», был поддержан трудящимися Абшерона, видевшими в нем избавление от антисанитарных условий труда и быта. Ютившимся в лишенных зелени лачугах Черного города нефтяникам «город-сад» с особняковой застройкой и индивидуальными садами представлялся наиболее приемлемой формой жилья.

На практике развитие Баку осуществлялось в соответствии прежде всего с экономическими связями между отдельными поселениями и промышленными районами, а не по идеальной схеме группового города-сада. Однако уже в середине 20-х, когда строительство малоэтажных домов было в самом разгаре, постепенно стала выявляться экономическая нерентабельность особняковой застройки.

В Баку (а также почти повсеместно во всех крупных и средних городах СССР) усадебный тип застройки сменился кварталами из секционных домов, причем в ряде случаев на первом этапе отказа от особняков их заменяли блочными домами коттеджного типа.

Вот что писала на эту тему в 1927 г. газета «Известия»: «С 1 окт. Азнефть заканчивает постройку еще 832 новых квартир в рабочем поселке Разина. В связи с выяснившейся неэкономичностью строительства отдельных домиков-коттеджей в дальнейшем Азнефть будет строить преимущественно большие многоквартирные дома».

В 20-е гг. на полупустынной окраине Баку архитекторами А.Иваницким и А.Самойловым был создан жилой поселок им. Шаумяна (в дальнейшем им. Мамедьярова, известный также как Арменикенд) — один из первых в советской архитектуре опытов комплексной застройки значительной городской территории. Группа кварталов первой очереди строительства (1925-1928) включала (кроме трехэтажных секционных жилых домов) школы, магазины, детские и коммунально-бытовые учреждения.

Необходимость создания внутри квартала озелененных площадок для отдыха и игр детей, защищенных от характерных для Баку сильных ветров, обусловила не только использование периметральной застройки кварталов, но и применение в основном протяженных многосекционных домов (до 10 секций).

В композиции комплекса были удачно использованы рельеф, ритмическое повторение одинаковых элементов, богатая игра света и тени на фасадах домов (эркеры, лоджии, пояски) в условиях яркого южного солнца. Однако и в поселке им. Шаумяна скоро отказались от особняковой застройки и перешли на секционные жилые дома.

В середине 20-х, когда по всему СССР в основных пролетарских центрах наметились повсеместный отказ от малоэтажного строительства поселков-садов и переход на строительство городских жилых комплексов для рабочих, практическое значение приобрела проблема создания нового типа рабочего жилища.

Наиболее интенсивно процессы формирования общественных центров жилых районов протекали в Баку и Ленинграде — в крупнейших центрах сосредоточения революционного пролетариата. Принципиальное значение для советской архитектуры рассматриваемого периода имел опыт создания в бакинских жилых комплексах новых по содержанию общественных центров, включавших рабочий клуб, фабрику-кухню, школу и другие сооружения.

Главным (по назначению и композиции) зданием такого общественного центра был значительный по размерам рабочий клуб (Дворец культуры), представлявший собой сложный комплекс различных помещений, часто сгруппированных вокруг озелененного внутреннего двора. По проектам Александра и Леонида Весниных в бакинских жилых комплексах были выстроены в стиле конструктивизма три таких клуба.

Создавались также жилкомбинаты и развитые дома-коммуны. Они часто отличались от обычных жилых кварталов только тем, что у них между жилыми и общественными корпусами устраивались переходы.

К концу 20-х благодаря радикализму теоретических концепций полного обобществления быта и отмирания семьи проектировавшиеся (и особенно строившиеся) дома-коммуны и жилкомбинаты на практике все больше превращались в дома переходного типа (т.е. в обычные дома гостиничного типа) или в группы секционных корпусов, пристроенных друг к другу или соединенных переходами.

Соединение жилых и общественных корпусов комплекса или квартала переходами стало даже формальным приемом, который превратился в некий внешний признак дома-коммуны, отличавший его от дома «старого типа», хотя часто бытовой уклад в этих домах ничем не различался.

Дом-коммуна в Баку (1931-1933) строился для летного состава бакинского аэропорта. Он состоял из четырех четырехэтажных секционных корпусов с четырехкомнатными квартирами для семейных, двухэтажного коммунального корпуса (столовая, кухня, продуктовый распределитель, библиотека, красный уголок, парикмахерская, прачечная в подвале) и трех одноэтажных корпусов коридорного типа для одиноких, связанных переходами и коридорами с коммунальным корпусом.

Но этот тип дома также не получил широкого распространения. Во-первых, во многом односторонними оказались предлагавшиеся в качестве единственно возможных конкретные формы облегчения трудоемких бытовых процессов.

Это облегчение в реальной жизни пошло по двум направлениям: вынесение ряда трудоемких процессов за пределы жилища (использование полуфабрикатов и т.п.) и рационализация самих бытовых процессов в пределах квартиры (новая бытовая техника и т.п.). В результате не оправдались надежды на быстрое вытеснение из пределов жилой ячейки большей части бытовых процессов — семья сохранилась как хозяйственно-бытовая единица, но само домашнее хозяйство было рационализировано.

В результате дома переходного типа не только не стали базой постепенного формирования бытового коллектива более «высокого» уровня (бытовая коммуна), но и имевшиеся в них элементы самообслуживания не получали развития и часто через несколько лет исчезали.

Сам дом в этом случае или вообще лишался общественно-коммунальных помещений, или они превращались в часть сети коммунально-бытового обслуживания жилого комплекса, или же они сохранялись, но функционировали уже по типу обслуживания жильцов дома гостиничного типа.

В итоге в конце 20-х в Баку было запроектировано и построено много домов и комплексов, где зачастую причудливо переплетались самые разные формы.

По книге Селим Хан-Магомедова «Архитектура советского авангарда»

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.