Нариман Нариманов: выдающийся деятель культуры


О.БУЛАНОВА

14 апреля 1870 г. родился человек, оставивший значительнейший след в истории Азербайджана – Нариман Нариманов.

Это был крупный общественный и политический деятель, большевик, нарком иностранных дел (в 1920-1921 гг.), председатель СНК Азербайджанской ССР (в 1920-1922 гг.), а помимо этого еще и педагог, врач по образованию, крупный писатель и драматург, актер, выдающийся деятель культуры, просветитель и издатель.

Нариман Нариманов родился в Тифлисе, в бедной азербайджанской семье и был младшим из девятерых детей. Его назвали в честь прадедушки Наримана Аллахверди, который, по сообщению грузинского поэта XIX в. Г.Орбелиани, был известным ханенде в Грузии.

Более того, грузинский писатель князь Иоанн Багратиони в своей поэме “Калмасоба” ставит имя Наримана Аллахверди рядом с именем известного армянского поэта Саят- Новы, который на самом деле был азербайджанским ашугом.

Мать Нариманова очень хотела отдать его в русскую школу, и отцу удалось, хотя и с трудом, определить сына в подготовительные классы при Горийской семинарии. Проучившегося три года мальчика определили на первый курс татарского отделения этой семинарии и после двух лет учебы перевели на основное трехгодичное отделение. Седьмого августа 1887 г. Нариманов в Менглисе начинает свой дневник перечнем любимых классиков азербайджанской, русской и мировой литературы.

По окончании семинарии Нариманов намеревался продолжить образование в учительском институте, однако за два месяца до окончания учебного курса, 20 ноября 1889 г., скоропостижно скончался его отец. Эта смерть сильно повлияла на Наримана и он, отказавшись от желания продолжать образование, стал думать о семье, поскольку теперь она осталась без всяких средств к существованию.

Но он все-таки закончил обучение со званием учителя начального училища и получил назначение в азербайджанское село Кызыл-Аджили Борчалинского уезда Тифлисской губернии, но проработал там недолго. В то время в Баку стали открываться частные русско-татарские школы. Намереваясь открыть в Баку одну из таких школ, Нариманов в 1891 г. переехал в Баку.

По рекомендации ряда лиц, в том числе бывшего семинарского инспектора, его приняли на работу преподавателем младшего отделения подготовительного класса в частную Бакинскую прогимназию, открытую статским советником А.И. Победоносцевым. Здесь Нариманов принялся за преподавание азербайджанского и русского языков.

Директор прогимназии положительно отзывался о Нариманове попечителю Кавказского учебного округа, уведомляя последнего, что этот учитель “известен дирекции в качестве умелого и добросовестного преподавателя и вполне добропорядочного человека”. В 1897 г. Нариманова наградили бронзовой медалью за добросовестную работу в гимназии.

Нариманов вынашивал план создания национальной публичной библиотеки-читальни. Вместе с Султан Меджидом Ганизаде, Габиб-беком Махмудбековым и другими он стал собирать комплекты газет, а также произведения Низами, Фирдоуси, Саади, Хафиза, Физули, Вагифа, Бакиханова, Закира, М.Ф. Ахундова, С.А. Ширвани.

В издательства, редакции газет и журналы различных стран он посылал письма, в которых ходатайствовал об оказании помощи в создании библиотеки. В ответ стали массово поступать газеты, журналы и книги не только из различных частей страны, но и из-за рубежа.

Впоследствии в библиотеку также приходили некоторые запрещенными царским правительством издания: калькутский журнал “Хабль-ульматин” (“Прочные узы”), газеты “Иттифак” (“Союз”) из Софии, “Аль-Нил” (“Нил”) – из Каира, “Меламет” (“Осуждение”), “Терджуманихагигат” (“Переводчик правды”), “Хезинеифюнун” (“Сокровищница наук”), “Маариф” (“Просвещение”) и “Ахбар” (“Известия”) – из Стамбула.

Усилия Нариманова увенчались тем, что в 1894 г. в Баку открылась первая в Азербайджане общедоступная библиотека-читальня с литературой на родном языке, превратившаяся в просветительский центр для мусульманского населения всего Кавказа. Точная дата, когда была открыта библиотека, неизвестна, но исследователи относили ее к 1 августу 1894 г. Эта точка зрения, по крайней мере, подкрепляется сведениями бакинского полицмейстера, сообщавшими в 1897 г. в одном из документов о наличии с 1 августа 1894 г. библиотеки-читальни учителя Нариманова, которая располагалась в доме Гянджунцева.

В другом архивном документе, за 1895 г., датой открытия читальни указано 11 января. По мнению В.Агасиева, наиболее заслуживающим доверия служит прошение Нариманова на имя председателя училищной комиссии Бакинской городской думы. В этом прошении он, говоря о библиотеке, воспользовался материалом одного из фельетонов “Нового обозрения”, сообщавшим об открытии 12 апреля читальни. По сведениям указанного фельетона вход в читальню оценивался в 2 копейки, а для бедных был вовсе бесплатным; с 12 апреля по 1 октября 1894 г. ее посетили 3,833 человека.

Первым азербайджанским библиотекарем стал ближайший помощник и воспитанник Нариманова – учитель Алискендер Джафарзаде. В народе библиотека получила название “Нариманова читальня”. Первоначально она располагалась по ул. Горчаковской (позднее ул. Г.З. Тагиева) в доме Керимова, а позже – в доме Лалаева, около Парапета (площадь Фонтанов).

“Нариманова читальня” пользовалась большой популярностью среди населения. Армянский журнал “Мурдж” (“Молот”) писал: “Ни одна из армянских библиотек не располагает таким количеством читателей, каким располагает эта библиотека. К этому числу надо добавить и тех мулл и сеидов, которые стесняются посещать библиотеку и тайно получают газеты и журналы из указанной библиотеки в домах. Нужно собственными глазами видеть то, как газеты переходят из рук в руки и изнашиваются от массового потребления”.

Тот же журнал сообщал, что с 8 апреля по 4 мая 1896 г. библиотеку посетило 710 человек, из которых 200 русских, 25 грузин, 135 приезжих мусульман, 151 бакинский мусульманин, 8 немцев, 5 французов и 40 евреев.

В начале 1898 г. в газете “Каспий” сообщалось: “Библиотеку-читальню г. Нариманова в 1897 г. посетило: мусульман – 8 619, русских – 6 636, армян – 4 881 и других национальностей – 3 715, а всего – 25 849 лиц, более 1896 года на 4 840. Абонентов на чтение газет, книг и журналов было 326, на 42 более предшествующего года. В том же году библиотекой получалось: газет разных наименований на русском языке 12, персидском – 6 и турецком – 2; ежемесячных журналов на русском языке – 4; еженедельных русских – 5; персидских – 1 и турецких – 2. Приведенные цифры как нельзя более указывают на возрастающую у нас потребность в чтении.”

Против деятельности читальни выступило духовенство. По заявлениям шейх-уль-ислама “плевелы укореняются в ущерб Божьему промыслу… Опрометчиво дозволенная в Баку библиотека Нариманова есть угрожающий очаг святотатства и неповиновения…”. Нариманова обвинили в развращении сознания молодежи, а сама библиотека была закрыта правительством 5 октября 1898 г. “за вредное направление”.

В 90-е годы деятельность Нариманова носила разнообразный характер. По его инициативе каждый год устраивались благотворительные спектакли в “пользу недостаточных учащихся местных учебных заведений”. В связи с этим Нариманов написал несколько комедий на азербайджанском языке, а 15 января 1895 г. в Баку актерами-любителями впервые была поставлена его драма “Наданлыг”.

В следующем году любительской труппой из “Наримановой читальни” впервые на азербайджанской сцене была поставлена пьеса Николая Гоголя “Ревизор”. Нариманов сам перевел на азербайджанский язык эту комедию и сыграл роль городничего.

Самед Ага Агамалыоглу в своих воспоминаниях писал: “…тюркская (азербайджанская – О.Б.) публика была ошеломлена правдивостью пьесы, ибо все это так напоминало окружающую действительность. Это было действительно нечто неслыханное в тюркской жизни”.

В 1899 г. Нариманов издал в Баку “Краткую грамматику тюркско-азербайджанского языка”, составив ее по образцу русской грамматики Л.Поливанова. Этот учебник в течение долгого времени служил пособием для обучения азербайджанских детей грамматике родного языка. В том же году вышел его второй учебник “Самоучитель русского языка”. В 1900-м – “Самоучитель татарского языка для русских”.

Нариманов выступал за чистоту языка и резко критиковал тех, кто недооценивал свой язык. В одной из своих статей, опубликованных в газете, он образно выражал свою любовь: “Родной язык! Язык, на котором тебе признается в любви милое создание! Язык, звучность и приятность которого были услышаны тобой еще в виде “баю-бай”, который запечатлелся в самых глубоких уголках твоей души!”.

После закрытия в 1877 г. первой газеты на азербайджанском языке “Экинчи”, а затем последовательно других печатных изданий – “Зия”, “Зияи-Кавказия” и “Кешкюль”, в Азербайджане практически отсутствовали газеты для мусульман. С 1894-го и вплоть до 1902 г. Нариманов безуспешно пытался организовать издание газет и журналов на родном языке. Так, вместе с С.М. Ганизаде в 1896 г. он добивался права на издание детского журнала “Совгат” (“Подарок”), но безуспешно.

Также безрезультатно в 1899-1900 гг. Нариманов ходатайствовал перед Главным управлением по делам печати о разрешении ему издавать на азербайджанском языке с параллельным переводом на русский еженедельную газету “Таза хабарлар” (“Свежие новости”). В следующем году он обратился за разрешением издавать научно-педагогический журнал “Мектеб” (“Школа”).

Когда Нариманов в 1902 г. поступил на медицинский факультет Новороссийского университета, на втором курсе силами студентов поставил в торговом порту для матросов и грузчиков обличительную комедию Тургенева “Холостяк”, выступив в главной роли.

По окончании университета он много лет работал врачом. По инициативе Гасан бека Зардаби и Нариманова в августе 1906 г. в Баку состоялся I съезд учителей-мусульман, на котором Нариманов был избран заместителем председателя съезда Зардаби. На съезде обсуждались важные вопросы народного образования. По предложению Нариманова съезд принял решения по вопросам преподавания азербайджанского языка: введение его как обязательного предмета в школах и увеличение числа уроков в неделю, уравнение преподавателей азербайджанского языка в правах с учителями других предметов, а также принятие учителей азербайджанского языка на работу и увольнение с согласия общественности.

Дальнейшая деятельность Нариманова так или иначе связана с политикой и революционной деятельностью, однако в последующем он не оставлял вопросов культуры. Так, в 1908 г. он выступает с докладом “Гасан бек Зардаби и театр” в женской русско-татарской школе.

В 1912 г. Нариманова избирают председателем Совета общества “Народных университетов” в Астрахани, куда он был сослан за революционную деятельность. Находясь в Астрахани, Нариманов вел активную культурно-просветительскую работу.

Бакинские газеты сообщали следующее: “В результате агитации г. Нариманова в Астрахани организована первая мусульманская театральная группа, и впервые со дня существования Астрахани был дан спектакль на татарском языке… Закладка фундамента мусульманского театра в Астрахани принадлежит целиком Нариман-беку Нариманову… Небезынтересно отметить, что Нариманов, будучи врачом, сам же режиссировал и участвовал в представлениях”.

С именем Нариманова тесно связаны Первый съезд народов Востока (1920 г.) и Первый всесоюзный тюркологический съезд (1926 г.). В 1924 г. этот активный политический советский деятель, наряду с государственной работой, читает лекции в институте востоковедения при ЦИК СССР и в Коммунистическом университете трудящихся Востока, сотрудничает с “Правдой” и “Известиями”, готовит к печати свои труды.

Вообще же за свою жизнь Нариманов создал ряд крупных художественных произведений, имевшие огромное значение для развития азербайджанской литературы. В 1895 г. в Баку была опубликована его пьеса “Беда от языка” или “Шамдан-бек”. В 1896 г. вышел роман “Бахадур и Сона”, ставший первым реалистическим романом в азербайджанской литературе. Нариманов – автор и первой в истории азербайджанской литературы исторической трагедии “Надир-шах” (1899).

В дальнейшем была повесть “Пир”, где автор выступает против религии, бичует фанатизм и разоблачает духовенство царской России. “Пир” – один из лучших образцов агитационно-пропагандистской, антирелигиозной литературы. В этом же духе написана и другая повесть “Наданлык” (“Невежество”). В 1915 г. был опубликован его рассказ “Приключения одного селения”.

В литературно-критических статьях Нариманов рассматривал проблемы реализма в сочинениях Касум-бека Закира, М.Ф. Ахундова, Дж.Мамедкулизаде, А.Сабира и др. Нариманов отстаивал реализм, критиковал теорию “чистого” искусства. По мотивам произведений Нариманова в 1956 г. был снят фильм “Шамдан-бек”, а в 1962 г. поставлена опера “Бахадур и Сонна” композитора Сулеймана Алескерова.

Обстоятельства смерти Н.Нариманова 19 марта 1925 г. в Москве покрыты завесой тайны. Есть версия, что он был отравлен, а по официальной версии смерть наступила от сердечного приступа, случившегося недалеко от Кремля. Некоторые в Азербайджане считали, что причиной смерти могла послужить многолетняя ссора с Анастасом Микояном по поводу мусульманских рабочих в Баку.

Вклад Нариманова в историю и культуру Азербайджана правительством получившей в 1991 г. независимость республики был оценен столь высоко, что Нариманов остался единственным, чья революционная деятельность в годы советской власти не заставила снести установленные ему памятники, дома-музеи, снять памятные таблички или переименовать улицы, проспекты, станцию метро, поселки, учебные заведения, фабрики, дома культуры и многое-многое другое.

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.