Женщины Карабахской войны: Алия Пириева


Алия Али гызы Пириева родилась 12 ноября 1973 г. в селе Мирзахвердили Агджабединского района. После школы поступила в Агдамский медицинский техникум в 1992 г., закончила его с красным дипломом. Она стала медсестрой в суровое время, совпавшее с Ходжалинским геноцидом.

Трагедия потопленного в крови города, трупы детей, проткнутых штыками, плененых девушек и женщин оставила в душе Алии, как и тысяч ее сверстников, тяжелый след. Ходжалинцев, чудом спасшихся от обезумевшего врага, принял соседний Агджабеди. В Агдамскую мечеть доставляли трупы детей, женщин, стариков…

Свидетельница зверств армян, 18-летняя Алия после взятия врагом неприступной крепости Шуши, а затем и Лачина, решила отправиться на фронт. Родители, видя настойчивость дочки, согласились на работу Алии в одном из полевых госпиталей.

9 февраля 1993 г. Алия вместе с братом отправилась на передовую, но их фронтовые дороги разошлись. Брата отправили на Агдам – Физулинское направление, Алию ожидали сражения в Агдере. Уже потом боевой путь этой храброй девушки пройдет через Агдам, Муровдаг, Кельбаджар, Физули, Тертер.

КРОВАВЫЕ БОИ ЗА МЕХМАНУ

Село Мехмана в Агдеринском районе не раз переходило из рук в руки, деревня подвергалась беспрерывным атакам армянских вооруженных формирований, долгое время оставалась самой “горячей точкой”. Алия прибыла сюда морозным зимним вечером. С одной стороны село упиралось в Сарсангское водохранилище, с другой – окружено горными лесами. Местные жители запамятовали, когда здесь последний раз была такая холодная и снежная зима. Снежный покров был чуть ниже человеческого роста. Да, зима 1993 г. выдалась на редкость суровой. В такие холодные дни бойцы сражались за Мехману. Именно в эти февральские дни она прошла боевое крещение, узнала, что такое настоящая война.

Рассказывает Алия: “Стоны обмороженных, истекающих кровью солдат – картина явно не для слабонервных, не каждый выдержал бы все это. Меня пробирал ужас, видя грудами уложенные трупы. Затем, спустя непродолжительное время, свыклась со многим: трудностям фронтовой жизни, внезапными смертями, кровью, даже к потерям друзей. Морозы, крутые перевалы в заснеженных горах, узкие тропы, густые леса стали нашими невольными спутниками, сопровождали в нелегкой фронтовой жизни.”

Алия с товарищами участвовала в освобождении сел Шелли и Храморт. В неравных боях стороны несли тяжелые потери. Ее и бойцов потрясла смерть начальника штаба батальона, капитана Джаваншира Ахмедова и нескольких бойцов.

Вернувшиеся в казармы после боя, изнуренные бойцы вспоминали погибших товарищей. Не в силах сдержать себя, Алия заплакала. В том бою была контужена, получила тяжелую мозговую травму ее подруга – Ханымзар Гасанова. Вместе с Кямалей Гахрамановой, Алия навестила в госпитале подругу. Глядя на стонущую от боли Ханымзар, Алие стало стыдно, что сама осталась жива.

УСПЕХ РАЗВЕДЧИЦЫ

В мае 1993 г., когда заканчивался отпуск, Алия получила сообщение о ликвидации воинских частей. Добровольцев перевели в разведывательную роту. До конца войны Алия служила в этой части. Вначале молодую и неопытную девушку не брали на трудные задания. Алия сильно переживала, она хотела быть на самых опасных участках, браться за самые сложные задания.

Когда ее взяли в разведку, она заплакала, как маленькая. С благословения начальника службы разведки, капитана Рахмана Искендерова, 4 июня отправились на задание.

Группа в составе командира роты, Алии и четырех солдат, должна была изучить обстановку и провести наблюдение за высотой Кероглу на верхней части села Яншаг в Кельбаджарском районе. В последнее время на этой высотке заметили появление неизвестных вооруженных формирований. Воинская часть Алии была дислоцирована на территории Муровдага и контролировала близлежащие высоты. После операции “Кероглу” разведчица Алия участвовала в выполнении других ответственных заданий, не раз попадала в окружение, находилась на волосок от смерти.

Рассказывает Алия: “Перед нами стояла задача перейти линию фронта, пройдя 12 сел Кельбаджарского района, перевалить через Джамышдаг со стороны Агдере и взорвать Гамышлинский мост. Цель операции – оставить без связи дислоцированные там армянские части с Кельбаджаром и перекрыть дорогу. Уничтожив мост, наши войска должны были штурмовать Кельбаджар с Муровдагского направления. Наша задача – предотвратить доставку дополнительной живой силы и техники. Подкрепление армяне могли получить только по Гамышлинскому мосту. Разведгруппа из 18 человек, куда вошла и моя подруга Кямаля, отправилась на задание. Прибыли и расположились на назначенном месте.

Оставалось взорвать мост, что стало бы сигналом к наступлению на позиции противника. Но сразу после начала операции наступление приостановили. Наверное, это была самая трудная операция в нашей фронтовой биографии. Прошли через 12 сел, заняли удобные позиции в верхней части Гамышлы, 7 дней продолжалась операция. Вернулись в роту с точными сведениями о позициях врага.

Кстати, после этой операция мы с Кямалей стали популярными в части. Командиры говорили, что в Карабахской войне еще ни одна девушка не участвовала в такой сложной, но успешной разведоперации. Иногда находились в метре от армян, следили за ними из укрытия, уточняли количество живой силы и бронетехники. После этой операции мне присвоили звание младшего сержанта, а Кямале – сержанта. Плюс премия и 7-дневный отпуск. Так командование оценило нашу работу.”

ТРУДНЫЙ ПУТЬ К МУРОВУ

В декабре 1993 г. азербайджанские воинские соединения перешли в наступление на Муровдагском направлении. Наши войска овладели несколькими стратегически важными высотами. 12 сел Кельбаджара (до села Гамышлы) очистили от врага.

В эти успешные операции свой вклад внесла и разведрота Алии. Затем события стали разворачиваться в нежелательном русле. С каждым днем положение все ухудшалось. В январе 1994 г. ситуация изменилась в пользу противника. Покидая вместе с боевыми друзьями Муров, Алия обернулась и в последний раз посмотрела на величественную гору.

После войны командование направило Алию Пириеву на офицерские курсы по подготовке политработников в Бакинском высшем военно-морском училище. Закончив учебу, она вернулась в родную часть в звании офицера.

Алию назначают замкомандира по работе с личным составом инженерно-строительной роты. Во время выполнения очередного задания 14 сентября 1994 г., в результате взрыва мины Алия получила осколочное ранение в левую ногу и плечо. Из-за повреждения нервной системы осколок в плече так и не удалось извлечь.

Наступило перемирие. Учитывая длительный срок пребывания на фронте, в Министерство обороны республики было направлено представление о переводе лейтенанта А. Пириевой на службу в одну из тыловых частей. Алия говорит, что, уходя добровольцем на фронт, не думала о получении звания лейтенанта и не предполагала, что на ее мундире будут красоваться погоны офицера независимого Азербайджана.

Рассказывает Алия: “Меня часто расспрашивают о фронтовой жизни и просят поделиться воспоминаниями. Не хочу говорить о тех днях с пафосом. Откровенно говоря, что же мы такого сделали – просто защищали Родину. Думаю, незачем бить себя в грудь – каждый должен беречь свои земли от врагов. Вспоминаю оккупированные армянами наши районы, остав-шиеся под вражескими сапогами родные очаги: думаю о соотечественниках, ставших беженцами и вынужденными переселенцами на Родине; с болью в сердце вспоминаю наших девушек – пленниц и заложниц армянских фашистов; не могу оставаться равнодушной к слезам детей шехидов, беспокоюсь за детей, родившихся в палаточных городках. Больше всего вспоминаю сражения – удачные и роковые.”

По книге Земфиры Магеррамли “Карабахская война: сражались и женщины”. Перевод с азербайджанского П. Рустамзаде

Материал – часть серии “Женщины Карабахской войны

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.