Связи Азербайджана и Узбекистана в сфере литературы и искусства (1920-1940 гг.)


М.Зейналова

Установление советской власти в Азербайджане и Узбекистане привело к изменению форм образовательных, научных и культурных связей между народами. В развитии азербайджано-узбекских культурных связей особое место принадлежит азербайджанской драматургии и театру. В период формирования узбекского театра, комедии и драмы азербайджанских авторов, практически, не сходили с подмостков узбекской сцены.

Общность освещаемых тем, сходство менталитета, близость языка и музыкальной культуры, давние традиции культурных связей делали произведения азербайджанских авторов близкими и понятными для узбекского зрителя. В то же время, произведения классиков русской и европейской драматургии также пришли на сцену узбекских театров посредством спектаклей азербайджанских трупп.

Анализ спектаклей, ставившихся в Узбекистане в 20-30-х годах, позволяет установить, какие произведения азербайджанской драматургии были популярны здесь. Так, на первом месте по популярности стояли произведения Узеира Гаджибекова. Оперетты «Женатый холостяк», «Аршин мал алан», «Муж и жена», музыкальная комедия «Не та, так эта» практически в каждом театральном сезоне ставились на сценах как Ташкентских, так и провинциальных театров.

Коммунистическое руководство республики порой стремилось внести изменения в спектакли, акцентируя внимание на политических целях, что особенно отразилось в переводе на узбекский язык и переработке комедии У.Гаджибекова «Я умер», осуществленной Хамза Хакимзаде Ниязи по заказу Отдела политического просвещения Туркестана. Однако, народ воспринимал произведения Уз. Гаджибекова именно такими, какими они были написаны и ставились в Азербайджане.

Национальный колорит, самобытная, яркая музыка, оригинальный сюжет, мягкая сатира импонировали узбекскому зрителю, с мнением которого не могло не считаться политическое руководство республики. Очень популярной была оперетта «Аршин мал алан», практически не сходившая со сцены.

В начале 1920-х годов оперетта была переведена на узбекский язык, причем перевод неизменно совершенствовался: первый перевод оперетты осуществил Гази Юнус, второй – Хуршид (Шамсаддин Шарафатдинов), и наконец, третий – известный узбекский писатель и драматург Камиль Яшен.

Оперетта оказалась настолько близка по духу узбекскому народу, что любые попытки изменить ее воспринимались отрицательно. Так, в 1925 году в Андижанском театре «Умид» режиссер И.Илялов пытался превратить «Аршин мал алан» в музыкальную буффонаду, но зрители не приняли этого.

В 1929 году оперетта «Аршин мал алан» была переведена на узбекский язык. По мнению специалистов, оперетта оказала огромное влияние на развитие узбекской драматургии. Особое место среди произведений Уз.Гаджибекова занимает опера «Лейли и Меджнун». Узбекский зритель, влюбленный в оперу еще с первой постановки в Ташкенте в 1916 году, еще дважды видел ее в исполнении азербайджанских трупп. В 1921 году Хуршид (Шамсаддин Шарафатдинов) перевел оперу «Лейли и Меджнун» на узбекский язык.

В 1923 году поставили оперу «Лейли и Меджнун» на узбекском языке, однако данный вариант перевода был не полным, так как тексты большинства стихов и мелодий исполнялись на азербайджанском языке. В 1924-1925 годах в прессе Узбекистана был напечатан ряд статей, посвященных опере У.Гаджибекова «Лейли и Меджнун» и его влиянию на становление оперы в Узбекистане.

В Узбекистане пользовались популярностью произведения «Шамдан бек», «Надир шах» Наримана Нариманова, «Исламская комната» Мирза Рахима Мамедзаде, «Кебле Худу» Султана Мурадова. Неоднократно ставились на узбекской сцене комедии «50-летний юноша», «Женатый холостяк» Зульфугара Гаджибекова, «Хор-Хор» и «Дурсунали Баллыбеды» Султан Меджида Ганизаде, «Волшебница пери» («Пери Джаду») А.Ахвердиева. Большой популярностью пользовался спектакль «Пятирублевая невеста» М.С.Ордубади.

В Узбекистане также была поставлена одноименная музыкальная комедия, написанная Саидом Рустамовым по произведению М.С.Ордубади. Особое место в истории азербайджанской драматургии занимает трагикомедия «Мертвецы» Джалила Мамедкулизаде.

В далеких от столицы районах Узбекистана, реакционное духовенство выступало против этой постановки, и, поэтому, она была поставлена под названием «Арвахлар», но без изменения сюжета. Постановка этой социально острой пьесы на узбекской сцене знаменовала собой поворотный момент в истории узбекского театра от развлекательных и сатирических произведений к актуальной тематике. Произведение было очень сложным в исполнении, особенно для молодых узбекских актеров, тем не менее, шло с большим успехом.

В Узбекистане, не меньше, чем в Азербайджане знали и любили произведения Гусейна Джавида. Первым произведением Г.Джавида, поставленным на узбекской сцене была пьеса «Марал», затем последовали «Шейх Санан», «Шейда», «Иблис», и, наконец, «Хромой Тимур» («Теймурленг»).

В прессе Узбекистана особое место уделялось освещению произведений «Шейх Санан» и «Иблис». Легенда о Шейхе Санане была известна в литературе народов Востока еще в средневековье, о ней писали поэты Омар Хайям, Аттар, Низами Гянджеви, Сади Ширази, Алишер Навои. Однако Г.Джавид не повторил традиционный сюжет, а создал новую идейно-художественную концепцию. Посвященный вопросам отношений человека и религии, спектакль заставлял зрителя задуматься, призывал к диспуту.

Для узбекского театра 20-30-х годов «Шейх Санан» считался наиболее масштабным и сложным проектом. Другим актуальным произведением Г.Джавида была драма «Иблис», как и «Шейх Санан», посвященная вопросам взаимоотношений человека и общества, и его места в обществе. Автор в этом произведении показывал, что причина человеческих несчастий кроется в нем самом, в его пороках и избавиться от них можно, лишь избавившись от этих пороков.

В то же время «Иблис» не был агиткой, дающей готовый ответ, а заставлял зрителя задуматься и самому найти ответ. Ташкентская газета «Коммунист» в номере от 24 ноября 1924 года писала: «Иблис» – это произведение не есть какое-либо случайное явление на сцене, в нем одно из первых проявлений революции в умах и в этом смысле, большой шаг в литературе. Это новое произведение, которое, опрокинув прогнившие здания, воздвигает на их месте крепкую и здоровую философию жизни».

Наряду со сложной философией в драме присутствовала и романтика, что всегда привлекало зрителей. Зрительный зал на спектаклях Г.Джавида был всегда переполнен. Особо следует осветить вопрос о спектакле Г.Джавида «Хромой Тимур». Интерес к этому выдающемуся политическому и военному деятелю тюркского мира в Азербайджане был всегда большим, отражением чего явилась работа Г.Джавида.

13 октября 1925 года бакинская газета «Коммунист» указала, что в Академическом театре Азербайджана идет подготовка к спектаклю. 15 ноября эта же газета указала, что в Драматическом театре им. Д.Буниятзаде начались спектакли «Хромого Тимура» (гл. режиссер – А.Туганов, режиссер – А.М.Шарифзаде).

Спектакль не вписывался в советскую идеологию, так как фактически пропагандировал деяния Амир Тимура, в советской историографии преподносимого как злодея и разрушителя. Тем не менее, высокий авторитет Г.Джавида мешал запретить постановку этого спектакля, хотя в прессе издавались нелицеприятные заметки.

Однако в 1925-26 годах спектакли продолжались. Зрители с восторгом приняли спектакль, в котором главную роль играл Сидги Рухулла. Но политическое руководство Азербайджанской ССР настоятельно рекомендовало больше не ставить спектакль, а котором Амир Тимур и Шейх Бухари показаны в привлекательном виде, как значительные исторические личности, а не как эксплуататоры.

С конца 30-х годов во всех узбекских театрах шли спектакли «Алмаз», «Од гелини», «1905 год», «Яшар», «Айдын», «Огтай-элоглы» драматурга и писателя Джафара Джаббарлы. В Узбекистане наиболее часто ставились «Айдын» и «Огтай-элоглы», как произведения, призывающие на борьбу за права, показывающие становление трудящейся молодежи. Из азербайджанских опер на узбекской сцене помимо «Лейли и Меджнун» шла опера советского времени «Наргиз» Муслима Магомаева, причем лучшей исполнительницей главной роли была звезда узбекской оперы Х.Насирова.

Произведения, написанные в советское время, конечно же, носили отпечаток времени, агитируя бороться за новую жизнь и строительство социализма. Однако, объективно они пропагандировали азербайджанскую культуру в Узбекистане, способствовали росту уровня узбекского театра и драматургии.

Большая роль в организационном оформлении театральных трупп в Узбекистане принадлежит азербайджанцу, актеру Мирзе Хабибу Ахундзаде. Приехав из Баку в 1920 году, он организовал в Самарканде музыкально-драматическую труппу из выходцев из Южного Азербайджана. В мае-июне 1920 года труппа поставила спектакли «Аршин мал алан», «Не та, так эта», «Муж и жена» У.Гаджибекова, «Пятидесятилетний юноша» З.Гаджибекова, «Хор-Хор» и «Дурсунали и Баллыбеды» С.М.Ганизаде, пьесу «В Иране разорение».

В январе 1921 года М.Ахундзаде создал первый бухарский театр при отделе народного просвещения. Не имея здания, театр поставил на открытом воздухе комедию «Не та, так эта», а затем «Аршин мал алан». Все необходимое для постановок дали азербайджанцы, проживавшие в Новой Бухаре, что позволило сохранить национальный колорит, тем более что постановки шли на азербайджанском языке.

Затем был поставлен спектакль «Бегиджан» узбекского драматурга А.Фитрата. В бухарской труппе было 15 человек, в том числе приглашенный из Азербайджана актер Карим Мехти. Труппа М.Ахундзаде вышла на гастроли в Карши, Чарджоу, вдоль Амударьи, причем заработанные средства были переданы отделу народного просвещения. В конце года приехал из Ташкента Маннон Уйгур, организовал из труппы М.Ахундзаде профессиональную труппу в 25 человек и поставил азербайджанскую историческую драму «Последние дни Андалузии». Труппа М.Ахундзаде стала называться Государственной Узбекской Труппой и существовала до конца 1922 г.

20 мая 1921 года азербайджанские театралы-любители под руководством актера Надира создали в Ташкенте Азербайджанскую драматическую труппу и в здании «Театра Советов» (в царские годы – театр «Колизей») и сыграли пьесы «Эвликен субай» и «Старая Турция».

Как указывала газета «Туркестан», Азербайджанская драматическая труппа в театре им. Луначарского готовила драму «Надир шах», а также готовила спектакли «Иблис» и «Пери Джаду». 16 июля Азербайджанская драматическая труппа в театре им. Луначарского показала «Надир шах» Н.Нариманова.

28 марта 1922 года ташкентская газета «Гызыл байраг» указывала, что в «Театре Советов» Азербайджанская драматическая труппа сыграла «Не та, так эта». 28 мая эта же газета указала, что в «Театре Советов» Азербайджанская драматическая труппа сыграла оперетту «Не та, так эта». Позднее азербайджанские труппы распались, часть актеров влились в театры, созданные в различных городах Узбекистана.

Немаловажна роль азербайджанских актеров в профессионализации актерских коллективов Узбекистана. Так, в начале 1920 года в Ташкенте были открыты трехмесячные актерские курсы, причем одними из первых на них записались азербайджанские актеры Рзагулу Аббасзаде, Рза Самедов и другие, прибывшие из Ашхабада. Весной они объединились в Ташкенте с местными азербайджанскими актерами и поставили спектакли «Не та, так эта», «Женатый холостяк», У.Гаджибекова, «Исламская комната» Мирза Рахима Мамедзаде, «Кебле Худу» Султана Мурадова, на Новруз байрам сыграли «Мешади Ибад», а 27 апреля в «Театре Советов» поставили «Аршин мал алан».

После окончания курсов и возвращения Р. Аббасзаде, Р. Саме-дова и других в Ашхабад, в Ташкенте была образована молодежная труппа азербайджанских артистов. В марте труппа в театре Советов показала спектакль «Женатый холостяк» У.Гаджибекова, в июле – «Дурсунали баллыбеды» С.Ганизаде, и помогла поставить этот же спектакль студентам Ташкентского профтехучилища.

В подготовке актеров сыграла свою роль «Мусульманская труппа №5» – труппа азербайджанских актеров, действующая при «штабелюй Армии Туркестанского фронта» в Ашхабаде (актеры труппы были записаны как красноармейцы, получали плату, т.е, труппа представляла собой профессиональный театр).

Труппа сыграла в Ташкенте и Самарканде трагедию «Иблис», затем поставила спектакли «Мертвецы», «Надир шах Афшар», «Асли и Керем», «Аршин мал алан», «Мешади Ибад», «Муж и жена», «Женатый холостяк», «50-летний юноша», «Волшебница пери» («Пери Джаду»). Главные роли в спектаклях играли азербайджанские актеры, остальные роли исполняли актеры местных трупп, постепенно вовлекаемые в орбиту профессионального театра.

Летом 1922 года в Бухару была командирована труппа (16 актеров) из Азербайджана во главе с Сидги Рухуллой. Имевший тесные связи с интеллигенцией Узбекистана еще с дореволюционных лет, С.Рухулла был восторженно встречен в Узбекистане. Труппа поставила ряд спектаклей в Бухаре и Ташкенте.

Знаменитый Сидги Рухулла (1886-1959)

14 августа газета «Фергана» указала, что азербайджанские актеры во главе с С.Рухуллой сыграли пьесы «Надир шах» и «Гаплан паша», также указаны заслуги С.Рухуллы в развитии узбекского театра. 7 июня ташкентская газета «Гызыл байраг» указала, что в Туркмении открыта музыкально-драматическая школа и учителя для школы будут приглашены из Баку и выразила надежду, что узбекские студенты также будут учиться у азербайджанских артистов.

29 августа газета «Фергана» указала, что азербайджанские актеры во главе С.Рухуллой сыграли оперетту «Аршин мал алан». В ташкентских изданиях неоднократно публиковались статьи, посвященные театральной культуре и деятелям Азербайджана.

Хорошей школой для узбекских режиссеров и актеров были азербайджанские спектакли. Близость менталитета и мировоззрения, общность освещаемых проблем, схожие пути исторического развития во многом облегчали постановку на узбекской сцене азербайджанских спектаклей как комедийного, так и трагедийного жанров, особенно в годы становления узбекского театра.

Азербайджанские спектакли оказались хорошей школой для молодых узбекских режиссеров и актеров. Узбекский музы¬кальный театр настолько хорошо исполнял «Аршин мал алан», что 5 июля – 2 августа 1938 года во время гастролей в Ленинграде показал именно эту оперетту (214,39). Интересно, что спектакли европейских авторов проникли на узбекскую сцену посредством азербайджанского театра. Так, с 1923 года пьесы Ж.Б.Мольера стали ставить на азербайджанском языке, и только после серии спектаклей, перевели на узбекский.

В развитии театральных связей большую роль играли взаимные гастроли театров. В 1923-1926 годах Бакинский государственный русский театр был с гастролями в Узбекистане. Театр поставил произведения русских авторов, тем самым, открыв для них дорогу в Узбекистан. Показанные произведения Б.Ромашова, Н.Гоголя, А.Островского впоследствии ставились в театрах Узбекистана, особенно в репертуаре Самаркандского русского театра.

В 1924 году в Ташкент на гастроли прибыл Бакинский свободный тюркский театр критики и пропаганды (в ряде изданий отмечался как «Бакинский рабочий театр»). Созданный в 1920 году с пропагандистскими целями, театр, тем не менее, внес немало нового в театральное дело.

Так, представление шло не только на сцене, но и в зале, широко использовались реплики из зала и ответы актеров зал, в фойе вывешивались пропагандистские материалы по теме спектакля. 10 мая 1924 года ташкентская газета «Правда Востока» писала о гастролях: «Бакинский рабочий театр создал колкий, волнующий, а главное – ярко запоминающийся спектакль с крепким, уверенным рисунком в художественной оправе».

В 1930 году Государственный Узбекский Драматический Театр им. Хамзы был на гастролях в Баку. Представления в Азербайджане начались со спектакля «Худжум». Бакинская газета «Рабочий зритель» в № 31 за 1930 год писала: «Для Баку спектакли узбекского театра имеют исключительный интерес». Газета «Бакинский рабочий» 30 августа отмечала: «Первое выступление узбеков превратилось в мощную демонстрацию братской солидарности национальных искусств Азербайджана и Узбекистана».

В 1931 году Азербайджанский Государственный театр оперы и балета под руководством народного артиста СССР А.Бадалбейли показал в Ташкенте и Самарканде спектакль «Алмаз». В 1934 году Азербайджанский Драматический театр показал в Ташкенте спектакли Дж.Джаббарлы «1905 год», «Яшар».

Постепенно театральные связи азербайджанского и узбекского народов стали ослабевать, в первую очередь, в результате русификаторской политики центра. Как Азербайджану, так и Узбекистану было рекомендовано ставить больше произведений русских советских авторов, одновременно в республиках шло создание русских театров и закрытие театров национального характера.

Подавляющее большинство азербайджанских театральных труп в Средней Азии закрылось именно в этот период тан как они ставили произведения классиков азербайджанской драматургии, по мнению идеологов, не отвечавших требованиям пропаганды нового строя. Вместо них шло создание театров рабочей молодежи (TPAM), самодеятельных коллективов при различных учреждениях и ведомствах.

В Узбекистане в 20-30-х годах уделялось большое внимание переводу произведений популярных азербайджанских драматургов на узбекский язык. Большинство переводов были предназначены для постановки этих же спектаклей на узбекском языке, однако некоторые были изданы в виде отдельных книг.

В середине 20-х годов узбекский писатель, журналист и филолог Гази Юнус перевел ряд работ, в том числе пьесу «Фарзанд дуасы» («Моление за дитя») Ахмеда Гамарлинского. В 1926 году пьеса «Фарзанд дуасы» была издана в Ташкенте отдельной книгой на узбекском языке. В следующем году в Ташкенте были изданы отдельной книгой пьесы А.Ахвердиева «Любовь хана» и «Националисты» также на узбекском языке. Драматург М.Мухамметжанов перевел на узбекский язык трагикомедию «Мертвецы», а Хуршид (Ш.Шарафатдинов) – произведения «Шейх Санан», «Аршин мал алан», «Огтай-элоглы».

Пьеса «Шамдан бек» Н.Нариманова была переведена на узбекский язык. Один из основоположников узбекского театра Хамза Хакимзаде Ниязи начал перевод пьесы Г.Джавида «Шейда» на узбекский язык, однако это оказалась его последней работой, которую он не успел закончить, он был убит в 1929 году. Надо отметить, что Х.Ниязи имел тесные связи с азербайджанскими драматургами еще до революции 1917 года, был лично знаком со многими из них.

В 1930 году узбекский писатель и драматург Камиль Яшен написал одноактную комедию «Тент-тенги билен» («Каждому своя пара»), которая была опубликована в Баку.

Следует отметить, что одним из наиболее важных достижений узбекской драматургии в этот период было принятие и дальнейшее развитие метода критического реализма, заимствованного из азербайджанской драматургии.

Музыкальные связи развивались, в основном, в контексте театральных, так как отдельных концертных мероприятий было мало. 29 сентября 1936 года в Ташкенте в театре им. Свердлова состоялся симфонический концерт под управлением Р.М.Глиэра, в котором участвовала азербайджанская оперная певица Шовкет Мамедова, исполнившая фрагменты из азербайджанской оперы «Шахсенем».

В 1927 году в Ташкенте был создан музыкально-этнографический ансамбль, в репертуаре которого, помимо узбекской, была азербайджанская музыка и азербайджанские танцы. Ансамбль в 1927 году был с гастролями в Баку. В 1940 году в Ташкенте была проведена научно-методическая конференция по вопросам дальнейшего развития музыкальной культуры, в которой активное участие приняли представители Азербайджана.

Литературные связи, ослабевшие в период революционных потрясений, в 20-30-х годах стали восстанавливаться, хотя и под бдительным оком руководства Советского Союза. Естественно, оказывалась помощь и поддержка тем писателям и поэтам, чье творчество отвечало делу пропаганды советского строя и, соответственно, создавались препятствия для связей деятелей, называемых не иначе, как «пантюркистами».

В 1922 году в Ташкенте началось издание сатирического журнала «Муштум», называемого «младшим братом» журнала «Молла Насреддин». Как признавал главный редактор «Муштума» в 1924-1927 годах Муминджан Мухаммедджанов, журнал практически всему учился у «Молла Насреддина».

Сотрудник «Муштума» Махмуд Рахмани даже провел исследования на тему «Влияние «Молла Насреддина» на журнал «Муштум». С ноября 1923 года в Баку издается журнал «Шарг гадыны» (редактор – М.С.Ордубади). Журнал был популярен в Узбекистане и ускорил подготовку журнала «Узбекистан хотин кызлары».

В 1928 году в Баку были опубликованы стихи узбекских поэтов Хамида Алимджана «Озор кызи» («Азер кызы») и Гуляма Шади «Ой шахор» («Ай шехер») о строительстве социалистического общества в Азербайджане. В сборнике поэта Г.Шади «Кураш садолари» (Ташкент, 1932) были опубликованы его стихи о новом Азербайджане и Баку. В 30-х годах работы азербайджанского писателя Мир Джалала Пашаева «Воскресший человек», «Манифест молодого человека» оказали определенное влияние на роман Айбека «Священная кровь».

С 1928 года начали издавать переводы произведений узбекских писателей и поэтов на азербайджанском языке. Так, в том году на азербайджанском языке в Баку была издана книга Абдулла Гадири «Прошедшие дни» (впоследствии книга переиздавалась в Баку в 1929, 1960, 1979, 1987 годах), затем переведен и издан роман Айбека «Священнная кровь».

Одной из форм литературных связей стало проведение юбилейных мероприятий выдающихся деятелей азербайджанской и узбекской литературы. Так, в 1926 году прошли мероприятия, посвященные памяти Алишира Навои, сопровождавшиеся изданием статей о великом узбекском поэте, а также изданием на азербайджанском языке поэм «Семь красавиц», «Фархад и Ширин».

6 апреля 1929 года в газете «Кызыл Узбекистан» опубликована статья «Отец нового алфавита» о великом азербайджанском писателе Мирза Фатали Ахундове, а 29 января 1939 года в Ташкенте проведен торжественный вечер, посвященный 125-летию со дня его рождения. Необходимо отметить, что в 20-30-х годах в печати Узбекистана неоднократно печатались статьи, посвященные жизни и деятельности М.Ф.Ахундова.

3 декабря 1940 года в Баку было проведено заседание юбилейного комитета по подготовке 500-летнего юбилея А.Навои.

По материалам книги автора “Исторические связи азербайджанского и узбекского народов”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.