Губинские корни Айзека Азимова и азербайджанская фантастика


Р.Омаров

Сведения о создании представлений о позитивных элементах связи предсказания будущего, Земли и других планет, а также робототехники с нашей цивилизацией, занимают важное место в общем идейном направлении и художественно- научной структуре научно-фантастических произведений А.Азимова, прославивших писателя во всем мире.

Помимо того, что произведения А.Азимова оказали большое влияние на азербайджанскую фантастику, корни знаменитого писателя отходят к Азербайджану.

Профессор Зейдулла Агаев, автор первого монументального произведения о литературных связях Азербайджана с Америкой, будучи в творческой командировке в США, впервые встретился с Азимовым, и от него же узнал, что его прадеды были из Губинского региона Азербайджана.

Произошло это в 1988 году. З.Агаев выступил с инциативой встретиться с Айзеком Азимовым, и благодаря еврейскому лобби Л.Вайнштейна в США эта встреча состоялась. Автор произведения «Я, робот» любезно встретил азербайджанского ученого.

Профессор З.Агаев поделился своими представлениями с азербайджанской печатью и опубликовал в местных газетах свое интервью с Айзеком Азимовым. В частности, в книге писателя-публициста Камрана Назирли «Общество – это зеркало политики», изданной в 1999 году в издательстве «Шуша» об этом детально излагалось.

«…Нас встретила у порога квартиры вторая жена Азимова Джанет Джепсон. Разместившись в комнате я передал Айзеку Азимову приветствие азербайджанского народа. Когда я рассказал о большом интересе в нашей республике к его творчеству, писатель любезно улыбнулся. Поднявшись быстрыми шагами он прошел в боковую комнату и быстро же вернулся.

Сказав: «Это вам знакомо?», – он, положил передо мной, что вызвало мое удивление, посланные ему мною до сих пор все письма, переводы и газетные вырезки моих статей. Такой архивной культуре можно было только позавидовать…»

Далее из книги мы читаем: «… во время радушного разговора с писателем на вопрос «говорят, что ваш род происходит от Кубинского района Азербайджана, что вы можете сказать об этом?», – писатель ответил так: – Об этом я слышал от моих родителей. В 1933 году. Я вспоминаю их разговор…»

Как отмечал азербайджанский ученый, вернувшийся с большими впечатлениями после встречи с писателем мировой славы, всю жизнь Айзека Азимова волновали глобальные проблемы и перспективы планеты.

Произведение А.Азимова «Лаки Старр и океаны Венеры»  была впервые опубликована в 1954 году. Она написана на основе научно- художественного обощения описания поверхности Венеры, астрономических представлений того периода. Отметим, что с 1954 года знания астрономов о внутренних планетах Солнечной системы значительно выросли благодаря применению радара и космических ракет. В конце 50-х годов радиоволны, отраженные от Венеры, заставили предположить, что ее поверхность нагрета значительно больше, чем считалось ранее.

В предисловии к изданию 1970 года написанной в 1954 году книги писатель пишет: «Я надеюсь, читателям книга понравится, хотя не хотел бы, чтобы они серьезно воспринимали материал, который считался “точным” в 1954 году, а сейчас совершенно устарел…».

Интересно то, что азербайджанский писатель Эмин Махмудов тоже написал рассказ в научно-фантастическом жанре о космических процессах за пределами Земли, который называется «Звездный почтамп».

Хотя этот рассказ азербайджанского писателя и не совпадает с исследованиями Айзека Азимова, все же из-за большого сходства в расчетах и научных разработках, важно проанализировать часть из произведения.

Сюжет рассказа «Звездный почтамп» (1987) очень прост: вот уже три с половиной года, как без ведома Земли на космическом корабле «Сандер» в космическом пространстве летят сотрудники Института космографии – Лоол, Герасименко, Сантана, Фуад, радист Теранги, врач корабля Пранаш и поэт Персей. Их цель – собрать информацию о характере неизвестных сигналов, производимых от созвездия Гу, изучить характер планет, вращающихся вокруг эллипсной кривой Галактики. За эти три с половиной года экспедиция ничего не смогла добиться, хотя параболические антенны, электронные фонографы и уловили любые мелкие детали, звуки, гул, однако «красный сигнал тревоги» не горел.

Самый маленький обитатель «Сандера» – поэт Персей – родился в космосе. Он получил свое имя от корабля, двигающегося в направлении к созвездию Персей. Несколько лет он прожил в околоземной космической лаборатории, а затем по разрешению врачей был сослан на Землю. Персей никогда не видел Земли, но испытывал к ней священную любовь. Например, он безошибочно мог различить среди тысяч звезд Солнце.

Наконец, экспедиция достигла желаемого. Источник сигнала, принимаемый космической станцией, находится приблизительно на расстоянии полуторагодного светого года от Земного шара. Вторым важным результатом было то, что станция медленно кружется вокруг своей оси. Передаваемые им сигналы должны проходить через солнечную систему через каждые тридцать три года. Наверное, причиной появления, а потом исчезновения сигнала это и было… Экспедиция не может определить систему питания станции. Однако самым интересным явлением стало то, что поэт Персей, для того чтобы увековечить человеческий голос на станции, предлагает установить магнитофонную музыку.

Магнитофон заряжают ядерной батареей и хранят на космической станции. На станции ему дают название «Звездный почтамп». Удивленному словам капитана инженеру Лоол говорит, что «три века тому назад не было ни самолетов, ни машин, ни паровозов. Письма разносили почтовые кареты. А наиболее срочные письма разносили гонцы. То есть, когда техника была еще в колыбели, на помощь людям приходила мышечная энергия. Это название тоже символично. Мы верим, что придет время и осуществится и эта наша мечта!»

В одной из частей рассказа капитан делает одно интересное вычисление: «…– Как по обыкновению, и сегодня Лоол, поднявшись с постели, начал рассматривать электронный хронометр. 3 февраля 2016 года, а во втором глазке сверкало Земное время – 9 сентября 2063 года. Разница достигла сорока семи лет, –прошептал Лоол. – Мой Ильмар сейчас старше меня на двадцать один год. Относительность времени проявляет себя, сейчас он в возрасте моего отца… Странно, мой сын выйдет на пенсию, и я, буду прогуливать его, держа его под руку. А потом… А потом мне придется собственными руками похоронить его…»

В отличие от Айзека Азимова азербайджанский писатель пытается с помощью простой логики объяснить цель космических полетов в звездный мир, на планеты. Главная мишень здесь – поиск жизни в системе вселенной. Экспедиция исследует земное и пространственное отличия между системами Земли и Вселенной, она надеется получить результаты с помощью бирюзовой лампы, определяющей восход и закат «люминистентного Солнца в пять тысяч Вольт».

*****

В произведении Айзека Азимова вызывают интерес больше полезные для науки и техники научные соображения и идеи, нежели какие-либо тайны, острые сюжеты и приключения, острые драматические происшествия с роботами и компьютерными технологиями.

Точное исчисление межпланетного пространства, математические расчеты, скорость света, вычисленная на основе законов физики, являются одним из указателей на решение транспортных проблем будущего. Однако длительность полета межзвездного транспорта вызывает споры.

При вычислении образами скорости света летающих кораблей возникают парадоксы: становится очевидным, что по рассчетам ста световых лет, для того чтобы перейти из одной цивилизации в другую, путешественникам понадобится несколько месяцев, и таким образом от стартовой полосы до финишной пройдет около века. А это означает, что по возвращении из других цивилизаций люди уже не смогут увидеть в живых своих родных и близких.

Осложняется экспанция в космос и ограничивается человеческая цивилизация. А существующие колониальные миры крушатся. Таким образом, отношения и связи между цивилизацями становятся редкими явлениями, условия для взаимопомощи достигают нуля. При таком обстоятельстве не может быть о речи о межпланетных связях.

Некоторые писатели-фантасты самой приемлимой моделью при таком обстоятельстве считали радиосвязь. А Азимов излагает новую модель будущего таким образом: Галактика непомерно громадна, и изучить ее невозможно по 10s-100s (здесь s= скорость света). В нашей Галактике есть сотни миллиардов звезд, а диаметр галактической спирали равен примерно скорости света в сто тысяч лет. Для того чтобы пройти Галактику со скоростью в 100s понадобится одно тысячилетие. Если большие расстояния будут преодолены за короткое время (например, за один час, один день или за один месяц), тогда создание Империи больших звезд реально. Это модель будущего Азимова.

При подходе с исторического аспекта следует отметить, что в начале XX века в идеалистической эстетике и Запада, и Востока, а также Азербайджана усилились стермления к острому разграничению в Кантовском типе умственно-логического разума от чувственного, отведению литературы только к области «чисто чувственного разума», рассмотрению научно- художественного творчества в качестве лозунгового явления, не связанного с разумом, мышлением. Также было стремление отождествить научно-фантастический и художественный разум. И на художественное творчество, и на научно-фантастическое творчество смотрели как на «комплекс субъективных идеалов», не имеющих никакой связи с жизнью, политикой, повседневными заботами человека.

Однако в отличие от Запада в Азербайджане не воспринимали эти, близкие к идеалистической разумной теории, стремления. А это происходило благодаря изменению политического строя и внедрения социалистического реализма в литературу.

Однако следует учесть, что в целом написанные в XX веке в азербайджанской литературе произведения и с точки зрения количества, и с точки зрения качества не отставали от американской научно-фантастической литературы.

По материалам журнала “Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.