Острова Баку и бакинская гавань в записях гидрографа Ф.Соймонова (1719-1726 гг.)


Освоение Каспия активно проходило во время Петра I, который придавал особое значение расширению торговых связей с народами, обитавшими в Прикаспийском регионе. Для изучения Каспия, Петр посылал гидрографические экспедиции на Каспий. Большое значение имело и составление навигационных карт данного моря.

Летом 1718 г. на Каспий была отправлена очередная экспедиция, в которой приняли участие А.Кожин, В.А.Урусов. Исследователи описали лишь восточный берег моря, главным образом Балханский залив.

Спустя год, на Каспийском море работала другая экспедиция под начальством капитана-поручика Карла Петровича Вердена, состоявшего на русской службе. Помощниками Вердена были поручики Федор Иванович Соймонов, В.А.Урусов.

Эта экспедиция, так же как и другие, должна была способствовать созданию военно-морского флота в этом море – важном стратегическом регионе. Сам Петр так характеризовал значение морского флота:Всякий патентат (государь), который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет.

Создание флота на Каспийском море неизменно сопровождалось картографическими исследованиями, принимавшими все более широкий размах и требовавшими хорошо обученных «съемщиков»-геодезистов. Их подготовка первоначально осуществлялась в основанной Петром (в 1701 г.) Московской школе математических и навигацких наук.

В 1715 г. старшие классы школы были переведены в Санкт-Петербург и на их основе была создана Морская академия, где был утвержден принцип: «Учиться навигации зимой, а летом ходить на море».

Всю деятельность картографических экспедиций контролировал сенат — высший орган по управлению страной. Согласно особому указу сената, уездные, провинциональные, а также морские карты поступали к обер-секретарю сената, выдающемуся русскому картографу и географу И.Кириллову, много сделавшему для того, чтобы русская картография была независимой от иностранных ученых, а на русских картах были наиболее достоверно отражены все богатства и обширность русских земель, обычно обедняемых  и искажаемых на картах иностранного происхождения.

Так, в общих чертах осуществлялся контроль над деятельностью картографических экспедиций к 1719 г., когда гидрографические работы на Каспии продолжали капитан-поручик К.П.Верден, поручики Ф.И.Сазонов, В.А.Урусов.

Царская инструкция предписывала гидрографам заняться лишь описанием западного и южного берегов Каспийского моря, «не описывая Трухменскогя, понеже оный уже описан». Далее в инструкции говорилось: «В сем курсе прилежно усматривать: гаванов и рек, и какие суда могут приставать; также скампавеями (легкое гребное судно типа галеры), можно ль ходить и спасаться во врему шторму… И где косы подводные, и камни и прочее осматривать и верно ставить на карту. Также крейсовать через море и какие острова или мели найдут Также море, сколько где широко, ставьте на карту».

В конце мая 1719 года К.П.Верден. Ф.И.Соймонов и В.А.Урусов на шнявах “Святая Екатерина”, “Святой Александр” и “Астрахань” вышли в море. В течение нескольких дней экспедиция крейсировала близ Дербента, затем, следуя вдоль кавказского побережья, пришла в Бакинский залив. Здесь корабли стали на якорь у острова Нарген (Беюк Зире). На картах тех лет остров был известен под названием “Найссар”.

Карта Каспийского моря (1715 г.), построенная по десяти астрономическим пунктам
Карта Каспийского моря (1720 г.)

Гидрографы произвели съемку Наргена, измерили глубину моря вокруг острова. Съемкой были охвачены также острова Вульф (Даш Зире), Песчаный (Песошный – так назвал его Ф.Соймонов) и Плита. На карту была “положена” и мель, находящаяся перед юго-восточным окончанием Абшеронского полуострова. Эта мель, издревле называлась “Шах”, на карте Ф.Соймонова получила название “Шахов Баик”. Впоследствии, здесь образовалась песчаная коса, которую стали называть “коса Шах” или же “Шаховой косой”.

Дойдя до района устья Куры, корабли прошли вверх по течению реки, описывая ее гидрографию. В этом районе экспедиция побывала еще раз в мае 1720 г. Отсюда корабли направились к южному побережью Каспия, где исследователи описали южный берег от Энзелийской бухты до Астрабадского залива. Карты и опись западного и южного бергов Каспия, составленные по итогам двухлетнего плавания К.П.Вердена, В.А.Урусова и Ф.Соймонова, были посланы Петру, который приказал присоединить к ним материалы предыдущих экспедиций Бековича-Черкасского, Кожина, Травина и составить единую общую карту Каспийского моря.

В конце 1720 г. такая карта была изготовлена и выгравирована под названием «Картина плоская моря Каспийского от ус-тья Ярковского до залива Астрабатского».

На западное побережье Каспия Ф.И.Соймонов еще раз побывал в 1722 г. в связи с персидским походом Петра. Перед персидским походом Петр I сделал шахскому правительству следующее заявление: «Когда турки вступят в Персию, тогда нам крайняя нужда будет береги по Каспийскому морю обладать, понеже… турок туда допускать нам невозможно».

Политику Петра поддерживала и коллегия иностранных дел во главе с президентом Гавриилом Ивановичем Головкиным, который считал, что присутствие русских войск на западном побережье Каспия необходимо Российской империи для приведения своих земель в надлежащую безопасность.

К этому времени Петр сосредоточил в Северном Прикаспии значительные морские и сухопутные силы. Позднее, в ходе боевых действий, к русской армии присоединились вспомогательные отряды кабардинцев и калмыков. Петр предложил также картлийскому царю Вахтангу VI военные действия против агента Турции лезгинского феодала Дауд-Бека с тем, чтобы через Шемаху пробиться к Каспийскому морю на соединение с русской армией.

В конце мая 1722 г. Петр прибыл в Астрахань, где стал разрабатывать план предстоящего похода. В разработке плана царю помогал и гидрограф Ф.Соймонов, хорошо знавший обстановку на западном и южном побережье Каспия.

В июне 1723 г. на Каспий была снаряжена еще одна крупная военная экспедиция, известная в истории как бакинская. Были сформированы три отряда под руководством Ф.Соймонова, В.Урусова, П.Пушкина. Целью бакинской экспеции было склонить бакинского правителя Гусейнбека отдать Баку в подданство России. Причем военными операциями руководить поручалось генерал-майору М.Матюшкину.

Еще до выхода флотилии в море, Петр дал Матюшкину инструкцию:Итти к Баке и тщится оный город с помощью божию достать, понеже ключ всему нашему делу оный… и беречь сие место паче всего, понеже для него все делаем“.

На пути в Баку экспедиция побывала в районе камней “Два брата”, расположенном на северном побережье Абшеронского полуострова. В журнале экспедиции, Ф.Соймонов записал:Два камня, “два брата” называемые, их остерегаться подлежит“.

Следует отметить, что в записях Ф.Соймонова встречается обилие островов и надводных камней с довольно примитивными названиями – острова Лось, Свиной, Дуванный, Глиняный, Обливной и тд.

petr-1-neft

Откуда произошли эти названия? По мнению Г.Ф.Миллера (1705-1783) – историографа и путешественника, “большая часть таких русских имен должно приписывать казакам“, появившимся на Каспии в XVII в.

Известно, что казаки под предводительством Степана Разина на своих стругах и челнах спускались вниз по Волге, морем доходили до Дербента, Баку, и далее к Ленкоранскому побережью, посещая на своем пути упомянутые острова.

Например указанный остров Лось (Гара-су), к юго-востоку от мыса Пирсагат, возможно был назван так по своему внешнему виду. Приподнятый в верхней части и понижающийся к югу остров мог напоминать казакам спину лося. Или же остров Дуванный (Зембил), в 12 километрах от мыса Сангачал. Тюркское название острова Зембил – “плетеная корзина” (издали был похож на опрокинутую корзину).

Название “Дуванный” могло произойти от слова дуван – местного географического термина, обозначающего в Поволжье “открытое, высокое место, яр”. Долгое время считалось, что название «Дуванный» произошло от тюркского слова диван — «собрание, совет, место хранения актов, финансовых расчетов», а остров назван Дуванным за то, что на нем в XVII в. казаки якобы дуванили — делили между собой добычу.

Интерес представляет топонимика острова Обливного (Чигил), который расположен к юго-востоку от мыса Бяндован, на расстоянии 9 километров от берега. Этот остров грязевулканического происхождения: в юго-восточной части было расположено несколько грязевых вулканов, постоянно изливающих на поверхность острова новые потоки грязи. Видимо, с этиуг и связано, название острова.

Иначе объясняет происхождение названия острова Н. М. Филиппов, автор Лоции Каспийского моря (1884 г.): «По своему названию видно, что остров круглый, обливаемый со всех сторон волнами». Таково вкратце происхождение названии этих островов.

Вернемся к экспедиции Ф.Соймонова, В.Урусова и П.Пушкина, корабли которых 6 июля 1723 г. вошли в тихие воды Бакинской гавани.

Ощетинившись жерлами пушек, корабли стали на якорь на виду острова Нарген. Отсюда открывалась панорама древнего Баку, защищенного с юга крепкой зубчатой каменной стеной. У подножья Девичьей башни плескалась каспийская вода. С прибрежных холмов к берегу моррг спускались глинобитные и каменные строения, тянулись в поднебесье минареты мечетей. По гавани сновали узкие рыбацкие лодки. Толпа любопытных горожан высыпала на набережную поглазеть на стройные корабли русов. Не начиная боевых действий, генерал-майор М, Матюшкин отправил бакинскому правителю Гусейнбеку письмо с предложением сдать Баку в подданство России. Гусейнбек отказался впустить русских в город.

Неожиданно с бастионов крепости грянул пушечный выстрел. Пушки русов ответили дружным залпом. Побережье опустело, выстрелы загнали любопытных горожан за стены города. 0бмен «любезностями» закончился тем, что генерал-майор М.Матюшкин вынудил Гусейнбека сдать Баку.

Спущенные на воду шлюпки доставили петровских солдат на берег. Со скрипом отворились тяжелые дубовые ворота, окованные железом. Посланцы Петра I, встречаемые притихшими горожанами, прошли по узким проулочкам города-крепости во дворец Гусейнбека. Так, второй этап персидских походов увенчался успехом для российской стороны.

Пока генерал-майор М.Матюшкин вел дипломатическую беседу с правителем Баку, Ф.Соймонов, с присущим ему усердием, еще раз обследовал Бакинскую гавань. Он обратил внимание на развалины древнего строения, выступающего над водой недалеко от мыса Баилов.

Карта Каспийского моря Ф.Соймонова (1731 г.)

Ф.Соймонов писал: «В означенном заливе Бакинском, южнее города Баки в 2 верстах, на глубине 4 сажен, каменное строение, стена и башня и хотя оная стена уже и развалилась, однако в некоторых местах и выше воды знаки есть и по известиям слышно, якобы в древние времена построение было на сухом пути и был то гостиный двор».

В результате исследований западного и южного берегов Каспийского моря была составлена карта, названная «Картина плоская моря Каспийского от устья Волги-реки, протоки Ярковской до устья Куры-реки».

С 1723 по 1726 г. Ф.Соймонов занимал руководящие должности в Астраханском порту.

В первых числах марта 1726 г. Адмиралтейств-коллегия решила продолжить опись Каспийского моря. С этой целью была организована новая Каспийская экспедиция, начальником которой был назначен Ф.Соймонов.

Во время этой экспедиции по Каспию, Соймонов прошел вдоль южного побережья Каспия к Баку. По пути, его экспедиция описала Абшеронский пролив и 6 ноября 1726 г. вернулась в Астрахань.

По окончании экспедиции, Ф.Соймонов обработал и систематизировал полученные результаты. В 1731 г. Адмиралтейств-коллегия опубликовала материалы его первого журнала под названием “Описание Каспийского моря от устья реги Волги, от протока Ярковского до устья реки Астрабадской”. Этот труд был переиздан в 1783 г.

Кроме того, в 1731 г. был издан Атлас и первая лоция Каспийского моря Ф.И.Соймонова. Была издана общая карта Каспийского моря и несколько карт (всего 8 листов) его западных и южных районов.

Общая карта Ф.Соймонова оказалась более детальной чем карта 1720 г. Очертания берегов, местоположение островов и заливов были даны на ней значительно вернее, чем на предыдущей карте.

В 1739 г. Ф.Соймонов издал свой учебник по кораблевождению под названием «Экстракт штурманского искусства из наук, принадлежащих к мореплаванию, сочиненный в вопросах и ответах для пользы и безопасности мореплавателей». Этот труд явился первым оригинальным руководством по гидрографическим работам, где Соймонов подвел итог всему до тех пор известному в навигации и гидрографии. В учебнике автор приводит и основные способы морской гидрографии того времени.

В 1765 г. Соймонов издал свой учебник по астрономии, а в 1766 г. действительный тайный советник, он уходит в отставку. 22 июня 1780 г. Ф.Соймонов скончался в возрасте 98 лет.

По материалам книги М.А.Мирзоева “Имена на картах Каспия”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.