Стихи поэтов РСФСР о Низами, Самеде Вургуне и Мирзе Алекпере Сабире


В 1980 г. в Баку, издательством “Язычы”, был выпущен очень интересный сборник – “Я полюбил Азербайджан” – в котором было собрано некоторое количество стихов, посвященных советскому Азербайджану.

В книге говорилось: “Предлагаемый вниманию читателей сборник – своеобразный букет, в котором собраны лирические произведения советских и зарубежных поэтов о нашей цветущей республике.”

В данном материале – произведения поэтов РСФСР о Низами, Самеде Вургуне и Мирзе Алекпере Сабире.


НИЗАМИ
Автор – Владимир Луговской (РСФСР)

Много Каспий видал на веку,
В неустанной работе залив,
Посреди нефтяного Баку
Ты изваян, Ильяс ибн-Юсиф.
Ты изваян, певец Низами,
Неподвижен, спокоен и нем,
Но веками живут меж людьми
Голоса твоих дивных поэм.

Ты стоишь – Пятерица-дворец,
Над Баку ж зимних звезд череда,
А слова достигают сердец
И в другие летят города, –
Я не струнам и не проводам,
Не листа белизне снеговой:
Сердцу память твою передам,
Строгий образ твой вечно живой!

Разве это опишешь пером,
Как поэт в годы давние жил,
Как сегодня гудит Абшерон
Дерзкой страсти раскованных сил!
Нет, не умер поэт, он сулил
Дальним правнукам светлые дни, –
И лежит предо мною залив,
И мерцаютв заливе огни.

Для поэзии гибели нет,
Нет глухих и ненасытных ночей;
Как звезды закатившейся свет
Долетает до наших очей, –
Так напева затихшего звон,
Не слабея в далеком пути,
По тернистым дорогам времен
Может, чистый, до слуха дойти!

И подъемлет свой меч Искандер,
И Фархад поднимает кирку, –
Отражаются в зимней воде
Бесконечные вышки Баку, –
А Лейли и Меджнун с Низами
О великой любви говорят,
И на лицах красавиц семи
Золотые зарницы горят!

И сокровищницею тайн
Перед нами развернут твой труд,
О тебе знают Русь и Китай,
Дети песнь твою в руки берут, –
Светят юношей пылких глаза,
Видят девушки строк твоих вязь,
О какая живая гроза
В твю вечную книгу вплелась!

Прах твой славный не втоптан в песок,
Не подхвачен ветрами полей, –
Близ Гянджи величав и высок
Удивительный твой мавзолей.
Спит поэт – начертаньям строки
Не нужны ни сафьян, ни атлас,
И стихи проплывают легки
У бессмертных всевидящих глаз.

Что стихи! Это только слова,
Но когда в них душа сожжена,
То поэзия вечно жива,
Говорит или ликует она, –
О любви, о геройстве поет,
Добрым другом встает меж людьми, –
В строгой памяти сердца живет
Благородный певец Низами.
Блещут ясные звезды зимы,
В руки славную книгу возьми,
Покоряет сердца и умы
Благородный певец Низами!


РЕЧЬ МОЕГО ДРУГА САМЕДА ВУРГУНА НА ОБЕДЕ В ЛОНДОНЕ
Автор – Константин Симонов (РСФСР)

Мой друг Самед Вургун,
Баку покинув, прибыл в Лондон.
Бывает так: большевику
Вдруг надо съездить к лордам,
Увидеть двухпалатную
Британскую систему
И выслушать бесплатно там
Сто пять речей на тему
О том, как в тысяча, бог память дай, в каком…

Здесь голову у короля срубили,
О том, как триста лет потом
Все о свободе принимали билли
И стали до того свободными,
Какими видим их сегодня мы,
Свободными до умиления
И их самих и населения.
Мы это ровно месяц слушали.

Три раза в день в антрактах кушали
И терпеливо — делать нечего—
Вновь слушали с утра до вечера.
Так в край чужой как попадешь
С парламентским визитом,
С улыбкой вежливую ложь
В свои мозги грузи там.

Когда же не хватило нам
Терпения двужильного,
Самеду на обеде том
Взять слово предложили мы:
«Скажи им пару слов, Самед,
Испорти им, чертям, обед!»

Волненье среди публики,
Скандал! Но как признаться-то?
«Сэр, от какой республики?»
«Я, сэр, от всех шестнадцати»,
«От всех от вас,
От имени?..» —
«От всех от нас,
Вот именно!»

И вот поднялся сын Баку
Над хрусталем и фраками,
Над синими во всю щеку
Подагр фамильных знаками,
Над лордами над гордыми
И Киплингом воспетыми,
В воротнички продетыми
Стареющими мордами,
Над старыми бутылками.
Над красными затылками,
Над белыми загривками
Полковников из Индии.

Не слыша слов обрывки их,
Самих почти не видя их,
Поднялся он и напролом
Сказал над замершим столом:

«Я представляю, сэры, здесь
Советскую державу.
Моя страна имеет честь
Входить в нее по праву
Союза истинных друзей,
Пожатья рук рабочих.
И хоть лежит моя страна
Над нефтью благодатною,
Из всех таких на мир одна
Она не подмандатная,
Вам под ноги не брошенная,
В ваш Сити не заложенная,
Из Дувра пароходами
Дотла не разворованная,
Индийскими свободами
В насмешку не дарованная,
Страна, действительно, моя
Давно вам бесполезная,
По долгу вежливости я
В чем вам и соболезную»

Так говорил Самед, мой друг,
А я смотрел на лица их:
Сначала был на них испуг,
Безмолвный вопль: «В полицию!»

Потом они пошли густым
Румянцем, вздувшим жилы.
Как будто этой речью к ним
Горчичник приложило.

Им бы не слушать этот спич,
Им палец бы к курку!
Им свой индийский взвить бы бич
Над этим — из Баку!
Плясать бы на его спине,
Хрустеть его костями,
А не сидеть здесь наравне
Со мной и с ним, с гостями,
Сидеть и слушать его речь
В бессилье идиотском,
Сидеть и знать: уже не сжечь,
В петле не сжать, живьем не съесть,
Не расстрелять, как Двадцать шесть,
В песках за Красноводском.

Стоит мой друг над стаей волчьей
Союзом братских рук храним…


МИРЗЕ САБИРУ
Автор – Сергей Васильев (РСФСР)

Зоркий поэт Сабир!
Пристальное перо!
Жало твоих сатир
впрок до сих пор остро.

Как ты любил воздать
труженику хвалу
и обесславить знать —
бека, купца, моллу.
Как ты умел поддеть
шкурника за ноздрю,
всыпать (чтоб знали впредь!)
хану и визирю.
Как из сырца-словца
гнева свивал вожжу,
чтобы огреть лжеца
и отхлестать ханжу.

Как ты умел сполна
хама умерить прыть,
высмеять болтуна,
лодыря посрамить.
Но, факты в ладонь сложив,
диву даешься аж:
он еще частью жив,
битый тобой типаж.
Много минуло лет,
рабья жизнь позади.
Ханов-то, правда, нет,
а хамов — хоть пруд пруди.

Строй, что всем был постыл,
сброшен с твоей земли.
Беков-то след простыл,
а лодырей — хоть соли.
Да и тупых мещан,
впившихся в барахло,
жадных, под стать клещам,
число еще не мало.
Их нельзя упрекнуть,
у них современный стиль,
не приписной отнюдь
к лености простофиль.

Дом их не описать,
диво – куда ни глянь:
радиоблагодать и телеобоянь.
Быт, так сказать, в седле,
с техникою в ладу —
магнитофон в чехле,
«Волга» на поводу.
В лунной пижаме сам,
в звездном шелку сама.
Никель, нейлон, лавсан –
можно сойти с ума.
Видимость хороша,
спесь на деньге верхом.
Видимость!
А душа вся затянулась мхом.

Вытравив стыд и честь,
врезались в естество
взяточничество и лесть,
наглость и кумовство.
Ах, дорогой собрат,
встал бы ты, поглядел, —
сколько б тебе подряд
нашлось неотложных дел!

Пусть промчатся дни,
годы пролетят, века —
гнев твой — любви сродни,
грусть — доброте близка.

Хочется мне, чтоб ты
по-русски заговорил
голосом прямоты,
в полную меру сил.
Ведь целить с твоих высот
написано мне па роду
в тысяча девятьсот одиннадцатом году.

В тот год омрачился мир,
земля содрогнулась вся:
умер Мирза Сабир,
а я как раз родился.
Нить продлевает нить,
вздох порождает вздох.
Сабира переводить
мне, значит, велел сам Бог.

Другие стихи из разных стран посвященные советскому Азербайджану из сборника “Я полюбил Азербайджан”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.