Глазами азербайджанца: нефть Ферганы и грузинские бани на горячих источниках (XV в.)


Н.Керемов

Абд ар-Рашид ибн Салих ибн Нури ал-Бакуви занимает видное место среди средневековых деятелей науки и культуры Азербайджана. Он был путешественником, географом, климатологом, космографом.

Географический труд Бакуви “Китаб Талхис ал-асар ва аджаиб ал-малик ал-каххар” (“Сокращение [книги] о “памятниках” и чудеса царя могучего”) представляет собой свод сведений о странах и народах, известных в его время ученым Востока и дополненный автором на основе личных наблюдений.

Согласно данным историков, сочинение было написано в 1401-1414 гг. Особенностью предисловия является выделение в нем двух подглавок. Первая из них названа автором “Глава о воспроизводстве”, вторая — “Глава о делении на климаты”.

Всю известную ему Землю он делит на семь поясов (климатов) и дает обоснование этому делению. Основная часть книги посвящена географическим характеристикам этих поясов. В каждой из семи глав рассказывается соответственно о каком-то одном поясе, о странах, городах, населенных пунктах, приводятся исторические сведения, делается попытка объяснить происхождение того или иного названия.

В данном материале рассмотрим “пятый климат” из сочинения Бакуви.

Пятая зона (пятый климат)

Пятый климат у Бакуви “начинается от страны восточных тюрок и тянется через земли тюрок, прилегающих к Кашгару, Фергане, Самарканду, Хорезму и морю ал-Хазар [Каспийскому] до Баб ал-Абваба [Дербента], Барда, к Армении и стране ар-Рум и заканчиваемся у моря ал-Мухит“.

В пятой зоне дается описание 71 географичеческого объекта, из которых 14 относится к Азербайджану и 18 – к средневековой Средней Азии.

По Бакуви, Туркестан – это общее название всех тюркских стран: “Граница его начинается в первом климате и, вдаваясь в глубь Востока, тянется до седьмого климата“.

Большую часть его населения составляют кочевники, хотя “среди них есть и живущие в селениях“, т. е. ведущие оседлый образ жизни. “Они отличаются от всех народов многочисленностью, большой храбростью, выносливостью и обликом… широкими лицами, приплюснутыми носами, огромными руками… Жизнь их — беспрерывные набеги и погоня за пугливой газелью или летающей дичью“.

Бакуви дает довольно полное и подробное описание областей средневековой Средней Азии. Характеристики природных особенностей отличаются лаконичностью, а этнографические наблюдения — меткостью. О Хорезме он пишет, что это “известная обширная область с. многочисленными городами и селениями. Жители ее наделены отважными сердцами и упрямыми душами; они благоразумны, набожны, верны слову и честны. Вера их — любовь к добру и ненависть к злу. Они доброжелательны к чужеземцам и сострадательны к слабым“.

Отмечает Бакуви благоприятную для жизни природу Хорезма, его здоровый климат, вкусную воду, обилие вкусных и изысканных фруктов:Область славится иноходцами, соколами, разнообразием шерсти и разноцветными одеждами“.

Говорит он и о том, что крупнейшей рекой, орошающей Хорезм, является Амударья (у него называется она Джайхун), притекающая туда из пределов Бадахшана. Джайхуну Бакуви уделил довольно много строк, проследив течение реки вплоть до ее впадения в Аральское море (“озеро Хорезма”) и называя примечательные места, через которые она протекает, и ее притоки.

Столицей Хорезма Бакуви называет город Джурджанийа (Гургандж). Речь здесь идет о древнем Ургенче, дважды разрушавшемся: монголами в 1221 г. и Тимуром в 1388 г.; в 1391 г. частично восстановленном и окончательно прекратившем существование в XVII в. У Бакуви это — “известный большой город на берегу реки Джайхун, жители которого славятся как умелые мастера, мужчины занимаются тонкими ремеслами, такими, как кузнечное, столярное и другие. Их женщины выделывают иглой прекрасные изделия: шьют и ткут золотом“.

Чудом считает Бакуви дыни, которые здесь выращивают, — подобных им “по сладости и вкусу нет в других странах“. И еще отметил Бакуви, что растет здесь дерево “с длинными шипами“. Он отнес его к “верблюжьей колючке”, однако, как считал 3.Буниятов, ссылаясь на ал-Казвюш, в этом случае Бакуви ошибся: речь тут идет об астрагале. Действительно, в тех местах и в других районах Средней Азии был распространен астрагал, который благодаря мощной корневой системе способен в полной мере обеспечивать себя влагой.

Из других древних городов Хорезма Бакуви упоминает Хиву и Хазарасб с его укрепленной крепостью и рвом, окружающим город и делающим его подобным острову, куда ведет только один путь.

Другой исторической областью Средней Азии, включенной Бакуви в пятую зону, является Мавераннахр, расположенная к северу и востоку от Амударьи. Это, как сказано в статье “Мавераннахр”, “одна из цветущих, плодороднейших и благодатных областей. Нет в ней ни одного места, которое не было бы занято городом, деревней или посевами. Климат здесь самый прекрасный, вода самая вкусная, в том числе и повсюду в горах. Почва ее самая плодородная. Города ее следую¬щие: Бухара, Самарканд, Джанд, Худжанд“.

Жителей Бакуви хвалит за их добродетельность, праведность, щедрость и редкостное гостеприимство.

Бухару Бакуви называет великим древним городом в Мавераннахре:Между ним и Самаркандом— семь дней пути… Это — страна Сугд [Согд, Согдиана]. Одно из приятнейших мест в сем мире. Город, дворцы, сады и прилегающие к нему селения обнесены стеной. Он имеет и укрепленные стены“.

Далее говорится о том, что Бухара служит средоточием ученых, “рассадником умозрительных наук“. А вот Самарканду в сочинении Бакуви отведено всего несколько строк. Единственной его достопримечательностью он считает, к тому же с изрядной примесью фантазии, гору “с пещерой, из которой вытекает вода: летом она обращается в лед, а зимой горит“.

Зато много добрых слов сказано о Фергане:Там хорошие урожаи и изобилие плодов”. Не может не высказать Бакуви удивление по поводу того, что “там растут виноград, яблоки, орехи, душистые травы, которые никому не принадлежат, а также фисташки — тоже без владельца“. Обращает он внимание на разнообразие природных богатств Ферганы: “Там есть рудники золота, серебра, ртути, железа, меди, бирюзы, купороса, нашатыря, нефти, смолы и асфальта“.

Почти о таком же наборе богатств сообщает Бакуви и при описании области Шаш (Ташкент); в ее недрах тоже есть нефть, бирюза, железо, медь, золото, свинец и, кроме того, каменный уголь.

В статьях, составляющих описание пятой зоны, можно найти интересные сведения о Грузии, Дагестане.

О Тбилиси Бакуви пишет, что это — “укрепленный город, далее которого ислам не распространен. Это — столица страны ал-Курдж [Грузии]. Город пересекает река Кура. Жители его — мусульмане и христиане. На одном берегу Куры возглашают азан, а на другом — бьют колокола“.

Согласно Бакуви, Среди чудес Тбилиси путешественник выделяет “очень горячая баня, которую не топят и не носят для нее воду, так как она построена на горячем источнике”. Заметим, что происхождение самого названия города связано с этим источником и означает “теплый город“.

Довольно большая статья в сочинении Бакуви посвящена Дербенту (он его именует Баб ал-Аб-ваб), этому, как он пишет, удивительному городу “на берегу моря ал-Хазар, построенному на продолговатых скалах. Воды моря омывают его стены. Длина его — около трех фарсахов (один фарсах — 6—7 км), а ширина — расстояние полета стрелы. Он имеет железные ворота и много башен… На стенах находится стража, охраняющая город от врагов“.

Город, основание которого при-писывается царю Сасанидского государства Ану-ширвану (VI в.), занимающий ключевые позиции между отрогами Главного Кавказского хребта и Каспийским морем, с самого начала строился как крепость. И Бакуви подробно рассказывает о том, как ее сооружали: стены возводили “из скал и свинца”, а затем поясняет, что построены-то они из тесаного камня, самый маленький из которых тащили 50 человек, а скреплены они “свинцом и болтами”.

При описании укреплений города не обошлось и без легенды: будто у проходов в стене поставлены завороженные изображения, помогающие при отражении нашествия врагов, — “это фигуры двух львов, установленные на двух колоннах“.

В пятой зоне дается описание Малой Азии (ар-Рума) и некоторых городов, расположенных на ее территории. В начале статьи “Ар-Рум” Бакуви воздает должное природе страны — воздуху, воде, почвам. Но зима здесь, отмечает он, “такая холодная, что вода затвердевает и превращается в камень“, что крайне непривычно для него как южанина. Живут там и мусульмане, и христиане. Именно из-за холода, считает он, “в их стране большинство людей имеет белый цвет кожи и белокурые волосы“.

И еще одно обстоятельство вызвало искреннее удивление Бакуви:Жители ар-Рума рисуют портреты царей, правителей и монахов… Они так искусны в живописи, что даже изображают человека смеющимся, плачущим, веселым и грустным“.

Дело в том, что ислам запрещает изображать людей, и Бакуви в его путешествиях, проходивших главным образом по странам мусульманского Востока, почти не приходилось сталкиваться с подобного рода искусством.

В пятой зоне впервые даются описания стран, областей и городов, расположенных на территории материковой Европы. Большая статья посвящена Греции (он именует ее “Иунан”), но она не содержит географического описания страны. После реплики: “Это — родина греческих мудрецов“,— Бакуви перечисляет древнегреческих ученых — Сократа, Аристотеля, Евклида, Архимеда, Гиппократа и многих других, кратко сообщая о вкладе, внесенном каждым из них в науку.

Остальные статьи, относящиеся к Европе, посвящены Андалусу (или Андалусии — средневековое арабское название Пиренейского полуострова). Говорится, что территория его попадает в две зоны — четвертую и пятую, что там много городов и селений, рек и лесов, что полуостров богат полезными ископаемыми: добывают золото, серебро, свинец, железо, ртуть, серу, цинк, сурьму, киноварь, квасцы; из камней — яхонт, хрусталь, оникс, лазурит и др.; перечисляются также названия лекарственных растений.

Бакуви отмечает, что в Андалусе существуют два государства — мусульманское и христианское. Говорится далее, что с севера и запада полуостров омывается морем “ал-Асвад” (Черное), которое именуется также как море аз-Заламат (море Мрака). Конечно, тут имеется в виду Атлантический океан.

Далее Бакуви пишет:В конце ал-Андалуса находится место соединения двух морей”. Здесь речь уже идет о Гибралтаре: “Ширина его — три фарсаха, а длина — двадцать пять фарсахов. Там бывает прилив и отлив. В течение дня и ночи бывает два прилива и два отлива”.

Что касается городов Пиренейского полуострова, то Бакуви отмечает, что Ал-Ашбуна (Лиссабон) возник “на каменистом мысу моря, и его волны бьют в стены города” и что “там растут различные плоды и “есть всевозможная охота на земле и на море“. Ишбилийа (Севилья), по словам Бакуви, превосходит все города страны своими достоинствами — “прекрасным климатом, вкусной водой, плодородной почвой, посевами и скотом, обилием плодов и охотой — на суше и на море“, а также “растут там зеленые оливки и есть много меда. А в Валенсии растет шафран…

Гранаду он величает большим древним городом, название которого происходит от плода гранат; через него проходит река, вымывающая “в своем ложе крупинки чистого золота”. О Толедо Бакуви пишет, что его называют “городом царей” и что город украшает “удивительный мост, подобного которому нет на земле… говорят, что мост состоит из одной арки, переброшенной с одного берега на другой“.

В описаниях городов Пиренейского полуострова, как и других мест, где он сам не бывал, Бакуви не обошелся без упоминания о рассказанных ему чудесах.

Например, он писал:…в городе Сантарен (Португалии) из моря, говорят, выходит некое животное, имеющее обыкновение чесаться о прибрежные камни, при этом с него падает “шерсть золотистого цвета и нежная как шелк”, ее собирают и шьют очень дорогую одежду…

По материалам книги автора “Путешествия Бакуви”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.