Сведения об экономике Азербайджана 1820 г. от французского консула в Тбилиси


Георгий Саникидзе

Жак (Жан) Франсуа Гамба (1763-1833) являлся консулом Франции в Тбилиси с 1821 г. до своей кончины в 1833 г. Он занимает особое место среди европейских авторов, писавших о Кавказе.

После присоединения Южного Кавказа к России и установления связи между побережьем Черного моря и Каспийским морем этот путь торговли с Азией вновь был открыт европейцами и российские владения в Южном Кавказе приобрели особенное значение. Активную роль играл торговый капитал Франции, но помехой являлась Россия, которая всеми силами старалась развить торговые отношения с Южным Кавказом и использовать эту территорию для своей транзитной торговли.

Для европейского и, соответственно, французского капитала большим препятствием был принятый еще 1810 г. в Российской империи т.н. высокий покровительственный тариф. Правда, в 1816 и 1819 годах этот тариф был несколько видоизменен, но он по-прежнему не был выгоден для европейцев, и борьба для устранения высоких пошлинных ставок была одной из главных задач французских торговых агентов. В конце концов они достигли успеха и в этом огромная заслуга Жака Франсуа Гамбы.

В период реставрации Бурбонов Гамба составил и представил правительству Франции проект улучшения торговли с Азией (в первую очередь, с Индией). Проектом предусматривалось использование проходящей через Россию (конкретно, через Южный Кавказ) транзитной дороги.

Проект вызвал интерес, и Гамба совершил свое первое путешествие по южным владениям России в 1817-1818 гг.

Во Франции считали, что торговые фирмы страны должны были больше внимания уделять Южному Кавказу – главные города региона, в первую очередь Тбилиси и Баку, могли бы стать транзитным центром в торговле между Европой и Азией.

Учитывая это, Гамба второй раз посетил Россию, в частности, Кавказ, и изучил возможности Кавказа в целях его использования для торговых интересов Франции. Во время второго путешествия Гамба основное внимание уделил Грузии, Азербайджану и Дагестану, а его дальнейшая деятельность оказалась, безусловно, плодотворной как для интересов французского капитала, так и для сближения Южного Кавказа с Европой.

Россия между тем рассчитывала свести до минимума  таможенный налог на заграничный импорт и привлечь к Южному Кавказу европейскую транзитную торговлю с Персией, которая до этого проходила через Турцию. Правительство России надеялось, что европейский экспорт смог бы вытеснить турецкие и иранские товары и развил бы потребность у местного населения в европейских товарах.

Гамба  произвел благоприятное впечатление на генерала Ермолова, главноуправляющего Грузии. По его совету и предложениям генерал Ермолов составил законопроект об установлении льготной торговли на Южном Кавказе и представил его императору Александру I, который подписал указ об учреждении на Кавказе льготного транзита 8 октября 1821 г. Россия этим актом в первую очередь старалась создать невыгодные условия для английской торговли, противопоставляя ей торговый капитал континентальной Европы (Франции, Германии).

Гамба немедленно был официально назначен консулом Франции в Тбилиси. Он получил право создания торговых предприятий, и также получил на льготных условиях для этой цели земли и начал активную деятельность для привлечения французского капитала в Грузию. В конечном счете, торговый оборот Франции с Востоком существенно возрос.

1824-1826 годы Гамба провел во Франции. Здесь он издал двухтомник своих записей – «Путешествие по Южной России и провинциям Закавказья», где основное внимание уделяется описанию Грузии, но автор не обходит без внимания и другие регионы Кавказа, в частности Азербайджан.

Записки Гамба об Азербайджане особенно ценны для изучения экономического положения страны и ее торговых перспективах (в особенности, Баку).

Для французского консула не осталось незамеченным, что «в Кахетии начали разведение шафрана и марены, семена которых привезли из Елизаветполя, старой Гянджи.»

Гамба не оставляет без внимания тот факт, что в это время (1820) в Гяндже, Нухе (Шеки) и Ширване шелк производился в больших количествах.

Гамба продолжает: «В Гяндже (Элисаветполе), в Карабахе, и особенно на территориях, прилегающих к Араксу, выращивают марену, рис и лён. Рис здесь отменного качества и его употребляют в большом количестве в этом краю, где он является основным продуктом питания. Цена риса иногда бывает настолько низкой, что даже не покрывает расходы его производства. В неурожайные годы Европы торговля может быть особенно выгодной, если рис закупят в этих краях и перевезут в порты Средиземного моря.».

Гамба подробно изучил особенности сельского хозяйства регионов Азербайджана. Он уделяет внимание производству хлопка, который выращивали в Ширване на берегах Аракса.

По его мнению, здесь имелась возможность для создания больших плантаций, а для этого всего лишь надо было заменить короткое хлопковое волокно на длинное, потому что «его выращивание обходится гораздо дешевле, а полученный продукт стоит гораздо дороже. Такое процветание сельского хозяйства обогатит землевладельцев и крестьян, так же будет иметь положительное влияние на коммерцию — прибывшие из Средиземного моря корабли на берега Мингрелии загрузятся этим товаром.».

Гамба добавляет, что «В Ширване… выращивают сезам. Выжатое из него масло по качеству не уступает оливковому маслу.».

По мнению Гамба, «С местными натуральными продуктами Гянджинская область свободно может включится в большую торговлю. Основной продукт здесь шелк, ежегодный урожай которого составляет по крайней мере, тысяча пудов, или сорок тысяч русских фунтов.».

Гамба с удовольствием пишет, что «год тому назад начали прокладку новой дороги, которая пересечет Кахетию, а отсюда будут две ветви – к Дербенту и к Баку. Это чрезвычайно важно для коммуникации – новая дорога сократит на треть нынешнее расстояние и оживит здешние прекрасные края.».

Гамба, как и другие европейские и русские путешественники (Роттие, Басихин, Головин, Бессэ, Дюбуа де Монпере…) первой половины XIX века, обращает внимание на поселения немцев в Грузии и в Азербайджане.

В частности, он пишет: «Четыре года тому назад в окрестностях Елисаветполя были основаны две немецких колонии: Одна находится в 7 верстах от Шамкира, а другая – в 5 верстах от Елисаветполя. Почти все поселенцы из Вюртемберга. Сначала они жили в предместьях Одессы, а потом переселились сюда. На первых порах из-за здешней засухи им было трудно работать, но потом постепенно они привыкли к здешним климатическим условиям и достигли успехов.».

В Азербайджане основное внимание Гамбы привлек Баку. Французский консул подробно описывает город и особенное внимание уделяет перспективам Баку в международных торговых отношениях.

Он пишет: «Баку состоит из крепости или города и пригорода. Улицы города крайне узкие, а в пригороде широкие и прямые… Рынок хорошо снабжается персидскими и русскими товарами. В одной и той же лавке можно купить отличный сахарный рафинад, изготовленный на фабриках Гамбурга и желтоватый некачественный сахар из Мазандарана… …Улицы Баку вымощены плоскими камнями, из-за чего в городе всегда чисто. Здесь идет довольно оживленная торговля, но все-таки она остается ограниченной, что является результатом 25%-го русского тарифа, введенного на товары, привозимые морским путем.».

Гамба с нетерпением ждет ввода льготной пошлины в Баку: «Из многих примеров приведу только один: До издания «указа» 8 (20) октября 1821 года, в Баку пошлина на ввозимые персидские товары составляла 25 процентов, в то время как в прилегающем Ширване тот же товар облагался простой пошлиной в 6 процентов.» Но «…несмотря нa ограничения торговли, ежегодный доход таможни здесь достигает довольно приличной суммы – 30,000 рублей серебром (120,000 французских франков).».

И далее: «Сегодня в Баку все принадлежит русскому правительству. Кроме доходов от таможни и земли, государство отдало в аренду право на охоту на тюленей, которая осуществляется на острове в нескольких лье от Баку. Их пересылка в Астрахань обходится в 35 копеек, а отсюда их пересылают в Казань. Масло тюленей входит в состав простого мыла, которого производят в больших количествах в этом городе и употребляют во всей России.»

Гамба и здесь, как и везде, особенное внимание обращает на сельское хозяйство: «Производство шелка, которое имело огромное значение в прошлом, сегодня составляет 12 тысяч пудов (400 тысяч фунтов). К 1820 году один фунт шелка, в зависимости от качества, стоил от десяти до 18-ти рублей (10-18 франков).»

Он отмечает, что «Вторым значительным продуктом Бакинского ханства является шафран. Ежегодно производят около 500 пудов (16,500 фунтов) и его цена варьируется от восьми до 15-ти рублей. Здешний шафран известен как восточный шафран, и он гораздо сильнее по сравнению с европейским шафраном. Уже несколько веков, как крестьяне смешивают его с кунжутом и готовят плоские слитки. В этом виде их можно гораздо легче перевозить и их можно сохранить в течение нескольких лет… В Бакинской провинции также производят рис, в малых количествах марену. Хлопок, который в здешних краях употребляют для производства полотна, ввозится и Мазандарана.».

Гамба не оставляет без внимания и нефть. Он пишет: «Более значительным продуктом Бакинского уезда является черная и белая нефть, которую извлекают из колодцев, вырытых рядом с морем. Глубина колодцев составляет от десяти до шестидесяти футов. Из-за того, что в этих краях порой очень жарко, верхний слой нефти вязкий, а нижний, который в глубине – более жидкий… Для добычи черной нефти вырыты около ста колодцев, а для белой – пятнадцать.»

И далее: «Добытую нефть целиком перевозят в Баку на арбах, где их помещают в цистернах. Большую часть битума отправляют в Персию… Каждый год добывают и продают в количестве 241,020 пудов или приблизительно 80,00 центнеров. В Персию отправляют 214,920 пудов, остальное употребляется на месте или отправляется в Астрахань. Обычно, один пуд черной нефти стоит всего лишь один ассигнационный рубль, но всегда требуют или наличные деньги, или такой товар, который нужен арендаторам. Белая нефть продается не больше 800 пудов. Цена одного пуда обычно составляет 10 ассигнационных рублей и 50 копеек..»

Гамба так же отмечает: «Если бы ученые физики и химики увидели факелы ночного Баку и выяснили все его свойства, наверно уже давно додумались использовать газ для освещения, как это принято в наше время. В течении многих веков население этого края использовало газ для производства извести. Мы видели 15-20 печей для обжигания извести около нефтяных колодцев.».

Гамба так же подробно описывает храм зороастрийцев вблизи Баку. Гамба детально описывает Баку и приводит статистические данные: «Территория Бакинского ханства имеет протяженность в длину 80 верст, а в ширину – 60 верст. В прошлом оно было густонаселенным, сегодня же его население составляет 13,706 душ, что соответствует 3862 семьям, которые проживают в 39 селах. Между мужчинами и женщинами здесь почти такая же диспропорция, как в Грузии… В отдельно взятом Баку и его пригороде живут 1137 семей, или 5152 душ. Из довольно точных сведений следует, что в ханстве должно было быть 471 верблюдов, 2929 лошадей, 4974 быков и коров, 42,460 овец. Число фруктовых садов составляет 1794, а огороженных участков, где разводится шафран – 1207…»

И далее: «… Баку древнейший город. Как в случае с Дербентом, у него тоже есть претензия, что когда-то здесь побывал Александр Македонский. На одной из башен Баку можно прочесть надпись, которая сообщает, что она была восстановлена 500 лет тому назад. Две другие башни должны быть также древними. Дворец Хана лежит в руинах. Здесь живут 37 обездоленных семей татар и персов. В некоторых частях видны остатки былого величия дворца. Дворец стоит на возвышенном месте города, где воздух гораздо чище. Пригород построен недавно.».

В 1826 году Гамба, награжденый орденом почетного легиона во Франции за его заслуги, возвращается в Тбилиси и продолжает свою деятельность на службе французских интересов в регионе. Так как Гамбе на самых льготных условиях были переданы земли в Грузии, и он сразу же начал их эксплуатацию: сдавал их в аренду. Он также снабжал воинские подразделения дровами и лесными материалами.

В целом, можно с уверенностью сказать, что закон льготного тарифа имел огромное значение для развития торговли Франции с Востоком. А с другой стороны он благоприятно влиял на экономическое развитие Кавказа и в этом немалая заслуга Гамбы.

Торговля вышеуказанной транзитной дорогой в течении нескольких лет приняла такие масштабы, что центр иранской торговли с юга (Бушехр) переместился на север (Тебриз). Но английские агенты, по мере дальнейшего развития южнокавказской транзитной торговли, усиливали борьбу против него как в России, так и в Иране.

В российских правительственных кругах все более усиливалось недовольство засильем французского капитала на южных рубежах империи и вытеснением русских товаров. В конце концов, дело дошло до отмены льготного тарифа в 1831 году, в результате чего французские коммерсанты и промышленники вновь оказались в неблагоприятных условиях.

Гамба скончался в Кутаиси в 1833 г. В его лице Франция потеряла самого активного защитника своих интересов на Кавказе.

После отмены льготного тарифа и кончины Гамба активность французов на Кавказе заметно снизилась. В целом, заслуга Гамбы неоценима и символична, как первого европейского консула на Кавказе и первопроходца в деле сближения Южного Кавказа с Европой.

По материалам сборника “История и культура. Факты и ценности”

Читайте также: Каспий и Бакинский порт в записках французского консула в Тбилиси (1820 г.)