Редкие данные о жизни азербайджанского села Салахлы (очерк местного учителя, 1882 г.)


С 1881 г. в Тифлисе стал издаваться журнал – “Сборник материалов для описания местностей и племён Кавказа”. В номерах журнала публиковались обширные материалы по истории Кавказа, населявших его народах.

В многотомном труде публиковалась информация о быте, письменности, укладе жизни, обычаях, фольклоре и многое другое, что было собрано исследователями после окончательного завоевания Кавказа Россией.

Конечно же в журнале публиковалась и информация так или иначе связанная с Азербайджаном. И хотя многие материалы не были написаны профессиональными историками и зачастую искажали исторические реалии, тем не менее, они представляют большой интерес.

Интересные общие данные о селе Салахлы предоставил в 1882 году учитель местного училища Б.Вениаминов.

**********

Прежде всего, он рассказывает о том, как появилось село, с рассказов местных старожилов:Сел. Салахлу расположено на p. Kypе, на равнине, окаймленной с трех сторон холмами и открытой с четвертой. Основание его относится ко второй половине ХIII столетия, причем самое назваше приурочивается преданием к имени некоего Салаха.

Вениаминов продолжает:Рассказывают, что во время Батыева погрома в Азии, прибыл со всем своим семейством из Курдистана в нынешний Казахский Уезд некто Косай-Мирва-Али-бек, родом курдъ. Здесь он обратился к местному владетельному хану Шамши-хану с просьбой позволить ему поселиться где-нибудь в его обширных владениях. Шамши-хан, имея в виду высокое происхождение пришельца, позволил ему выбрать для поселения любую местность, и Косай-Мирза-Али-бек поселился на том самом месте, где ныне раскинуто селение Салахлу. Узнав, что здесь среди местного населения пользуется неограниченным уважением в народе некто Салах, обладавший большими богатствами, Косай-Мирза-Али-бек счел необходимым познакомиться с ним и, устроив роскошный пир, пригласил его к себе. Во время пиршества он обратился к нему с просьбой переселиться на выбранную им новую местность с несколькими дымами, чтобы основать здесь селение; Салах сначала отказался от этого, но потом согласился переселиться сюда с несколькими дымами под условием, чтобы новое селение было названо его именем. Так было положено основание селу Салахлу.

Далее Вениаминов переходит к описанию местности, где расположено село. Он пишет, что “с северной стороны к селению примыкает Караязский лес, имеющий большое значеше для описываемой местности: здесь добывается материал для постройки, топливо, и он жe служит единственным местом, где пасутся большие стада скота местных жителей с сентября до июля месяца. В лесу растут и некоторые плодовые деревья: яблоня, груша, алуча, шелковица и т.п.

По его словам, “Караязский лес изобилует разного рода дикими зверями и птицами: кабанами, медведями, джейранами, зайцами, лисицами, утками, гусями, фазанами, охота за которыми составляет не последнее занятие многих жителей селения. Особенно развита здесь ястребиная охота.

Как рассказывали жители села Вениаминову, на той местности, где стоит теперь Караязский лес, будто бы была некогда безлесная равнина, на которой расположено было около 8,000 дымов, а на той равнине, где теперь раскинуто сел. Салахлы, стоял непроходимый лес, который, с заселением этой местности, стал постепенно вырубаться, так что от него теперь остались только кое-где отдельные деревья.

Что касается погоды, то Вениаминов коротко отмечает, что с зимой местным жителям повезло – особых холодов не наблюдается.

Он пишет:Зима здесь наступает в половине ноября и продолжается до половины февраля; холод зимою доходить до—6° или—7° и сопровождается иногда ветром. Снег выпадает редко и скоро тает; вообще зима здесь проходит незаметно при хорошой почти постоянно погоде.

А вот с наступлением весны начинаются проблемы.

Вениаминов пишет:… когда р. Кура разливается и затопляет все окрестности, жители начинают сами переправляться и переправлять свой скот на лодках на ту сторону реки, в лес, причем нередко лодки эти уносятся быстрыми волнами вдаль и дело не обходится без жертв.

Он уточняет, что летом в Салахлы бывает сильная жара, доходящая до 45° и жара эта весьма часто сопровождается сухим и знойным восточным ветром, дующим иногда целое лето.

Вениаминов отмечает:Вследствие этого жители перекочевывают со всеми своими стадами с 1 июня на Дилижанские горы и остаются там до сентября месяца, покидая на это время на произвол судьбы свое село и посевы. С наступлением осени, они возвращаются обратно и тогда уже начинаются полевые работы. К ноябрю месяцу эти работы обыкновенно заканчиваются.

Далее учитель информирует читателей о том, что “из хлебных растений здесь сеется пшеница, ячмень, просо и пр. Но салахлинцы, занимаясь земледелием только отчасти, предпочитают ему скотоводство. Из домашних животных они разводят рогатый скот, лошадей и баранту.

Вениаминов, получивший по всей видимости данные от местных пастухов, пишет, что “для перевозки тяжестей и полевых работ употребляются обыкновенно быки и буйволы, но жители не имеют никакого ухода за ними и вообще мало смотрят за скотиной; правда, зимою кормят ее в день раза, но и то в малом количестве, во все же остальное время года она пасется на сухих полях без всякого присмотра, оставаясь даже ночью на открытом поле, от чего часто делается жертвою то хищных зверей, то блуждающих шаек разбойников.

Он добавляет, что из домашних птиц здесь разводят только кур, но и то в малом количестве.

Далее Вениаминов переходит непосредственно к жителям села Салахлы.

О них он пишет следующее:Жители сел. Салахлу все татарской (азербайджанской – прим.) национальности, число их простирается до 4,800 человек (2,417 муж. пола и 2,383 женского); все они магометане сунниты Омарова учения. По сословиям и занятиям местное население распределяется так: дворян и чиновников 350 (в том числу 2 военных и 2 учителя), духовного звания — 325 (в том числи одних мулл до 200), купцов — 29 и крестьян — 4,096 (в том числе 18 ремесленников).

Согласно замечаниям Вениаминова, “чтобы судить о степени зажиточности местных жителей, достаточно сказать, что на каждого приходится приблизительно по 17 десятин земли, 1 лошадь, 3 коровы, 2 вола, 15 овец и 3 козы. Но цены на предметы первой необходимости довольно велики; так 1 пуд пшеничной муки стоит 1 р. 10 к., 1 ф. коровьего масла—40 в., 1 ф. мяса—12 в. и т.д.

Что касается домов, то Вениаминов пишет – их в самом селении считается более 800, а также 18 лавок, 7 мельниц, 3 кузницы, 2 мечети и 1 училище.

Он добавляет:Дома здесь большей частью строятся в земле из дерева, а вместо окон оставляется в крышу одно отверстие. При входе в дом прежде всего бросается в глаза длинный ряд медной посуды, раставленной близко друг около друга, потом идет ряд ковров, войлоков, уложенных друг на друга, пестрая постель и т.п. По середине дома разводится на земле огонь, на котором варят пищу, пекут хлеб, а зимой греются.

Что касается домов зажиточных жителей, то они строились иначе.

Вениаминов пишет:Между подобными домами изредка в селении попадаются каменные, принадлежащие исключительно здешним богачам и помещикам. Эти последние дома строятся из тесного камня, имеют несколько окон и внутри печь вроде камина. По обеим сторонам печи в таких домах стоят кушетки, устланные коврами.

И тут же добавляет:Дома строятся вообще особняком. Улиц в селении собственно говоря – нет.

Не обходит учитель вниманием и состояние здоровья местных жителей.

На этот счет он пишет следующее:Благодаря физическим свойствам местности, население Салахлу пользуется вообще довольно крепким здоровьем. Из болезней наиболее часты: лихорадка, оспа, корь, скарлатина и тиф; поражают они преимущественно детей в возрасте до 10 лет, что обьясняется крайне плохим уходом за ними. Впрочем, на распространение болезней вообще много влияет и восточный ветер.

Вениаминов с сожалением отмечает, что “о рацональной медицинской помощи и гигиенических условиях сохранения здоровья население не имеет ровно никакого понятия.

Здесь же учитель приводит любопытную статистику:В селении есть в настоящее время несколько больных, страдающих болезнями, требующими особого ухода: слепых от рождения—4, глухонемых — 5, сумасшедших—2, идиотов — 3.

Не совсем понятно, как Вениаминов, будучи учителем, определил кто в селе был “идиотом” а кто нет, учитывая что в очерке он вообще не упоминает больниц или врачей в селе.

Далее он пишет:Но вообще население отличается крепким телосложением. Средний рост, лицо продолговатое, лоб большой, открытый, волосы на голове черные, глаза также черные и большие, смотрящее как-то сурово, нос прямой, зубы белые, грудь и плечи широкие, голос грубый, походка медленная.

Он также замечает, что “Духовенство не пользуется особым уважением и жители относятся довольно равнодушно к своим муллам, все образование которых состоит в изучении Корана и разных молитв.

Как уже отмечалось, согласно Вениаминову, в селении были 2 мечети и 1 училище, при том, что учителей было всего двое, а духовных лиц – 325.

Состоянием нравственности в населении” Вениаминов также не слишком доволен, отмечая, что воровство, убийства, грабежи здесь являются обычным явлением, а “причинами их являются зависть к богатству, женщины, кровная месть и т.п.

Вениаминов пишет, что “Говорят местные жители на адербейджанском языке… Изредка здесь слышится в настоящее время русский говор, который, благодаря здешнему училищу, постепенно преобретает права гражданства в среде местного населения.

Он также дает в своем очерке немного информации о местном училище, где сам и работает:Нормальное одаоклассное училище в сел. Caлахлу открыто в 1878 году; оно состоит из 8-ми отделений и посещается … мусульманскими детьми, с 7-летнего возраста. Занятия продолжаются с (сентября по май), начинаются в 8 часов утра, н оканчиваются в 2 часа, пополудни. Кроме того в училище ведутся еще вечерние занятия, с 6 до 9, приготовления к следующему дню уроков, чтение н беседы. Число учащихся в училище в 1878 г. было 20, в 1879 г.—30, в 1880 г.—35, в 1881 г.—41.

По материалам “Сборника материалов для описания местностей и племён Кавказа”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.